19 октября 2018

Стерильные шприцы и иглы, заживляющие мази и спиртовые салфетки – все это, наряду с информационными материалами войдет в так называемый «мотивационный пакет» для потребителей внутривенных наркотиков. Это одна из обязательных к исполнению рекомендаций минздрава России по профилактике ВИЧ-СПИДа. Именно профилактика всегда была слабым местом в стране, на которую приходится 90 процентов новых случаев ВИЧ-инфекции в Восточной Европе и Центральной Азии. Причем этот регион – единственный, где эпидемия ВИЧ продолжает распространяться.

В новом документе на государственном уровне рекомендуется привлекать к профилактике ВИЧ неправительственные организации и людей, заразившихся ВИЧ, бывших наркопотребителей и других представителей уязвимых групп. А финансироваться профилактические программы будут из государственного бюджета. Как оценивают новые рекомендации в Программе ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС)? Об этом Елена Вапничная расспросила руководителя регионального представительства ЮНЭЙДС в Москве Винея Салдану.

ЕВ: Как бы Вы оценили последние рекомендации Минздрава по профилактике ВИЧ, в том числе среди ключевых групп: это наркопотребители, мужчины, практикующие секс с мужчинами, и секс-работницы. Причем, как я понимаю, даже названия этих групп теперь приведены в соответствие с принятыми на международном уровне. Как Вы оцениваете эти рекомендации?

ВС: Конечно, ЮНЭЙДС [Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИДу] очень положительно оценивает данные методические рекомендации. Не только потому что это является официальным документом, утвержденным профильной комиссией министерства здравоохранения, и уже в ближайшие дни она попадет на уровень администраций во все регионы Российской Федерации. Но сам факт, что это направлено на эти, так называемые, ключевые группы населения, которые наиболее уязвимы по отношению к ВИЧ-инфекции. За последние несколько лет в России при лидирующей роли Министерства здравоохранения делается, во-первых, очень большой упор на тестирование на ВИЧ-инфекцию, также на расширение лечения при ВИЧ-инфекции, и за последние три года было несколько больших акций под эгидой «Стоп ВИЧ/СПИД». Но по-прежнему очень хромает - не только в России, но и в целом по региону Восточной Европы и Центральной Азии - ситуация с профилактикой или предотвращением новых случаев ВИЧ-инфекции среди тех же уязвимых групп.

Данный документ дает не только хорошие надежды, но и содержит конкретные инструкции всем регионам России, что надо заниматься профилактикой, в первую очередь, среди этих групп, не только ставить галочки, а именно [инструкции] как надо заниматься профилактикой, как надо работать с той или иной группой; и, действительно, соответствует и ссылается на большое количество рекомендаций со стороны ЮНЭЙДС и Всемирной организации здравоохранения. Поэтому мы очень рады, мы считаем, что это очень важный технический и даже политический шаг в правильном направлении. Единственное, что вызывает определенное беспокойство – это как быстро эти рекомендации войдут в действие на местном уровне. Потому что есть такие регионы, где уже вчера или несколько лет назад такие рекомендации должны были быть не только получены, но и уже превратиться в конкретные профилактические программы на местах.

Мы знаем, что ряд регионов в России уже работает по данной рекомендации и работает, в первую очередь, по профилактической программе среди уязвимых групп. Но сейчас регионы не должны «стесняться» такой работы, они смогут ссылаться на четкие рекомендации, утвержденные министерством здравоохранения, и либо усиливать, либо создавать такие программы с помощью государственной финансовой и политической поддержки на местах.

ЕВ: Как я понимаю, предполагается, что финансирование будет поступать из регионального бюджета?

ВС: Совершенно верно. И это не только вопрос финансирования, это вопрос о совместном подходе на местах, поскольку в каждом регионе создана комиссия по противодействию ВИЧ-инфекции, которую чаще всего возглавляет губернатор той или другой области или замгубернатора и которая включает в себя очень широкий перечень ведомств. Эти ведомства имеют не только на местах очень большие финансовые возможности, но в тех или иных ведомствах разных областей работают сотни, если не тысячи сотрудников, которые смогли бы, по крайней мере, не препятствовать, но и усилить работу по профилактике ВИЧ-инфекции среди тех же групп. Поэтому речь идет не только о медицинской системе, поскольку чаще всего наркопотребители, допустим, приходят в медицинские системы только на том этапе, когда у них возникают очень серьезные осложнения со здоровьем. Но в плане профилактики: как сделать так, чтобы наркопотребитель вообще не заразился ВИЧ-инфекцией, или мужчины, которые занимаются сексом с мужчинами знали не только, что такое – презерватив, но, что такое – доконтактная профилактика, как воспользоваться этими услугами по профилактике – как раз это большой призыв не только государственным структурам на местах в России, но также общественным организациям в России, которые на протяжении, в некоторых случаях, больше 25 лет работают в сфере профилактики ВИЧ-инфекции. Впервые они получают официально признание их ключевой роли именно по профилактике ВИЧ-инфекции среди уязвимых групп. Поэтому мы со стороны ЮНЭЙДС понимаем, что это очень большой, очень конкретный шаг вперед. Очень большая ответственность сейчас лежит на регионах России: как быстро они приведут в действие такие конкретные рекомендации.

ЕВ: А что такое доконтактная профилактика?

ВС: Ну, на самом деле [по этому поводу сейчас] очень большой шум, и очень интересные результаты получены из-за внедрения за последние пять лет доконтактной профилактики. В общем, часть – это те же лекарства, которые используются в качестве лечения ВИЧ-инфекции, когда человеку уже поставлен диагноз ВИЧ-инфекция. Началось это несколько лет назад, как некий эксперимент. Что будет, если мы не будем ждать, пока человек заразится ВИЧ-инфекцией, чтобы дать ему эти лекарства. Что будет, если он или она будут принимать эти лекарства до вступления в незащищенную половую связь. Это не вместо презерватива, а дополнение к его использованию. И, как выяснилось, эти лекарства в виде доконтактной профилактики очень хорошо действуют в плане профилактики ВИЧ-инфекции. Поэтому есть официальная, одинаковая для всех стран в мире, рекомендация Всемирной организации здравоохранения, которую выпустили даже два года назад, по-моему в 2016 году, где рекомендуют не для всего населения, только для представителей уязвимых групп: тех же потребителей инъекционных наркотиков, секс-работниц, мужчин, занимающихся сексом с мужчинами и также серодискордантные пары – это те случаи, когда, допустим, мужчина является ВИЧ-положительным, а его половой партнер является ВИЧ-отрицательным. При абсолютно нормальных половых отношениях, конечно, партнер, не имеющий ВИЧ, ставится под угрозу заражения ВИЧ-инфекцией. Поэтому пока только для этих групп населения официально рекомендовано ВОЗ использование дополнительных профилактических мер доконтактной профилактики на ежедневной основе. Но впервые мы имеем методические рекомендации, утвержденные минздравом России, где такие же вмешательства в виде доконтактной профилактики могут быть использованы среди уязвимых групп в России. Это, действительно, поможет исправить довольно сложную эпидситуацию в России, когда мы видим, что в 2017 году почти половина всех новых случаев инфекции по-прежнему была сконцентрированы среди групп, в первую очередь, потребителей инъекционных наркотиков и их половых партнеров. Поэтому при использовании доконтактной профилактики достаточно быстро и масштабно можно надеяться на то, что впервые мы можем ожидать резкого снижения, точнее, предотвращения новых случаев ВИЧ-инфекции, по крайней мере среди этих групп.