6 марта 2020

«Подвал» - так называется книга Дины Смаиловой, которая много лет назад сама пережила сексуальное насилие, а потом основала целое движение #НемолчиKZ. Книга, которую она написала под псевдонимом Дина Тансари, будет официально представлена в Алматы 10 марта. С ней поговорила Елена Вапничная.

ЕВ: Для кого Вы написали свою книгу, почему ее должны читать?

ДС: По идее, у нее должен быть широкий читатель. Но в первую очередь книга будет интересна людям, которые так или иначе столкнулись  с насилием: либо сами пострадали от насилия, либо были членами семьи, в которой это произошло. В ней много аналитических материалов, которые позволят людям оценить ситуацию, понять, как с такими ситуациями справляться. Я пишу о своей личной истории, потому что я сама пережила групповое изнасилование. И когда я написала свой первый пост, я не скрывала эту ситуацию. Моя личная история жертвы насилия переросла сейчас в большое казахстанское движение против насилия, где я защищаю жертв. Примером служит моя жизнь. Я очень часто ссылаюсь в книге на те моменты, которые повлияли на ситуацию, сложившуюся со мной, повлияли на то, чтобы я занялась проблемой насилия в своей стране. Такая вот книга.

ЕВ: Действительно, от одного поста в Фейсбуке – до целой книги. Но этот путь пройден еще и от одного Вашего голоса к целому движению «Не молчи», которое уже успело добиться очень многого, в том числе в сфере законодательства. Как я понимаю, вы смогли добиться присвоения категории тяжкого преступления изнасилованию. Есть и другие подвижки, к которым Вы имеете прямое отношение?

Дина Смаилова - активист и автор книги «Подвал» (под псевдонимом Дина Тансари)

ДС: Самое главное – то, что изменили закон, перевели преступление в категорию тяжких. Сейчас он уже вступил в силу, с 11 января 2020 года. В парламенте рассматривают еще один закон, который был инициирован нами. Нас услышали депутаты, которые внесли его в парламент. Это закон о домогательствах. Есть также некоторые изменения в УПК относительно закона о сексуальном насилии: мы просим, чтобы насильникам не разрешали выходить по УДО, чтобы не применялась к ним статья смягчающая. Чтобы они отсидели полностью свой срок и осознали свою вину. Если раньше был срок от трех до пяти лет за изнасилование, то теперь – от пяти до восьми лет. Я хотела добавить, что сейчас «Не молчи» есть в Таджикистане, Узбекистане, в Кыргызстане, в Эстонии. Движение, действительно, набирает обороты. Мы очень рады, что все объединились, подписали меморандум и сотрудничаем, обмениваемся материалами.

ЕВ: На фоне историй, всплывающих, о сексуальном насилии, в том числе и здесь, в США, появляются женщины, которые заявляют об этом. И в вашей стране, и в других странах. Женщины рассказывают о пережитом много лет спустя. И очень часто им это ставят в вину: «Что ж ты, милочка, столько лет молчала?». Ответьте, пожалуйста таким людям.

...пришло время интернета, пришло время гласности, мы сейчас хотим наказать преступников...

ДС: Во-первых очень сильно изменилось время… Наступило время «немолчания». Когда я была в США по приглашению организации «ООН-женщины», там было очень много спикеров из разных стран, которые говорили именно эти слова: пришло время интернета, пришло время гласности, мы сейчас хотим наказать преступников, мы сейчас осознали, что в отношении нас было совершено насилие – преступление, о котором мы молчали, зря молчали. Потому что молчание породило массу других преступлений, безнаказанных преступлений. Поэтому сейчас женщины заговорили. Конечно, очень сложно доказать спустя время. Наше движение работает с такими пострадавшими. За три года поступило более 110 заявлений. Мы работаем с теми случаями, которые произошли недавно. У нас вышел уже 45-ый приговор – при нашем содействии осуждены 45 насильников. На достаточно серьезные сроки – от одного года до 18 лет тюрьмы. Это стало возможным благодаря общественным организациям, которые дали женщинам возможность высказаться, дали понять: «Вы не одни». Мы видели реакцию женщин, только недавно изнасилованных, которые прочитали мою книгу. Они многое переосмысливают, понимают, что не все так страшно, что нужно бороться за себя, что нельзя сдаваться, нельзя молчать об этом, что не зря они вступили в эту борьбу.

ЕВ: Кроме того, что изменилась ситуация в целом, как Вы говорите, не многие ведь понимают, что женщинам, пережившим насилие, очень трудно об этом рассказывать просто потому, что это страшная психологическая травма, которая не покидает их, зачастую, всю жизнь. Вы тоже рассказали свою историю спустя много лет.

В книге «Подвал» Дина Тансари рассказала как она пережила последствия изнасилования

ДС: Да. Это связано именно с психологической травмой. Большинство наших подзащитных, как правило, кроме того, что испытывают стыд, они испытывают чувство вины, которое им навязало общество. Стереотип о том, что изнасилованная женщина «грязная», что это ее вина, мол, зачем ты пошла поздно ночью или надела короткую юбку. Это настолько укоренившиеся в обществе стереотипы, что женщинам очень трудно преодолеть страх перед тем, что надо пойти в полицию и сказать. Кому-то надо и двадцать, и тридцать лет, чтобы осмелиться, выйти, публично заявить, что было изнасилование. Кому-то для этого нужно больше времени. Если взять поколение тех женщин, которых насиловали в 90-е в нашей стране – действительно, был разгул бандитизма – доказать что-либо тогда было вообще невозможно. Наша книга «Подвал» именно о том, что это не их вина. Это их беда, беда этих женщин, что они оказались в этой ситуации.

ЕВ: Почему «Подвал»?

ДС: Потому что речь идет о наших «подвалах», которые мы скрываем от общества. Лично мой «подвал» я вынесла на обсуждение публики, я рассказала, что хранила в своем «подвале». Я была изнасилована в подвале. И этот подвал очень долго был заперт в моей душе: неправильно оценивала я эту ситуацию. Когда я этот «подвал» вычистила и показала обществу, что нет моей вины. Это чувство стыда я преодолела. Не вся «подвалы» такие грязные и страшные, но лучше избавляться от «хлама», который мы собираем в своих «подвалах».

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android