Соцсети для журналистов – и благо, и проклятье

2 ноября 2018

Год еще не закончился, а мы уже подсчитываем потери среди журналистов - убито 88 сотрудников СМИ. Сегодня в ООН напоминают о необходимости защищать журналистов – и не только от физической расправы, но и от угроз, клеветы и преследований. Неугодные СМИ объявляют «врагами народа», а их материалы - фальшивкой. «Нежелательные» интернет-сайты закрывают или блокируют. Своими мыслями о состоянии прессы с нами поделилась американская журналистка Фаназ Фасахи.

«Мне как-то не по себе, когда я вижу, что президент демократического государства пытается опорочить журналистов, критикует их в Твиттере, называет тщательно проверенные материалы, опубликованные, скажем, в «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон пост», «Уолл-стрит джорнал» «фейковыми» новостями. Мы такого никогда еще не видели. И в устах президента этот термин означает информацию, которая ему не нравится, материалы, критикующие его и его администрацию, то есть он сегодня приобрел политический оттенок».

Американская журналистка Фаназ Фасахи из «Уолл-стрит джорнал», разумеется, говорит о президенте США Дональде Трампе, который, можно сказать, и пустил в оборот выражение «фейковые новости». В результате сегодня фальшивкой можно назвать любую неугодную информацию. С другой стороны, под видом настоящих новостей в интернете появилась масса заведомо недостоверной информации.

 ...сегодня на пользователя интернета и соцсетей обрушивается столько разных потоков информации, что просеять и отфильтровать ее – чрезвычайно трудно, и самим журналистам тоже

Фаназ Фасахи говорит, что сегодня на пользователя интернета и соцсетей обрушивается столько разных потоков информации, что просеять и отфильтровать ее – чрезвычайно трудно, и самим журналистам тоже.

«Я часто говорю, что для профессиональных журналистов соцсети - и благо, и проклятье. С одной стороны, они дают нам возможность в реальном времени связаться с людьми на месте событий, как, например, в Сирии во время химатаки или когда, скажем, что-то происходит в Йемене: врачи и активисты сразу же выставляют на Твиттер информацию, фотографии и видео. Но в то же время мы с удвоенным старанием должны проверять достоверность того, что видим, надежность источников и организаций, которым мы доверяемся, прежде чем включать их свидетельства в свои материалы. Так что работать нам стало и легче, и труднее».

Какова природа «фейковых новостей»? Недобросовестность или ангажированность тех, кто их выставляет, или целенаправленная кампания? И то, и другое, считает журналистка.

«Думаю, что в случае с правительством Ирана, например, или России, работают специалисты, хакеры и целые команды, у которых есть план: какой должна быть информация, на какую аудиторию направлена, но это происходит и стихийно. Когда что-то случается, сторонники той или иной политической партии или фракции сразу же идут в интернет и начинают выставлять свои комментарии или собственные версии реальности. То есть мы получаем противоречащие друг другу варианты информации, варианты действительности. И читателю или слушателю очень трудно отличить один от другого и получить достоверную информацию».

...мы получаем противоречащие друг другу варианты информации, варианты действительности. И читателю или слушателю очень трудно отличить один от другого и получить достоверную информацию

Фаназ Фасахи подчеркивает, что за вроде бы новостями очень часто скрывается открытая пропаганда и подобная практика широко распространена не только в богатых, но и в развивающихся странах. Но, по словам американской журналистки, в западных странах все же есть система «сдержек и противовесов». В других же – факты и истина, как и сами журналисты, зачастую становятся жертвами репрессивных режимов. Это Фаназ Фасахи испытала на себе – она более 20 лет работала на родине – в Иране, в том числе освещала протесты 2008 года

«Я сама оказалась жертвой иранских хакеров и пропагандистской машины. Меня объявили шпионкой и поcредником между оппозицией и иностранными организациями, что, конечно, полный абсурд. Я уже давно работаю в таких странах и знала, на что шла, но самой оказаться мишенью – это гораздо тяжелее. Для меня лично это имеет огромные последствия: я не могу теперь поехать в Иран, где меня могут арестовать. Это значит, что я фактически оказалась в ссылке и не могу вернуться домой к своим родным. Журналистам - таким, как я, пишущим на непростые темы и работающим в таких условиях, часто приходится дорого расплачиваться за свою работу».

Фаназ Фасахи считает, что ей еще повезло, ведь многие ее коллеги –  от Турции до Мьянмы - оказываются за решеткой, подвергаются пыткам и гибнут. Она хотя бы находится под защитой американских властей. Но и изгнание – фактически пожизненный приговор, который нарушает связь с домом, с тем, что дорого.

В то же время в нападках на журналистов со стороны властей нет ничего нового, просто новые технологии облегчили им задачу. В свое время Фаназ Фасахи была руководителем бюро «Уолл-стрит джорнал» в Багдаде.  

«Тогда не было соцсетей, но нас постоянно атаковали правительство США и военные. Министр обороны Рамсфельд сказал, что журналисты, считающие войну в Ираке катастрофой, - предатели. Мы сталкиваемся с этим постоянно. Когда мы пишем то, что противоречит официальной точке зрения, мы всегда оказываемся под огнем. И это повторяется все время. Без журналистов, которые готовы с риском для себя отправиться на место событий и выяснить, что там происходит, обществу придется принять изложение событий в том виде, в котором их преподносят правительства и военные, а это недопустимо».

Мы должны научиться различать информацию, идущую от профессиональных журналистов, и от активистов и простых граждан

Но что же делать с «фейковыми новостями»? Как с ними бороться? Фаназ Фасахи говорит, что нужно просто отдавать себе отчет в существовании проблемы и обсуждать ее.

«Не думаю, что нам под силу справиться с этим «цифровым спрутом» или повернуть время назад: да, сегодня мы мгновенно получаем информацию из разных концов мира, но это нужно обсуждать и прислушиваться к экспертам, получившим подготовку. Мы должны научиться различать информацию, идущую от профессиональных журналистов, и от активистов и простых граждан. Я думаю, нужно ценить тот факт, что во многих СМИ существует строгая редакционная политика в области проверки фактов, которая гарантирует достоверность той информации, которую они нам предоставляют. Я считаю, что мы должны всячески поддерживать профессиональную журналистику».

 

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.