ИНТЕРВЬЮ Азербайджан: конфликт завершен, но число случаев COVID-19 будет расти

20 ноября 2020

Вот уже больше месяца число новых случаев COVID-19 в Азербайджане неуклонно растет и больницы едва справляются с наплывом пациентов. Вирус стремительно распространяется и в других странах – во всех регионах, но для Азербайджана серьезным усугубляющим фактором стала эскалация нагорно-карабахского конфликта. К счастью, достигнуто соглашение о прекращении огня, но представительница ВОЗ в стране д-р Ханде Харманджи говорит, что число заболевших будет расти. С ней поговорила Елена Вапничная.

ХХ: Азербайджан одним из первых в регионе начал вводить эпидемиологические и социальные меры, которые при отсутствии вакцины и лекарств сегодня – единственный инструмент для сдерживания пандемии. Мы все, конечно, знаем, что это – мытье рук, респираторный этикет, маски и физическая дистанция. И, хотя эти меры весьма просты, они должны носить системный характер и внедряться на национальном уровне. 

В Азербайджане еще в начале марте закрыли школы и постепенно там стали ужесточать эпидемиологические и социальные меры. Был введен карантин, людям было велено не выходить из дома, были закрыты многие офисы. После лета эти мера были смягчены.

У ВОЗ есть хороший метод отслеживания ситуации в любой стране – такой сводный индекс, который отражает, где и какие меры принимаются и каков уровень заболеваемости. И оказалось, что там, где меры ужесточаются, сокращается число новых случаев COVID-19. Но интерпретировать эти данные не так-то просто – не надо забывать, что тогда приближался летний сезон, в летом число новых случаев уменьшилось по всему миру, так что, вероятно, этот вирус носит сезонный характер. Сейчас, например, с приходом зимы, число заражений снова растет. 

Тем не менее, рекомендуемые ВОЗ эпидемиологические и социальные меры доказали свою эффективность. Также страны могут учиться друг у друга, и ВОЗ всячески способствует обмену положительным опытом. Азербайджан тоже присматривается к тому, что делают страны региона. Например, Азербайджан имеет очень тесные связи с Турцией, и страны с самого начала обменивались информацией и ноу-хау на уровне министерств здравоохранения. 

Эскалация нагорно-карабахского конфликта – чрезвычайная ситуация, которая наложилась на уже существующую чрезвычайную ситуацию

Азербайджан очень серьезно прислушивается к рекомендациям ВОЗ, и мы всячески помогаем реализовать их на всех этапах медицинского обслуживания. Надо понимать, что ВОЗ предоставляет научные и технические рекомендации, но их выполнение – дело каждой конкретной страны, власти которой учитывают специфику ситуации – это и структура общества, культурные особенности, степень допустимости определенных мер и так далее. Азербайджан так же пытается найти общий знаменатель с рекомендациями ВОЗ.

Я хотела бы отметить два важных успеха. Они создали цифровую систему отслеживания заболеваемости м эпидемиологической обстановки, причем буквально за три месяца. Это большое достижение. Оно говорит о том, что у правительства есть и твердое желание противостоять пандемии, и возможности  для этого. 

Хочу еще отметить хорошую координацию действий всех заинтересованных сторон на национальном уровне. Понятно, что справиться с такой чрезвычайной ситуацией силами одного только министерства здравоохранения невозможно, тут должны быть подключены самые разные министерства. В Азербайджане создали оперативный штаб на уровне премьер-министра, который объединил различных министров и из замов с тем, чтобы они могли более эффективно сотрудничать и координировать ответные меры 
 ЕВ: Я предполагаю, что недавнее обострение нагорно-карабахского конфликта, которое, к счастью закончилось, усугубило ситуацию. Наверняка, есть зараженные среди солдат, принимавших участие в боевых действиях, в дополнение к пациентам с COVID-19 нужно легчить раненых. Ну, и кроме того, мы видели буквально толпы людей на улицах, празднующих окончание конфликта и очень немногие из них были в масках… 

ХХ: Эскалация нагорно-карабахского конфликта – фактически чрезвычайная ситуация, которая наложилась на уже существующую чрезвычайную ситуацию – я имею в виду пандемию. Все это стало для страны проверкой на прочность. Системе здравоохранения пришлось переключить внимание на раненых и переориентировать часть ресурсов на помощь пострадавшим не только от COVID-19, но и от конфликта. Мы пока не знаем подлинных масштабов, но ясно, что в последнее время вследствие перераспределения ресурсов COVID-19 уделяется меньше внимания. С начала эскалации конфликта 27 сентября, когда власти были сосредоточены на конфликте, что понятно, ВОЗ делала все, чтобы COVID-19 не ушел на задний план. 

Это особенно важно еще и потому, что после последнего объявления о прекращении огня, на улицы вышло огромное количество людей, которые размахивали флагами, скандировали, пели, а мы знаем, что во время пения разлетается слюна, что очень опасно. Я смотрела из окна - люди были повсюду, в основном молодежь - меня это очень встревожило. Думаю, что после инкубационного периода, а это одна-две недели, мы станем свидетелями вспышки инфекции. 

