Правила ООН: не согласны с выступлением главы государства – возражайте в письменной форме

27 сентября 2018

В ООН полным ходом идет работа на «высокой неделе» Генеральной Ассамблеи. Съехавшиеся в Нью-Йорк со всего мира главы государств, правительств и министры участвуют в двусторонних встречах, тематических форумах, но главное - с трибуны Генассамблеи обращаются ко всему человечеству, рассказывают о взглядах своих стран на основные мировые проблемы.

О том, как определяется порядок выступающих, каковы традиции и правила ведения «общих прений» в Генеральной Ассамблее ООН Антон Успенский расспросил Иона Ботнару, посла в отставке, бывшего директора отдела ООН по делам Генассамблеи.

Каждая Генеральная Ассамблея – специфическая. А общие дебаты – вообще событие мирового значения

ИБ: Я занимаюсь Генеральной Ассамблеей 20 лет – с 1998 года, когда был назначен Постоянным представителем Республики Молдова при ООН. А с 2003 года я был сначала начальником сектора, а потом, с 2011 года, директором отдела по делам Генеральной ассамблеи и ЭКОСОСА. Каждая Генеральная Ассамблея – специфическая. Мне приятно, что растет ее роль как одного из пяти основных органов ООН. Каждая сессия – это что-то новое, что-то важное. А общие дебаты – вообще событие мирового значения.

АУ: Одна из функций отдела, который Вы возглавляли – составление списков выступающих на Генеральной Ассамблее. Мы знаем, что традиционно первым дискуссию открывает представитель Бразилии, затем выступает Президент принимающей страны… Как дальше формируется список? Какой-то есть хитрый алгоритм?

Мы "разбрасывали" иногда глав государств так, чтобы на каждом заседании была своя "изюминка"

ИБ: Это технический вопрос, который имеет большое политическое значение. Самое главное для нас, для Секретариата, - сделать так, чтобы каждая делегация чувствовала себя удобно, комфортно. Раньше составляли эту программу вручную: очень много факторов, которые учитываются – начиная от географических и гендерных факторов, заканчивая распределением по разным страновым группам. Один момент, который мы ввели, - мы отказались от «дискриминации» государств парламентской системы управления. Потому что, если мы пойдем чисто по протоколу и будем выдавать место только главам государств сначала, а только потом премьер-министрам, то у нас получится, что не будут оставаться премьер-министры на три-четыре дня. Мы ввели новую практику и рассматриваем протокольное старшинство только в рамках одного заседания. То есть, в один день идут главы государств, а потом могут быть и главы правительств, даже министры. И все были довольны, потому что больше премьер-министров оставались у нас выступать на общих прениях. Но самое главное, чем мы руководствуемся – сделать максимум для того, чтобы все получили то место, которое удобно для программы главы государства или правительства. И, слава Богу, за тринадцать лет моей работы, практически были лишь два-три недовольных, но мне повезло, потому что у меня была хорошая команда, которая дипломатично все проблемы решала. Мы «разбрасывали» иногда глав государств так, чтобы на каждом заседании была своя «изюминка», чтобы к этому главе делегации было обращено внимание мировой прессы. Таким образом мы подбадривали интерес к Генеральной Ассамблее, которая несправедливо стоит в тени Совета Безопасности ООН.

АУ: Если наблюдать со стороны, кажется, что, хотя это и называется дискуссией, дебатами, но дискуссии как таковой, прямой, не возникает. Были ли в истории ООН периоды, когда эти дебаты имели ярко выраженный окрас именно дискуссии? Или это всегда было и будет изложением позиции государства с высокой трибуны для всего мира?

Возражения к выступлению главы государства надо подавать в письменном виде

ИБ: Я, пожалуй, не соглашусь, что нет дискуссии. Дискуссия идет, просто мы учитываем те правила, которые были скорректированы после «холодной войны». Прежде можно было прервать главу государства, а сейчас это не позволяется Правилами процедуры. Возражения к выступлению главы государства надо подавать в письменном виде. Можно возражать министру, главе правительства, но не главе государства.

На самом деле, это дискуссия. Ведь каждый глава делегации приезжает сюда, и в выступлении отражается следующее: реформа ООН – эта тема всегда есть и будет, основные проблемы, с которыми сталкивается человечество и, третье, опыт того государства по решению этих мировых проблем.

Работа для Секретариата, всей ооновской машины – изучить все это, посмотреть, все ли мы так делаем или нужно какие-то новые проблемы поднимать на повестку дня, чтобы Генеральный секретарь освещал их в своих докладах в течение года.

АУ: На Вашей памяти был какой-нибудь яркий момент, о котором вы могли бы рассказать?

ИБ: Случаев было очень много. Но нам, так сказать, не очень позволяется вспоминать это , потому что мы присутствуем в «святая святых» - комнате G-200, комнате, где главы делегаций ожидают своей очереди в одиночестве или с ближайшими помощниками. Самое главное происходит там: видишь как главы государств, как студенты перед экзаменом, наносят последние штрихи в свои выступления, режут, добавляют… Они такие же люди, у них такие же чувства, они переживают, они сопереживают. Вот это для меня было самое незабываемое.

 

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android