19 октября 2019

Многие женщины Казахстана, даже те, кто зарабатывают больше мужа, все равно считают «добытчиком» мужчину и благодарны ему за то, что разрешил работать.  С такими стереотипами столкнулась 24-летняя Акмарал Сман – специалист по гендерным вопросам Программы развития ООН (ПРООН) в Казахстане. Несмотря на возраст, за плечами у нее многолетний опыт работы. О нем она рассказала нашей Службе новостей.

Акмарал хорошо знакома с укладом жизни в небольших казахстанских городах - она сама родилась в Шымкенте, на юге страны. Девочка росла «бунтаркой». «Я с рождения для моих родителей и родственников была человеком, который идет против системы, - смеется Акмарал. – Например, я не любила, когда меня одевали в розовое».

В более старшем возрасте возникли новые причины для «раздражения». «Мне постоянно приходилось сталкиваться со стереотипами: я, например, должна была возвращаться домой в 7 часов вечера, а брату разрешали задерживаться до часа ночи, - рассказывает она. - Я должна была обязательно убираться дома. Много было вещей, которые я обязана была делать, только потому что я девочка. Меня это раздражало, и я очень хотела узнать, кто это все придумал».

Мне постоянно приходилось сталкиваться со стереотипами: я, например, должна была возвращаться домой в 7 часов вечера, а брату разрешали задерживаться до часа ночи

Доучившись до старших классов, Акмарал начала свое «расследование». Она увлеклась общественной деятельностью, работала волонтером, а позднее участвовала в проектах «ООН-женщины» и Фонда ООН в области народонаселения. Родители девушки сначала скептически относились к ее увлечению общественной работой, но стали все чаще прислушиваться, когда за семейным ужином дочь заводила речь о серьезных проблемах, о которых узнала на своих тренингах и семинарах. «Они видели во мне рост, видели прогресс, особенно потом, когда я начала говорить на английском языке»,- говорит Акмарал.

При выборе профессии девушка снова решила «плыть против течения» - поступила на «неженский» факультет радиотехники и электроники Университета «Мирас» в Шымкенте. Так бы и осталась, наверное, «технарем», но в 2016 году Акмарал выиграла престижную стипендию МИДа Великобритании, благодаря которой поступила на программу по госуправлению в одном из лучших британских вузов. Тогда отец сам ей сказал: «Езжай обязательно! На работу выйти успеешь, а учиться надо, пока есть возможность и время».

Фото ПРООН в Казахстане
Часто группе сотрудников ПРООН приходится работать в небольших селах с населением в две-три тысячи человек. На фото: Акмарал Сман.

Сегодня в качестве специалиста ПРООН в области гендерного равноправия Акмарал вместе с коллегами ездит по всему Казахстану, сама проводит семинары и тренинги, встречается с местными жителями, разъясняет им их права. Родители ее только поддерживают. «Они знают о моей работе, но я ни разу от них не слышала, мол, что вы делаете, вы же идете против наших традиций…Ни разу не слышала!», - говорит она. Но преодолевать сопротивление консервативно настроенного населения небольших городов непросто.

Во время поездок в села, в первую очередь, я наблюдаю «отторжение»  предлагаемых идей не со стороны мужчин, а со стороны самих женщин

«Во время поездок в села, в первую очередь, я наблюдаю «отторжение»  предлагаемых идей не со стороны мужчин, а со стороны самих женщин, - говорит она. - Женщины зачастую не готовы принять информацию, потому что для них всегда было нормой смотреть за детьми с утра до вечера, вечером готовить еду для мужа, убираться дома. Ты им должен объяснить, что это - неоплачиваемый домашний труд, который и не признают за труд». «Ты им начинаешь также объяснять, что у женщины есть выбор пойти на учебу, пожаловаться, если ее дома избивают», - рассказывает Акмарал.

Не все идеи находят отклик, иногда приходится начинать с самых азов. «Мужчина часто считает себя «добытчиком», даже если женщина зарабатывает больше, чем он, - продолжает девушка. - Но самое интересное, что и сама женщина, даже имея больший, чем у мужа, доход, не признает себя «добытчиком». Женщина в большинстве случаев убеждена, что, даже если она работает с утра до вечера и приносит домой зарплату, это происходит только потому, что муж разрешил ей работать, а не потому, что у нее есть на это право». 

Фото ПРООН в Казахстане
Благодаря сертификационной программе Gender Equality Seal, с начала года в ПРООН в Казахстане начали учитывать гендерный аспект при реализации любого проекта.

Часто группе сотрудников ПРООН приходится работать в небольших селах с населением в две-три тысячи человек. Встречаясь с сельчанами, они убеждают их создавать общественные советы, причем с учетом гендерного аспекта: как минимум треть состава должны составлять женщины. Благодаря сертификационной программе Gender Equality Seal, с начала года в ПРООН в Казахстане начали учитывать гендерный аспект при реализации любого проекта, и уже к следующему году, как надеется Акмарал, будет о чем отчитаться.

Я не скажу, что мы наблюдаем какие-то радикальные перемены, но кое-какой прогресс уже есть

«Я не скажу, что мы наблюдаем какие-то радикальные перемены, но кое-какой прогресс уже есть, - с гордостью отмечает она. - Формируются общественные советы, например, а наши партнеры – НПО, благодаря нашим тренингам, отражают в своих отчетах и презентациях и гендерные аспекты».

Недавно Акмарал и ее коллегам удалось договориться с Академией бизнеса для стран СНГ о выделении десяти мест для обучения женщин-предпринимателей. «Каждый такой курс стоит около тысячи долларов, а их будут обучать бесплатно», - говорит она.

Для отбора самых перспективных участниц Акмарал составила специальные формы, в которых просила женщин указать, как они планируют использовать полученные знания. Решение принимали в том числе, исходя из того, какую общественную пользу могут принести их будущие проекты. «Теперь мы договариваемся с другими учебными заведениями и крупными компаниями, чтобы продолжить эту успешную практику», - сообщила представительница ПРООН.  

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android