23 декабря 2019

Две недели дипломаты, политики, ученые и бизнесмены обсуждали в Мадриде судьбу Земли. На Конференции ООН по климату пытались найти ответ на вопрос, как предотвратить «перегрев» нашей планеты. Ведь, как считают климатологи, если не сдержать повышение средней температуры в пределах 1,5-2 градусов Цельсия к концу века, последствия будут катастрофическими.

 

Несмотря на серьезность «вызова», государствам не удалось подготовить на него достойный скоординированный ответ: о конкретных мерах и обязательствах по сокращению выбросов парниковых газов делегации так и не договорились. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш результатами конференции по климату разочарован и считает, что «международное сообщество упустило важную возможность…», но сдаваться он не намерен. Поделиться своими впечатлениями от конференции и рассказать о перспективах борьбы с изменением климата Антон Успенский попросил Алексея Кокорина, руководителя Климатической программы Всемирного фонда дикой природы в России.

АК: Впечатления три. Два негативных и одно позитивное. Первое это то, что второй раз подряд не смогли выработать правила по Статье VI – о международной кооперации стран. Это могли бы быть и международные совместные проектам, и передачи единиц снижения выбросов, и многие другие виды взаимодействия, в том числе, например, по устойчивому управлению лесами, что очень важно. Всего один момент помешал согласовать готовый практически на 95 – 98 процентов документ: три очень крупные страны, Бразилия Китай и Индия, настаивали на том, что единицы [сокращения выбросов парниковых газов] проектов Киотского протокола должны плавно «перетечь», как и сами проекты, в Парижское соглашение. Все остальные страны возражали, особенно малые и наиболее уязвимые страны. Они подчеркивали, что это не столько «вольет» лишние единицы в Парижское соглашение и ослабит цели – от этого эффект очень небольшой – но это может подорвать имидж парижского соглашения, потому что в глазах общественности и бизнеса многие проекты Механизма чистого развития [предусмотренного Киотским протоколом], не совсем качественны с экологической точки зрения, поэтому переносить все это «старье» на новую платформ совершенно неправильно. Таким образом, попытка, на мой взгляд совершенно неправильная, «перебросить мостик» от Киотского протокола к Парижскому соглашению не удалась, но одновременно не удалось и принять решение.

Попытка, на мой взгляд совершенно неправильная, «перебросить мостик» от Киотского протокола к Парижскому соглашению не удалась, но одновременно не удалось и принять решение

Второй момент – это пункт об усилении целей стран. Здесь ряд стран, в том числе входящие в Евросоюз, а затем и Новая Зеландия, соглашались, что в следующем, 2020-м, году странам надо было бы переподать свои цели, и не просто постараться их усилить, но и привести в соответствие с долгосрочными целями Парижского соглашения удержать повышение температуры воздуха на уровне 2-х, а желательно полутора градусов Цельсия. Но, увы, крупнейшие «эмиттеры» категорически отказались. Это единая позиция и США, и Китая, и Индии, и Бразилии. И сложно было что-то сделать. В итоге в решении записана совершенно безликая формулировка, что все выражают серьезные опасения, что динамика глобальных выбросов идет совершенно не так, как заявлено в долгосрочной цели, а в другом пункте решения есть призыв к странам как-то «усилить свои цели». Но эта формулировка никак не отвечает тому, к чему призывал и Генеральный секретарь ООН, и многочисленные молодежные организации, и даже многие организации из сферы бизнеса, которые были представлены на конференции.

Есть некоторое разочарование, безусловно. И причины его в эдаком эгоизме: эти страны понимают, что изменение климата есть, что оно антропогенное и что они понесут ущерб, но оценивают его как небольшой. Однако, последние научные доклады показывают, что ущерб их будет, конечно, значительным, но несоизмеримо меньше, чем ущерб ста или больше слабых уязвимых стран. Крупные страны закрывают на это глаза и говорят, что будут оказывать слабым странам финансовую помощь. Дело здесь не в непонимании [проблемы], а в эгоизме стран.

