19 июня 2019

В Узбекистане долгое время считалось, что дети должны помогать своим родителям-фермерам по хозяйству. Детский труд был нормой. Более 2 миллионов детей участвовали в сборе урожая хлопка. В 2008 году власти страны ратифицировали Конвенцию о запрещении наихудших форм детского труда. В результате в Узбекистане смогли покончить с этим явлением. О том, как проводилась работа по ликвидации детского труда, на одном из тематических форумов 108-й сессии Международной конференции труда рассказала заместитель премьер-министра Узбекистана Танзила Нарбаева.

ТН: Надо признать, что ратификация конвенции – это не решение проблемы. Ратификация конвенции – это 50 процентов решения проблемы, а остальное – имплементация в национальное законодательство международных норм, это первое. Второе, самое главное – это изменение правоприменительной практики и мышления всего населения, в особенности фермеров и работодателей. В данном направлении Узбекистан столкнулся с очень большими проблемами, но на помощь к нам пришла Международная организация труда (МОТ).

До 2013 года Узбекистан попадал в список 25 стран, которые не выполняли конвенции по детскому труду. И с 2013 года Международная организация труда начала активное сотрудничество с правительством Узбекистана и с институтами гражданского общества не только по имплементации норм международного права, но и по изменению мышления и поведения людей.

Мы вели работу по нескольким направлениям. Первое – изменение национального законодательства. Второе – повышение потенциала всех руководителей государственных органов, всех фермеров, всех представителей власти на местах. В-третьих, с помощью Международной организации труда мы начали проводить международный мониторинг использования детского труда на полях, в сельском хозяйстве.

Следующее направление – проведение национального мониторинга силами профсоюзов и представителей гражданского общества. Далее – постоянный анализ системы мер, предпринимаемых нашим правительством по реализации конвенции. Это мы делали вместе с Международной организацией труда.

И последняя мера – это внедрение механизма обратной связи с населением на базе Федерации профсоюзов Узбекистана, на базе Министерства занятости. Это постоянно действующий и круглосуточно работающий механизм обратной связи с населением, который позволяет выявлять проблемы и решать их на месте.

Работа, которая была начата в 2013 году, продолжается по настоящее время, и мы в рамках этих мероприятий утвердили программу сотрудничества с Международной организацией труда. Мы ратифицировали 87-ю Конвенцию, которая оставалась одной из восьми нератифицированных Узбекистаном.

Сегодня мы принесли «подарок» господину Гаю Райдеру [глава МОТ – прим.ред.]. В ходе его визита в Узбекистан мы ему обещали ратифицировать еще несколько конвенций, и мы ратифицировали 144-ю Конвенцию. Это подарок Международной организации труда и Узбекистану.

Кроме этого, мы в течении последующих двух месяцев ратифицируем еще две конвенции и дополнительный протокол к 29-й Конвенции, касающийся современных форм рабства.

Мы будем продолжать работу в данном направлении, и я считаю, что эта работа не для того, чтобы не попасть в состав 25 стран, эта работа нужна для народа Узбекистана и для наших детей. Очень высока приверженность нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, который на полях 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН заявил о своей приверженности работе с Международной организацией труда по внедрению стандартов не только в сфере ликвидации детского и принудительного труда, но и всех других стандартов в сфере труда.

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android