13 декабря 2020

В какой момент человек решает, что он готов совершить теракт? Как остановить его и предотвратить трагедию? На эти вопросы будут искать ответы сотрудники нового исследовательского центра, который скоро откроется в Катаре. В интервью Наргис Шекинской Директор Контртеррористического управления ООН Владимир Воронков рассказал о том, каких результатов он ждет от реализации этого проекта.

ВВ: Не так давно произошел кровавый теракт в Австрии. Выяснилось, что человек, который прошел все этапы реабилитации и вроде бы казался вылечившимся от «вируса терроризма», тем не менее взял оружие и пошел убивать людей на улицах под воздействием, естественно, игиловской пропаганды. Получается, что нынешние технологии проверки того, насколько человека удается «вылечить» от этой зависимости, работают или недостаточно эффективно или вообще не работают. 

Поведенческие признаки – это одна из самых передовых программ, которая, мы надеемся, если окажется работоспособной – а многие исследования показывают, что это так – поможет выявлять именно те моменты, когда человек уже вступает на путь, который ведет не только к радикализации, но и к готовности осуществлять теракты. 

Речь идет о том, чтобы выявить момент, когда накопление элементов в сознании, отражающееся в поведении того или иного человека, даст возможность соответствующим образом сказать «стоп», вот здесь мы его должны остановить, вот здесь мы должны применить какие-то более сильные «лекарства», чтобы это дальше не происходило. 

Это может быть более плотная работа с человеком или пресечение его связей с какими-то группами, которые могут быть замешаны в терроризме, или же более плотная работа по линии интернета с такого рода человеком. 
То же самое касается процесса дерадикализации. Как мы можем понять, отказался ли человек решительно от своих прежних пристрастий к террористической деятельности, или он создает ложное впечатление? 

Человек, который прошел все этапы реабилитации и вроде бы казался вылечившимся от «вируса терроризма», тем не менее взял оружие и пошел убивать людей на улицах под воздействием, естественно, игиловской пропаганды

Мы надеемся, что такого рода работа позволит избежать множества и множества террористических актов в будущем, позволит более четко определять состояние сознания человека с тем, чтобы предотвратить угрозу для других. 

Почему в Катаре, и почему в Дохе? Катар, как известно, очень продвинут в этой теме. Они давно создали соответствующие кафедры в своих университетах. По теме поведенческих признаков они работают давно и плотно. 
С финансовой точки зрения Катар полностью оплачивает содержание этого офиса, выделяя на ближайшие три года пять миллионов долларов США, чтобы работа этого офиса набрала обороты и вышла на уровень, когда мы сможем получать результаты. 

Программа развития ООН – важный наш партнер в разработке этой темы. Я надеюсь, что со временем сотрудник ПРООН может так же быть размещен в этом хабе, поскольку у них программа этой деятельности тоже преимущественно разворачивается на африканском континенте, и из этого хаба можно будет работать с африканскими странами значительно более плотно и менее затратно. 

Мы не собираемся останавливаться. В частности, мы работаем сейчас очень плотно с Марокко с тем, чтобы организовать там учебный центр для государств Северной Африки и региона Сахель, чтобы начать подготовку [специалистов] по самым передовым методикам. А именно Марокко отличается этими передовыми методиками подготовки пограничников и офицеров в области правопорядка. 

Естественно, программы будут в основном связаны с контртеррористической деятельностью, но также какие-то предметы будут преподаваться на стыке проблем, скажем, наркотики и их связь с терроризмом; организованная преступность и связь с терроризмом. По этой теме мы очень плотно работаем с Управлением по наркотикам и преступности ООН. 

То есть, таким образом мы решаем еще и проблему координации на месте наших программ технического содействия разным странам. Тем самым мы также выполняем задачу мандата Управления по координации деятельности различных учреждений ООН в области контртеррора и  предотвращения насильственного экстремизма. 
Так что эта тема будет развиваться, а усилия наши будут распространяться на все большее количество стран, я думаю. Но здесь важно, чтобы сама страна выразила желание иметь такое представительство. 

НШ: Как будет организована работа этого центра? Будут ли сами сотрудники проводить исследования или они будут координировать исследовательскую работу по всему миру?

ВВ: На первом этапе там будут работать всего пять человек. Одна из их задач будет заключаться в том, чтобы координировать свою работу с научными и практическими ячейками в различных университетах Катара, занимающихся этой темой. 

Второе, они будут координировать свою работу с другими странами, где наука поведенческих признаков будет продолжать развиваться. Естественно, мы заинтересованы в установлении контактов с такими центрами [в других странах]. 

Если работа пойдет успешно – а мы на это надеемся – мы сможем создать небольшую исследовательскую ячейку в самом офисе. Но это вопросы будущего. Сейчас важно запустить работу этого подразделения ООН по борьбе с терроризмом, а дальше будем смотреть.  

НШ: Как это поможет изменить подходы к контртеррористической деятельности? 

ВВ: Если мы будем обладать этими знаниями и сможем организовать их широкое распространение по всему миру, если мы сможем обучить этим навыкам офицеров, занимающихся конттеррором, или гражданских лиц, которые занимаются контртеррором, это действительно позволит получить дополнительный рычаг для понимания того, как бороться с терроризмом и как предотвращать радикализацию. И это послужит укреплению безопасности как национальной, так и глобальной. 

НШ: Когда центр начнет функционировать?

ВВ: Мы планируем, что он начнет функционировать где-то примерно с марта будущего года. 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android