Верховный комиссар ООН по правам человека обеспокоена приговорами в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, связанных с событиями в Андижане

Верховный комиссар ООН по правам человека обеспокоена приговорами в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, связанных с событиями в Андижане

Л. Арбур
Сегодня Верховный комиссар ООН по правам человека Луиза Арбур выразила обеспокоенность приговорами, вынесенными в Ташкенте, в отношении 15 лиц, обвиняемых в совершении преступлений, связанных с событиями в Андижане в мае этого года.

Верховный суд приговорил 15 обвиняемых по «андижанскому делу» к длительным срокам заключения — до 20 лет. Все они признаны виновными в терроризме, попытке свержения конституционного строя и убийствах.

Луиза Арбур подчеркнула, что в ходе судебного разбирательство в отношении этих лиц допускались нарушения, что привело к возникновению вопросов относительно того, насколько справедливый характер носил этот процесс.

«Есть сомнения относительно адекватной защиты, и, похоже, что, кроме признания подсудимыми собственной вины, представлено очень мало доказательств»,— говорится в заявлении. В нем подчеркивается, что все обвиняемые признали свою вину в самом начале судебного разбирательства, фактически повторив обвинительное заключение прокурора.

Луиза Арбур подчеркнула, что лиц, обвиняемых в совершении преступлений, связанных с андижанскими событиями, защищали назначенные государством адвокаты. По ее мнению, оказанная ими помощь подсудимым была неадекватной.

Главный правозащитник ООН напомнила о том, что она предлагала властям Узбекистана направить в страну международную комиссию для расследования событий в Андижане, а также для наблюдения за ходом судебного процесса. Эти предложения были отвергнуты.

В заявлении Луизы Арбур напоминается, что в ее докладе, опубликованном в июне, после завершения миссии Управления Верховного комиссара ООН по правам человека в Кыргызстан, куда бежали некоторые участники событий в Андижане, шла речь о том, что имеются убедительные и заслуживающие доверия доказательства, что узбекские военные и силы безопасности совершали грубые нарушения прав человека, в частности, права на жизнь.