Это был негатив. С другой стороны, надо понимать, что пусть мелкими шагами, но все-таки движение вперед есть. Если раньше в вопросе потерь и ущерба (это то, к чему невозможно адаптироваться в уязвимых странах) развитые страны напрочь отрицали финансовую составляющую этой проблемы, то в документах, принятых теперь, проложен «мостик» к финансированию. Пусть это первый, и слабый, шаг, против которого, надо отметить, выступали США, но этот шаг сделан.

О влиянии общественного мнения и международного экологического движения на политику

АК: Важность голоса общественности зависит от того, в какой стране, в какой степени политическая элита страны чувствительна к голосу общественности. Неслучайно, что тут лидером оказался Европейский Союз, который как раз в ходе конференции принял свою общую стратегию низкоуглародного развития, приводящую у «нулевым» выбросам уже к середине века. Там есть, конечно, послабления для Польши, может быть еще какие-то есть нюансы. Тем не менее это сделано. Сделано собственными усилиями. Евросоюз это пример того, как давление общественности, давление снизу может повлиять на существующую ситуацию.

Должен сказать, что мне очень понравилось выступление на конференции Майкла Блумберга - очень разумное, не популистское, трезво оценивающее ситуацию. В нем подчеркивалось, что американский народ - вместе со всеми, что американский народ постепенно приходит к пониманию вопроса, а хозяйствующие субъекты, больше половины экономики США ,уже двигаются в направлении низкоуглеродного развития. Это уже очень много, может быть, даже больше, чем во многих других странах, за исключением Евросоюза. Это огромная сила. И она постоянно увеличивается. И лозунг экологического движения США #YesWeAreStillin (Мы по-прежнему с вами) очень правильный вне зависимости от политического руководства.

Настроения в регионе Восточной Европы и Центральной Азии

Я много раз был в Центральной Азии - российское отделение Всемирного фонда дикой природы работает и в Центральной Азии. В Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Узбекистане хорошее понимание проблемы, хорошее понимание того, что таяние горных ледников, опустынивание это очень серьезные проблемы, к которым нужно очень сильно адаптироваться, быть в русле всех мировых процессов. Кыргызстан присоединился недавно к Парижскому соглашению, и теперь все страны бывшего Советского Союза - полноправны участники Парижского соглашения. Так же я говорил с людьми из Грузии, Армении. Тоже очень хорошее понимание вопроса. Что касается России, то здесь во всех слоях общества еще, конечно, много непонимания вопроса, много скептицизма. Но прогресс, конечно, есть. Если лет 15 назад многие просто не признавали изменение климата, то сейчас признают все. Если 10 лет назад многие полагали, что оно скорее позитивное, чем негативное, то сейчас практически все признают, что больше негатива, чем позитива. Безусловно. Ну, кому нравится вот такой декабрь - сырой, бесснежный, дождливый - декабрь в Москве без снега, без солнца? Лучше б было солнце, снег белый, - 10… Это гораздо лучше, здоровее и приятнее. Но по-прежнему лишь несколько более половины, может быть две трети понимают, что в масштабах XXI века главным фактором, влияющим на климат стал человек. А одна треть считают, что основное - естественные процессы.

Что дальше?

Следующим шагом станет переговорная сессия, которая пройдет в Бонне в июне. Там будут снова обсуждаться механизмы устойчивого развития, будут утверждаться формулировки, будет, надеюсь, продвижение по новым темам. В частности, Конвенция по климату повернулась лицом к океанам. Почему-то в последние 25 лет ничего не говорилось в документах Конвенции об океанах, их как бы не существовало. Сейчас стало понятно, что без океанов не обойтись, что нужно помогать в адаптации океанских систем, что океанские экосистемы важны для регулирования выбросов. Были конкретные предложения - и восстановление мангровые зарослей, и многие другие идеи. И это очень хорошо, это шаг вперед.

Много говорилось и о решениях “основанных на природе”. Это очень важно. Не только мировая энергетика и промышленность воздействуют на климат. То, как природа реагирует на ситуацию, тоже является фактором, влияющим на климат. Хорошо, что это понято. Конечно, до каких-то решений в числах еще довольно далеко. Но хорошо, что глаза уже открыты

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android