12 июня 2018

Недавно Узбекистан принял закон о запрете детского труда. Это поистине историческое событие, ведь на протяжении многих лет в ООН призывали власти страны покончить с привлечением детей к уборке хлопка. Так что это – очень хорошая новость. О плохой новости сообщают из Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО) по случаю Всемирного дня борьбы с детским трудом: количество работающих детей за последние несколько лет увеличилось на 10 миллионов. Еще 10 миллионов детей, лишенных детства. О причинах такого положения дел Елене Вапничной рассказала пресс-секретарь ФАО Ирина Уткина.

ИУ: На протяжении более 10 лет примерно до 2012 года наблюдалась планомерная тенденция к снижению масштабов детского труда в сельском хозяйстве. И вот по последним оценкам Международной организации труда, за последние 4-5 лет количество детей, работающих в сельском хозяйстве, увеличилось на 10 миллионов: примерно с 98 до 108 миллионов.  Это очень резкий скачок. Причин этому, конечно, несколько. В первую очередь необходимо сказать о росте количества и интенсивности конфликтов, военных действий и участившихся стихийных бедствий, которые происходят в результате изменения климата. Люди вынуждены мигрировать, бежать от войн, от конфликтов, покидать свои земли, переселяться в лагеря беженцев, и чтобы семьям выжить в этих непростых новых условиях, детям приходится работать. Потом, конечно, в таких условиях трудно найти школу, чтобы они могли получить образование. Самый опасный сектор в сельском хозяйстве – это, наверное, сектор аквакультуры: дети часто работают по ночам, работают на рыбацких лодках. Очень часто эти дети погибают в результате штормов, они подвержены действию высоких температур, работают и днем, и ночью, не спят. Вот, наверное, основные самые опасные области в сельском хозяйстве – это работа на полях и рыболовство.

Хотела еще сказать о проблемах, с которыми сталкиваются беженцы – например, в домохозяйствах сирийских беженцев в Ливане дети активно привлекаются к труду: они заняты в таких областях, как обработка чеснока, работают в парниках – тоже подвержены очень высоким температурам, работают на полях: на уборке картофеля, фасоли и, конечно, очень часто подвергаются многочисленным опасностям и рискам, включая воздействие пестицидов и плохую санитарию в полевых условиях. И, конечно, усталость от выполнения физически сложной работы в течение длительного времени. Но опять же, это не единственная причина роста масштабов детского труда. Главная причина – это, конечно, нищета в сельских районах. Семьи очень зависят от детского труда, это не позволяет детям получить образование и, следовательно, лишает их возможности получить достойные рабочие места в будущем. То есть получается такой замкнутый круг, и получается, что они могут в будущем пополнить ряды бедных и голодающих, и, таким образом, лишает их достойного будущего.

ЕВ: Вот, говоря о бедности и о том, что дети должны работать для того, чтобы семьи могли выжить. Понятно, что в таких условиях родители, может быть, и хотели бы дать детям возможность учиться, и создать для них нормальное детство. Но просто нет такой возможности и все конвенции и международные запреты тут не работают. Что делать в такой ситуации?

ИУ: В такой ситуации ФАО говорит о том, что нужно избавить фермерские хозяйства от зависимости от детского труда. Мы пытаемся помочь семьям, во-первых, повысить их доходы, чтобы они все-таки возможность отправить своих детей в школу, а не на работу, пытаемся повысить квалификацию, особенно мелких фермеров. Необходимо, конечно, обеспечить им доступ к ресурсам и кредитам, особенно для женщин, потому что они выполняют очень много работы в сельском хозяйстве.  Необходимо внедрять устойчивые меры ведения сельского хозяйства с целью повышения производительности, чтобы требовалось меньше работников для выполнения сельскохозяйственных работ, чтобы освободить детей от этой работы. Опять же необходимо снижать использование пестицидов и переходить на ресурсосберегающее сельское хозяйство – чтобы дети не были подвержены воздействию этих вредных химикатов. Ну и конечно же, если нам удастся повысить производительность мелких фермерских хозяйств, они станут привлекательными и для найма рабочей силы, для найма взрослых.

ЕВ: Насколько я знаю, международные соглашения не запрещают весь детский труд. Какие формы детского труда допустимы, а какие нет?

ИУ: здесь надо провести разграничительную линию: конечно, не любая работа, к которой привлекаются дети, считается детским трудом. Некоторые виды деятельности могут помочь ребенку приобрести важные навыки, например, для того чтобы получить средства к существованию в будущем и помочь обеспечить семьи продовольствием. Например, когда дети привлекаются к сбору мелких фруктов или ягод, таких как виноград, черника, во-первых, они могут это сделать более ловко и эффективно, нежели взрослые, и, если они помогают взрослым, скажем, один час в день, конечно, такую работу нельзя считать детским трудом.  По нашим данным, во время сезона сбора урожая некоторые школы даже меняют расписание занятий. В этом нет ничего страшного и эти случаи не должны включаться в статистику детского труда. Детским трудом все-таки такая работа, которая, во-первых, не подходит для детей определенного возраста, которая негативно сказывается на их образовании и может нанести значительный ущерб их здоровью, безопасности или нравственности. А некоторые работы просто опасны для жизни: как я уже говорила, работа детей в рыболовстве, когда они просто погибают на этих рыбацких лодках, когда выходят в море. То есть все эти виды труда и риски должны быть исключены.