ИНТЕРВЬЮ Мишель Бачелет: Верховный комиссар ООН по правам человека – это голос безгласных

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет во время посещения Нигера.
УВКПЧ / А. Хэдли
Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет во время посещения Нигера.

ИНТЕРВЬЮ Мишель Бачелет: Верховный комиссар ООН по правам человека – это голос безгласных

ООН

Мы не верили, что в Европе может начаться новая война, но она случилась. Об этом заявила Мишель Бачелет, которая 31 августа покидает пост Верховного комиссара ООН по правам человека. В интервью Службе новостей ООН она рассказала о том, чего ей удалось добиться на этом посту. Среди достижений – резолюция Генеральной Ассамблеи о праве на здоровую окружающую среду, отмена смертной казни все большим числом государств и первая поездка Верховного комиссара в КНР за последние 17 лет.

Четыре года назад Вы приступили к исполнению полномочий Верховного комиссара ООН по правам человека. Что Вам удалось сделать за это время? Какие ключевые проблемы остаются нерешенными?

Мишель Бачелет: Защита прав человека в мире – это задача, которую невозможно решить в одночасье. К сожалению, остается немало целей, которых нам не удалось достичь. Тем не менее, вместе с другими агентствами, со структурами гражданского общества мы предприняли за это время [четырехлетний срок мандата Верховного комиссара ООН] немало конкретных и важных шагов. Например, принята резолюция Генеральной Ассамблеи о том, что человек имеет право на здоровую окружающую среду. Это была длительная борьба, мы действовали в партнерстве со Всемирной организацией здравоохранения. Сначала появилась резолюция Совета по правам человека, потом она была направлена на Генеральную Ассамблею, где ее одобрили подавляющим большинством голосов. Я думаю, это действительно важное достижение.

31 августа 2022 года Мишель Бачелет покидает пост Верховного комиссара ООН по правам человека.

Я считаю, что сейчас самой страшной угрозой для человечества является то, что мы называем «тройным глобальным кризисом», имея в виду изменение климата, загрязнение окружающей среды и утрату биоразнообразия. Поэтому, если благодаря этой резолюции и Парижскому соглашению, государства-члены пойдут по правильному пути, это будет серьезным прогрессом.

Есть и другие важные подвижки. Мы наблюдаем определенные положительные тенденции в области отмены смертной казни. Более 170 стран либо уже отменили, либо ввели мораторий на смертную казнь. Кроме того, многие государства объявили, что собираются двигаться в этом направлении. Думаю, это тоже хорошие новости.

В нашей работе есть не только глобальные цели, но и задачи средней и меньшей важности, поэтому нужно продолжать работать. Если бы кто-либо из Верховных комиссаров сказал, что все проблемы решены, я бы не поверила, потому что это нереально.

За эти четыре года основополагающие принципы прав человека подверглись тяжелым испытаниям из-за беспрецедентной пандемии, новых войн, попраний прав женщин, военных переворотов и возникновения новых диктатур. Считаете ли Вы, что движение в области прав человека идет вспять?

МБ: Вы правы, за эти четыре года мир сильно изменился. Вы упомянули пандемию, а теперь мы сталкиваемся еще и с обострением климатических проблем, продовольственным, топливным и финансовым кризисом, вызванным войной в Украине, огромной поляризацией на международном уровне, протестными движениями и государственными переворотами в Мьянме, Буркина-Фасо, Гвинее и Мали, с действиями талибов в Афганистане...

Во время пандемии COVID-19 некоторые страны ввели ряд запретов под предлогом охраны здоровья. Они ограничили свободу прессы и свободу выражения мнений, что не является необходимым условием для успешной борьбы с пандемией.

Мы не верили, что в Европе может начаться новая война, но она случилась. Мы думали, что права человека – нечто само собой разумеющееся, но и это оказалось не так. Мы видим, что страны, которые громче других говорят о правах человека, сами не всегда их соблюдают.

Мы не верили, что в Европе может начаться новая война, но она случилась. Мы думали, что права человека – нечто само собой разумеющееся, но и это оказалось не так. Мы видим, что страны, которые громче других говорят о правах человека, сами не всегда их соблюдают

С другой стороны, мы наблюдали рождение многих важных движений: молодежь, выступающая за спасение планеты, кампании MeToo и Black Lives Matter, демонстрации в поддержку прекращения системного расизма... Да, в некоторых областях мы видели откат, но в других были сделаны серьезные шаги в правильном направлении. Как и всегда в жизни, есть что-то хорошее и что-то плохое. Нужно работать с тем, что есть.

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет в ходе беседы по видеосвязи с Председателем КНР Си Цзиньпином.
УВКПЧ
Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет в ходе беседы по видеосвязи с Председателем КНР Си Цзиньпином.

Если говорить о сложностях, какие моменты были самыми трудными лично для Вас на посту руководителя Управления ООН по правам человека?

МБ: Иногда приходится иметь дело с ужасающими случаями, касающимися конкретных людей, и эти случаи берут за живое. Я только что вернулась из Кокс-Базара [лагерь беженцев в Бангладеш], разговаривала с представителями народности рохинджа. Они просят нас, ООН, обеспечить им возможность вернуться в Мьянму, а мы не в состоянии это сделать, потому что пока нет подходящих условий. С другой стороны, я видела среди них немало людей, полных энергии и энтузиазма, желающих вернуться в свою страну.

Серьезным испытанием для нас и всего мира стала пандемия COVID-19. Нам пришлось приспосабливаться к новой ситуации, учиться жить в изменившихся условиях. Пандемия продемонстрировала существующее в мире неравенство. Сейчас прерогативой должно стать не возвращение к прежней жизни, а построение лучшего будущего.

