29 мая 2019

Ежедневно в небе над Демократической Республикой Конго (ДРК) появляются белые Ми-24 и Ми-8 с надписью «ООН» и украинскими флагами на борту. Это украинский вертолетный отряд, действующий  в составе миротворческой операции ООН в ДРК. В настоящее время под командованием ООН по всему миру служат около 300 военных Украины.  В январе этого года в Киеве принято решение о расширении участия в миротворческой деятельности и направлении военнослужащих в Мали - в одну из самых опасных миссий ООН.

Об этом в интервью Службе новостей ООН рассказал генерал-майор, представитель министерства обороны при Постоянном представительстве Украины при ООН Юрий Кравец. В Международный день миротворцев ООН, который ежегодно отмечают 29 мая, с ним поговорила Дина Нескорожана.

ЮК: Украина непосредственно участвовала в принятии решения об установлении этого праздника в 2002 году. Украина его инициировала, что впоследствии стало резолюцией Генеральной Ассамблеи.

ДН: Когда украинцы впервые надели на себя голубые каски и береты?

ЮК: Да, это очень важно. Надо отметить, что буквально через год после обретения нашей независимости, Верховный совет, наш парламент, принял, как мы считаем, судьбоносное решение об участии наших миротворцев в очень важных миссиях. Это было в 1992 году, и с того времени где- то около 45 тысяч наших военнослужащих приняли участие в 27 миссиях.

ДН: А на сегодняшний день сколько украинских миротворцев служат под флагом ООН и в каких конкретно миссиях?

ЮК: Сейчас мы принимаем участие не только в миссиях ООН. Но если говорить о миссиях ООН, то это около 300 человек, более точно – 272. Это – шесть миссий. Во-первых, это – миссия в ДРК. Там - наш отдельный вертолетный отряд - около 250 человек. Четыре боевых вертолета Ми-24, четыре военно-транспортных вертолета Ми – 8.  Мы считаем, что это – очень серьезное участие нашей страны. В этой миссии мы выполняем разнообразные задания и при этом мы не выставляем никакие оговорки, то есть в нашем случае мы готовы выполнять, в соответствии с мандатом, все поставленные задачи.

ДН: Вы говорите «все поставленные задачи», а какие конкретно?

ЮК: Во-первых, это – перебрасывание техники, людей, эвакуация, это мониторинг ситуации, ну и, соответственно, когда идет речь о боевых вертолетах, Ми-24, это боевые машины, это и участие в боевой поддержке наземных операций. Как раз буквально несколько дней назад произошла десятая замена, десятая ротация, как мы ее называем, экипажей всего состава этого отряда. Все произошло очень успешно. И что очень важно, я хотел бы это особо подчеркнуть, то, что мы это делаем в очень сложных условиях в Украине. Вы знаете, что идет, фактически на востоке идет война, непрекращающаяся внешняя агрессия, но в этот момент мы считаем, что мы должны быть верны нашим обязательствам перед ООН, и вот именно участие наших миротворцев в этих серьезных миссиях – это свидетельство того, как серьезно мы оцениваем это наше участие.

ДН: А Украина планирует расширять свое участие, направлять больше миротворцев?  И есть ли женщины среди украинских полицейских, военнослужащих, и если нет, то планируете ли вы их участие?

ЮК: Сразу так много вопросов. Давайте по очереди. Во-первых, я не закончил говорить о наших миссиях. Это также Южный Судан, также Абьей, на Кипре. У нас есть два человека также в миссии ООН в Косово. Сейчас на основании указа президента, соответствующего решения государственных органов Украины, принято решение о расширении участия в Мали. Есть решение о введении девяти специалистов, это наблюдатели ООН и офицеры штаба. Готовится первая партия. Надеемся, что буквально на днях они прибудут туда.

Весь этот более чем двадцатилетний опыт участия в миротворческой деятельности ООН позволил поддерживать вооруженные силы Украины в боевом состоянии, поддерживать в боеготовности наши вооруженные силы.  Я могу сказать, что один из вертолетов Ми-8 раньше использовался в целях операций на востоке Украины. Сейчас он очень успешно используется в операции в ДРК

ДН: Напомню о вопросе по поводу участия женщин в операциях ООН...

ЮК: Это очень важно. Гендерный паритет – это серьезная тема. Мы понимаем, что в миротворческих операция может быть особенная роль женщин, потому что любая операция – это же не только военные действия, но и вопросы миростроительства. И в этом смысле женщина может быстрее найти общий язык с местным населением.  Женщине легче работать с местным женским населением, особенно, в странах Африки. И в этом смысле [у женщин] больший потенциал. И это не только наше видение, но, как я понимаю, такая позиция у руководства ООН, в Секретариате ООН. Во-первых, мы в Украине пытаемся всячески поддерживать эту тенденцию. Сейчас в вооруженных силах Украины где-то 10,6 процентов - это женщины и причем не обязательно на низких должностях. Около 70 женщин имеют воинское звание полковника. К сожалению, пока еще генералов среди женщин у нас нет. Надеемся, что это когда-либо произойдет. Это означает, что женщины выполняют задачи практически наравне с мужчинами. 

ДН: Ну а в миссиях ООН есть женщины из Украины?

ЮК: Во-первых, мы поддерживаем ту тенденцию на расширение участия женщин в миротворческих операциях, которую четко проводит Генеральный секретарь ООН. Это отражено в его инициативе «Действия по поддержанию мира».  Мы говорим о военном персонале в личном качестве. Сейчас у нас среди миротворцев две женщины-старшие офицеры. Одна из них служит в ДРК, другая - в Южном Судане. Мы сейчас работаем над тем, чтобы появилась вторая женщина в ДРК.

ДН: Существует ли специальные курсы подготовки миротворцев ООН перед отправкой в миссию, каким вопросам уделяется первоочередное внимание?  

ЮК: Ну, во-первых, мы поддерживаем озабоченность секретариата ООН, Генерального секретаря ООН, который говорит о том, что фактически результат миссии зависит от степени подготовки тех контингентов, того персонала, которые направляются для участия в ней.  И поэтому у нас серьезная система подготовки. С одной стороны, она как бы неотделима от общей системы подготовки, ведь любой военнослужащий готовится быть и стрелком и специалистом в конкретной области. У нас при нашем национальном университете обороны есть специальные курсы, которые готовят персонал, а при направлении контингентов есть я бы сказал стройная система подготовки. Например, подготовка к ротации, которая произошла, занимала два месяца.  Военнослужащие, которые отправляются в состав контингента в 18-й отдельный вертолетный отряд, они более, чем два месяца специально готовились к этой миссии.

ДН: Какой максимальный срок их пребывания в операции?

ЮК: Девятая ротация была семь месяцев. По решению нашего высшего военного руководства мы делаем ротацию через каждых полгода. Будет ли это меняться, я не знаю.  Но пока так.

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android