30 марта 2020

Пандемия коронавируса изменила жизнь всей планеты. Страны мира встретили COVID-19 в разной степени готовности. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и ее представители по всему миру делятся с правительствами накопленным опытом и рекомендациями по формированию правильного ответа на возникшую угрозу. О том, как такая работа ведется в России, Владимиру Кузнецову, руководителю Информцентра ООН в Москве, рассказала Мелита Вуйнович, глава Представительства ВОЗ в Российской Федерации.

ВК: Как Вы оцениваете меры, которые предприняли и предпринимают власти России для сдерживания распространения коронавируса? Известно об указе мэра [Москвы], в который вчера были внесены соответствующие добавления. Насколько эти меры своевременны? Соответствуют ли они степени угрозы?

...без принудительных мер большинство или определенная доля населения не понимает, что ситуация очень сложная...

МВ: Россия начала принимать меры вовремя и в соответствии с угрозой. Эти меры комплексные и они принимаются вместе: изоляция, идентификация зараженных, идентификация их контактов, тестирование и соответствующее лечение. К сожалению, мы видели, что ту колоссальную возможность, которую Россия и Москва имели, чтобы благодаря соблюдению изоляции и физической удаленности пресечь перенос инфекции вируса в какой-то моменту на прошлой неделе, все-таки не была использована, так что меры, которые предложил мэр, приняты очень правильно и своевременно, потому что, видимо, без принудительных мер большинство или определенная доля населения не понимает, что ситуация очень сложная, и что если сейчас не остановить передачу вируса, будет огромное количество заболевших, которые практически заполнят все [больничные] койки, которые имеются в Москве, и это будет значить, конечно и повышение доли смертности.
     ВК: Какова на сегодняшний день стратегия все-таки? Чему отдается предпочтение: тестированию или мерам по сдерживанию инфекции?

МВ: Не отдается предпочтение ничему – эти меры должны идти параллельно. Тестируются те, кто подвергается риску, потому что тестирование всеобщее, всего населения невозможно. Нужно найти вирус, который передается среди населения для тестирования, но вирус надо срочно остановить с помощью мер изоляции. Эти меры идут рука об руку.

ВК: Вот еще такой вопрос: вчера сообщалось, что несмотря на все предупреждения многие россияне несерьезно относятся к угрозе вируса, не соблюдают рекомендуемых мер предосторожности, даже сообщалось о том, что люди выходили на шашлыки, было заметно много людей с детьми, которые собирались на детских площадках – это достаточно серьезная опасность. Как вот повлиять на людей, чтобы они действительно начали воспринимать эту угрозу всерьез. Как изменить вот это отношение людей? Надо, наверное, какие-то дополнительные разъяснительные меры принимать?

МВ: В России проводят огромную разъяснительную работу. К сожалению, мы все же видим очень много «фейков» и очень много псевдоученых - и в видеоклипах, которые сомневаются, что есть случаи [заражения]. В субботу в своем интервью я сказала, что нет «гипердиагностики смерти»: надо посмотреть на страны, где практически было невозможно было остановить расширение случаев, которое происходило очень быстро, и аккумуляция была такова, что была перейдена та точка, когда его можно было бы остановить – и тогда эпидемия идет очень жестко, очень остро. Самое главное – это реагировать на число случаев, которые появляются.

Информационная работа в России – огромная, прекрасная, но, к сожалению, почему-то люди не хотят слушать, поэтому принудительные меры, к сожалению, нужны. 

ВК: Мелита, вот как раз Вы затронули тему фейковых новостей – действительно, мы видим, что сейчас в социальных сетях, в интернете люди выдвигают всякие теории заговора, разные измышления, которые не имеют никакого отношения к действительности. Грешат неточностью и журналисты. Вот, например, недавно lenta.ru опубликовала материал со ссылкой на ВОЗ о том, что якобы ВОЗ признала самоизоляцию граждан бесполезной для борьбы с коронавирусом, что категорически противоречит и позиции ВОЗ, и всему, что распространяют ооновские новостные службы. Как вести себя людям, чтобы отличить объективную, проверенную информацию вот от таких фейковых новостей?  

Один человек может заразить вплоть до 50 других, а это огромное количество

МВ: К сожалению, фейковые новости, так называется «инфодемия» касается не только коронавируса, но и других вещей. Надо найти проверенные источники. Даже одна научная статья ничего не значит, если нет гипотезы, которая проверена многими учеными и научными институтами. Поэтому надо выбрать хороший институт, хороший источник информации, национальных ученых. 
На самом деле Министерство здравоохранения, Роспотребнадзор и правительство дали прекрасную возможность каждому найти правильную информацию. 
Это как пойти на какой-то базар и покупать направо и налево все, что вам попадется под руку, а 90 процентов [покупок] может оказаться очень плохого качества. Но вы обнаружите потом, что товары негодные. Здесь же, если информация окажется неправильной, то возрастает угроза здоровью и жизни не только того человека, который так ведет себя, но и многих других людей. Один человек может заразить вплоть до 50 других, а это огромное количество. 

ВК: Значит, в любом случае мы можем обезопасить себя, если будем обращаться к первоисточникам, то бишь это официальные сайты Всемирной организации здравоохранения,  Европейского бюро Всемирной организации здравоохранения, Министерство здравоохранения России, когда речь идет о Российской Федерации, а также Роспотребнадзора? То есть призвать людей не верить слухам, а обращаться к первоисточникам, которые публикуют проверенную информацию, так?

МВ: Да, Всемирная организация здравоохранения очень скоро запустит группу в новостях  во ВКонтакте, где мы будем публиковать  - на русском – факты об эпидемии, которые нужно знать, научные факты, но изложенные, как мы говорим, нормальным человеческим языком, чтобы всем было понятно. И с источниками, где, кого это интересует, можно прочитать гораздо больше.  

ВК: И еще один момент – понятно, что когда люди находятся в чрезвычайной ситуации, особенно в состоянии изоляции, могут возникать психологические проблемы, поэтому, наверное, люди не должны стесняться обращаться в таком случае к врачам-психологам, к специалистам, для того, чтобы разрешить какие-то проблемы психологического характера?

МВ: Абсолютно! Никто не отменял ни обычных физических заболеваний, ни нагрузку на психическое здоровье людей из-за того, что они практически находятся в изоляции, не могут пойти на улицу, не могут нормально передвигаться. Первое, нужно, конечно, обращаться [за помощью]в своей системе здравоохранения. Кроме этого, ВОЗ вместе с другими агентствами ООН будут вместе делать видеоролики, рекомендации, которые можно использовать дома, чтобы люди чувствовали себя лучше и чтобы сократить вред от малоподвижного образа жизни. 

ВК: Большое спасибо, Мелита, за то, что Вы сегодня были с нами. Всего доброго и успехов!

 

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android