Беларусь готовит наступление на интернет – Спецдокладчик ООН

26 октября 2018

Наряду с независимыми экспертами и спецдокладчиками по разным аспектам прав человека на этой неделе перед делегатами Генассамблеи отчитался и Специальный докладчик по ситуации с правами человека в Беларуси Миклош Харасти. По его словам, в стране продолжаются преследования правозащитников и журналистов и идет наступление на интернет.

После шести лет работы в качестве Спецдокладчика Миклош Харасти уходит с этого поста, так и не дождавшись приглашения побывать в Беларуси с официальным визитом. Минск не признает мандата Спецдокладчика и требует отмены этой должности. Совет ООН по правам человека, однако, продлил мандат и назначил преемником Харасти французского политолога Анаис Марен. В министерстве иностранных дел Беларуси заявили, что позиция властей не изменится и в отношении нового Спецдокладчика. В ходе презентации доклада в Третьем комитете Генеральной Ассамблеи, представительница Минска назвала дискуссию «бессмысленной» и отказалась участвовать в этом, как она сказала, «фарсе». После заседания мы поговорили с Миклошем Харасти.

ЕВ: В прошлом Вы говорили, что ситуация с правами человека в Беларуси носит циклический характер. На каком этапе находится страна сейчас, по Вашему мнению?

МХ: И в прошлом году, и этой весной мишенью, как обычно, становились независимые журналисты. На редакции под надуманными предлогами совершались рейды, им мешали выполнять свою работу. В заключении находятся два политических узника, ожидающие момента, когда их освободят и, таким образом, используют в качестве доказательства прогресса [в области прав человека]. Это обычная практика: людей сажают по фальшивым обвинениям и не внимают никаким призывам, а потом вдруг освобождают узников досрочно. Получается, что сажают их, чтобы «другим было неповадно», а выпускают, чтобы успокоить международное сообщество.  

Власти Беларуси решили пойти по "китайскому пути"

Что касается правопорядка, то тут ситуация развивается по нисходящей. Летом мы стали свидетелями очень, очень серьезного ухудшения ситуации, и ясно, что она будет ухудшаться и дальше и достигнет кульминации в декабре, когда произойдет «иранизация» или «китаизация» интернета. В мире существуют три зоны: страны, где существует свобода интернета, идеологические диктатуры, такие как Китай или Иран, которые запрещают свободное выражение мнений, в том числе и в сети,  - и гордятся этим. И есть «серая зона», как в Беларуси, где лидеров очень раздражает свобода общения, которую дает интернет, и они пытаются ее ограничить, но не могут принять решительных мер. Власти Беларуси решили пойти по «китайскому пути». Посмотрим, есть ли у них для этого такие же технологии, как у китайцев, и достанет ли у них смелости, как у иранцев, которые так тормозят интернет, что даже поборники свободы слова просто опускают руки. Но в целом, безусловно, интернет становится таким же объектом контроля, запугиваний и политизации, как и традиционные СМИ. Причем, с технической точки зрения контролировать абсолютно все просто невозможно, поэтому большей опасности подвергаются те, кто высказывает мнения, вызывающие недовольство правительства. Де-юре ни один житель Беларуси не может ничего сделать без разрешения властей, но де-факто они наказывают только тех,  кого хотят. То есть они действуют точно так же, как и в области свободы слова и свободы собраний.

ЕВ: Вы в докладе упоминаете, что в рейтинге Всемирного банка о том, где легче всего заниматься бизнесом, Беларусь занимает 37 место из 190 стран. Представительница Беларуси напомнила, что в списке стран по развитию человеческого потенциала, Беларусь – на достойном 53 месте. Она лидирует среди постсоветских стран по развитию ИКТ, там принимаются эффективные меры по профилактике и лечению ВИЧ. Перефразируя вопрос белорусского делегата, как же в такой стране может быть такая ситуация с правами человека?

Бизнес в Беларуси, в отличие от демократических стран, разумеется, должен подчиняться власти

МХ:  Я даю картину того, что происходит в области социальных и политических прав. Общественная жизнь в стране еле теплится, подавляются попытки критиковать правительство и, таким образом,  исчезают любые  шансы на перемены. И бизнес в Беларуси, в отличие от демократических стран, разумеется, должен подчиняться власти. Так что заниматься бизнесом, конечно, легко, если ты не выступаешь против нарушений социальных и политических прав, не раскачиваешь лодку и выполняешь требования правительства. Без одобрения правительства в стране невозможно начать ни один стартап – ни в экономической области,  ни в области медиа. Так что возможность развивать бизнес – это лишь возможность, но не право.

ЕВ: Беларусь выступает в поддержку института семьи в качестве главного элемента жизненного уклада. В докладе Вы цитируете председателя ЦИК Лидию Ермошину, которая считает, что для женщины не хотеть замуж, не хотеть создать семью – ненормально. Как такая тенденция отражается на обществе?

МХ: Антидемократический популизм порой прикрывается флагом религиозности, или приличия, или традиционных ценностей. Провозглашая политику поддержки семьи, власти налагают запрет на те формы семьи, которые им неугодны. Хотят ли люди заводить семью и какую, должны решать они, а не правительство. Правительство должно их поддерживать, включая тех, кто хочет создать нетрадиционную семью или предпочитает жить в одиночку. Более того, поощряется насилие в семье. Выступая перед членами Генеральной Ассамблеи, я напомнил публичное высказывание президента о том, что иногда в целях воспитания не помешает выпороть ребенка ремнем. Совсем недавно президент отверг законопроект, который предложила парламентарий - одна из двух представителей оппозиции, которой даже удалось заручиться поддержкой других членов парламента – закон о запрете насилия в семье. Президент назвал его «западной ерундой». А поскольку парламент в Беларуси принимает законы, только одобренные администрацией президента, то в этом случае законопроект был снят с повестки дня. Вот так там в реальности заботятся о семье.

Хотят ли люди заводить семью и какую, должны решать они, а не правительство.

ЕВ: Какой совет Вы бы дали Анаис Марен?

МХ:  Я думаю, она прекрасно справится и будет продвигать рекомендации, которые предлагал и я, и другие органы ООН по правам человека. Если правительство пойдет на сотрудничество, это откроет возможности добиться хороших результатов. Ее присутствие в стране помогло бы установить тройственную связь: в качестве представителя ООН стать посредником между правительством и гражданским обществом. Я думаю, что ей, как и мне в свое время, помогут советом прекрасные эксперты и правозащитники, работающие в стране – мужественные люди, которые, несмотря на репрессивную атмосферу, внимательно следят за происходящим. Если они поддержат ее, то и она сможет их поддержать.

 

 

новости по теме

Беларусь отчиталась перед Комитетом ООН по правам человека - впервые за 20 лет

В Комитете ООН по правам человека попросили делегацию Республики Беларусь дать пояснения по жалобам, связанным  с тайным приведением в исполнение смертных приговоров и притеснениями цыган, а также прокомментировать ситуацию в области защиты прав сексуальных меньшинств. Белорусская делегация ответила на все вопросы и заявила, что  диалог с членами Комитета был «конструктивным».

Покидающий свой пост Миклош Харасти: отсутствие свободы отразилось на жизни нескольких поколений белорусов

В Беларуси продолжаются репрессии против мирных демонстрантов, неправительственных организаций, политических оппонентов, правозащитников и журналистов. Об этом заявил покидающий свой пост Специальный докладчик по правам человека в Беларуси Миклош Харасти. Он считает, что никакого ощутимого прогресса в решении системных проблем в стране не произошло, а потому нет никаких причин для прекращения международного контроля за положением в области прав человека.