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет посещает Буркина-Фасо.
УВКПЧ / А. Хэдли
Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет посещает Буркина-Фасо.

Покидая пост Верховного комиссара, Ваш предшественник Зейд Раад аль-Хусейн сказал, что лучше высказать ошибочную точку зрения, чем промолчать перед лицом несправедливости. Всегда ли Вам удавалось свободно высказывать свое мнение? На какие компромиссы Вам приходилось идти, если такие случаи были?

МБ: Я являюсь заместителем Генерального секретаря и Верховным комиссаром ООН по правам человека. Я всегда независима в своих суждениях и могу говорить то, что считаю нужным. Однако следует понимать, что я выражаю не свое личное мнение, а позицию ООН. Мы всегда должны принимать во внимание то, чего мы хотим достичь, когда что-то говорим. Нельзя говорить ради того, чтобы просто высказаться, поэтому я всегда стараюсь определить, что лучше в каждой конкретной ситуации, потому что не все ситуации одинаковы. Иногда нет другого выбора, кроме как говорить, причем очень решительно. В некоторых других случаях лучше использовать иные стратегии. Но я никогда не чувствовала, что кто-то навязывает мне молчание.

Недавно вы посетили Китай. Что, по Вашему мнению, Вам удалось сделать в ходе этого визита?

МБ: это была первая поездка Верховного комиссара по правам человека в КНР за последние 17 лет. У меня была возможность встретиться с представителями властей на национальном, региональном и местном уровнях. Я смогла выразить наши позиции по темам, которые, как я считаю, должен был озвучить Верховный комиссар. Я изложила наши соображения по поводу того, какие должны произойти изменения в политике и в области законодательства, чтобы оно соответствовало международному праву в области прав человека. Я смогла свободно высказать все, что, по моему мнению, необходимо было обсудить.

Это было особенно важно потому, что ничего подобного не происходило в течение многих лет. Диалог важен со всеми. Необходимо вовлекать в дискуссию все государства-члены и все заинтересованные стороны. Но нужно понимать, что иногда диалог не приносит желаемых результатов.

Я использую одну и ту же стратегию в диалоге со всеми странами мира, будь то Китай, Великобритания, США или развивающиеся государства. Что касается КНР, то мы определили конкретные последующие действия: как мы будем работать в будущем в плане анализа законов, которые, по нашему мнению, не соответствуют международному законодательству в области прав человека, а также обсуждать такие вопросы, как положение меньшинств и этнических групп, свобода религии, взаимосвязь бизнеса и прав человека, то есть темы, которые мы считаем важными.

Мишель Бачелет встречается с министром иностранных дел Ван И и другими официальными лицами Китая в Гуанчжоу.
УВКПЧ
Мишель Бачелет встречается с министром иностранных дел Ван И и другими официальными лицами Китая в Гуанчжоу.

Как Вы намерены реагировать при нарушении прав человека в конфликтах, начиная с тех, которые у всех на слуху, как Украина, и заканчивая теми, о которых мало говорят и пишут, как в Йемене или Тиграе?

МБ: Мы продолжаем работать по всем этим направлениям. Я бы хотела, чтобы международное сообщество не забывало о конфликтах, которые отодвинуты сейчас в конец повестки дня. Некоторые из них, особенно затяжные конфликты, незаслуженно забыты, и люди чувствуют себя брошенными международным сообществом. Например, Йемен, где, несмотря на перемирие, продолжаются нарушения прав человека.

Мы считаем, что прекращение огня – это хорошо, но сейчас необходим политический диалог и обеспечение защиты гражданского населения. Снижение уровня насилия улучшило возможности гуманитарных организаций по оказанию помощи, но финансирование гуманитарных операций обеспечено лишь на 41 процент.

Мы регулярно видим на экранах наших телевизоров конфликт в Сирии, но по-прежнему не можем приступить к выяснению судеб десятков тысяч пропавших без вести сирийцев. Генеральный секретарь собирается представить доклад на эту тему, в котором будет предложен механизм решения этой задачи.

Что касается Сахеля, то во время визита в Буркина-Фасо я видела, как много пересекающихся между собой кризисов происходит сейчас в этой стране, а также в Нигере и Мали. Международное сообщество должно активизировать свою деятельность на этом направлении.

С января по июнь этого года мы зафиксировали 934 убийства и 680 похищений людей в столице Гаити. Там происходят столкновения между бандами, в результате которых 338 000 человек стали внутренне перемещенными лицами, 5 000 детей не посещают школу. Эти цифры показывают, почему кризис в Гаити и другие кризисы должны оставаться в международной повестке дня.

Что бы Вы порекомендовали Вашему преемнику?

МБ: Я надеюсь, что у меня будет личная беседа с ним или с ней – кто бы ни был выбран на этот пост. Прежде всего я постараюсь поделиться с этим человеком своим опытом и тем, какие уроки я вынесла.

Мой совет таков: быть открытым и взаимодействовать со всеми государствами-членами и заинтересованными сторонами. В своей беседе я попытаюсь объяснить, что это очень сложная работа, ведь ему или ей придется стать голосом безгласных. Кроме того, она требует тесного взаимодействия с государствами-членами, а также подразумевает оказание технической помощи, наращивание потенциала, мониторинг и отчетность. Это довольно противоречивая и сложная сфера компетенции, но есть способы сориентироваться и быстро войти в курс дела. И я хочу дать им конкретные советы по каждому из этих пунктов.

Большое спасибо, Верховный комиссар Мишель Бачелет!