По мере увеличения интенсивности пандемии по всему миру, заражается все больше именно молодых людей, и все больше молодежи умирает. Так что видеть такое количество молодых людей на улицах было особенно тревожно. 

Мы в ВОЗ намерены вернуться к формату встреч с правительством, которые до конфликта проходили каждые две недели, с тем чтобы оказать им более активную техническую поддержку. Мы и раньше помогали властям – особенно в том, что касается готовности больниц. Сейчас необходимо заново провести оценку ситуации и предпринять необходимые шаги.

Это мы говорим о COVID-19. Но даже на фоне конфликта и пандемии нельзя упускать из виду и базовое медицинское обслуживание. У людей оп-прежнему случаются инфаркты, женщины по-прежнему рожают, больным диабетом все так же нужен инсулин и так далее и тому подобное. И возможность оказывать помощь в таких случаях, скорее всего, тоже пострадает. 

ВОЗ недавно проводила опрос в Европейском регионе, и порядка половина стран сообщили, что да, COVID-19 негативно сказался на способности системы здравоохранения оказывать основные услуги. А в нашем случае, когда на пандемию наложился конфликт, базовое медицинское обслуживание неизбежно пострадает. 

Что страшит меня больше всего – и речь идет не только об Азербайджане – если будет нарушен процесс вакцинации, то мы через год-другой можем столкнуться, например, с эпидемией кори, а ведь в Европе мы уже видим рост случаев этого заболевания. 

ЕВ: Как ведет себя население? Соблюдают ли люди необходимые меры предосторожности? Мы знаем, что по всему миру люди устали от пандемии – от карантина, от разного рода ограничений – и это серьезная проблема. А как в Азербайджане?

ХХ: Усталость от пандемии – это реальная вещь. Она присутствует везде, в том числе в Азербайджане. А эскалация конфликта отвлекала внимание людей от COVID-19 и его последствий. При этом «круг сужается» – сегодня практически все знают кого-то, кто заразился коронавирусом. Это больше не нечто абстрактное, как это было в начале пандемии, когда случаев еще было не так много и казалось, что это происходит где-то там с другими людьми. Сейчас ситуация изменилась, но это никак не отражается на поведении людей.  Они не носят маски ни на улице, ни в закрытых помещениях, и мы практически ощущаем вот эту усталость. 

Как я сказала, власти начали вводить противоэпидемиологические меры еще в марте, и вот с тех самых пор люди слышат практически одно и то же – ну, а как можно по-разному внушать, какие нужно принимать меры. Изменить поведение – непросто даже в нормальных обстоятельствах. Ну, допустим, мытье рук – тут нет ничего необычного. Но носить маски? В этой части света это совсем непривычно. В Азии, например, люди очень быстро привыкли к маскам, потому что они и раньше их носили. Но здесь это нечто совсем новое. Кроме того, даже те, кто носит маски, не всегда делают это правильно. Не у всех есть деньги на покупку масок, которые нужно к тому же часто менять. 

«Круг сужается» – сегодня практически все знают кого-то, кто заразился коронавирусом

Мы только что провели опрос о поведении населения и очень надеемся, что он поможет нам лучше понять настроение людей и, исходя из этой информации, более эффективно убеждать их принимать необходимые меры предосторожности. 

Я 13 лет жила и работала в Женеве, в Швейцарии. И там, например, когда люди стоят в очереди у банкомата, они соблюдают расстояние примерно в метр – я говорю о нормальной жизни, до пандемии. Здесь же – и в Турции, откуда я родом, – люди стоят буквально в затылок друг другу, на расстоянии не больше 30 см – и это нормально. И они продолжают это делать даже сейчас, потому что для них это норма. А мы хотим, чтобы они изменили привычное поведение.

Для того, чтобы этого добиться, мы должны их убедить, мы должны разговаривать с ними так, чтобы они поняли и приняли наши призывы, и мы должны делать это постоянно, но по-разному. Мне кажется, это возможно. Я надеюсь, что сейчас, когда закончился конфликт, люди будут больше прислушиваться к нашим рекомендациям, но главное – не останавливаться и говорить об этом снова и снова.

  

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android

новости по теме

Глава ООН приветствовал соглашение о прекращении огня в зоне нагорно-карабахского конфликта

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш с облегчением воспринял новость о полном прекращении боевых действий в зоне нагорно-карабахского конфликта, которое вступает в силу 10 ноября 2020 года. Соответствующего соглашения стороны достигли накануне при посредничестве России, о чем официально объявил президент РФ Владимир Путин.

Бачелет: удары по жилым районам в зоне нагорно-карабахского конфликта и за ее пределами могут рассматриваться как военные преступления

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет выразила обеспокоенность в связи с беспорядочными ударами по жилым районам в зоне нагорно-карабахского конфликта и за ее пределами и заявила, что они могут классифицироваться как военные преступления.