6 октября 2019

7 октября в Женеве состоится церемония вручения премии Нансена, учрежденной Управлением ООН по делам беженцев. Награду получит юрист и правозащитник Азизбек Ашуров, благодаря которому Кыргызстану первым в мире удалось покончить с проблемой безгражданства. В интервью Наргис Шекинской он рассказал о том, как тысячи людей смогли получить паспорта и коренным образом изменить свою жизнь. Он считает это самой большой наградой для себя.

АА: Общеизвестный факт, но, может, кто не знает, что после распада СССР и обретения независимости 15 государствами, все граждане Советского Союза на какое-то время оказались в статусе неопределенного гражданства. Затем каждое государство принимало решение о том, кого признавать своими гражданами. Например, в Центральной Азии государства ставили различные временные рамки, в течение которых люди должны были определить свое гражданство.

Для Кыргызской Республики эта дата была 18 февраля 1994 года. К этому моменту все бывшие граждане СССР, которые имели прописку на территории страны, были автоматически признаны гражданами Кыргызстана. Но были люди, которые на тот момент находились в других странах, учились, работали и вернувшись в страну после этой даты, оказались вне закона и вне гражданства. Это большая часть людей, с которыми мы начали работать.

Моя личная история связана именно с этим периодом.  Я родился в Узбекской ССР. После развала СССР наша семья решила переехать в Кыргызскую Республику, так как у меня родственники живут там и родители оттуда. Все эти бюрократические процедуры проходили вместе, пережили их еще в 90-х. Я знаю, как это сложно.

Лица без гражданства находятся вне статистики. Их никто не регистрирует, естественно, они не могут пользоваться благами, что дает гражданство.

Я закончил университет и начал работать в ассоциации «Юристы Ферганской долины без границ», организатором которой я также являюсь. Вначале мы давали широкий спектр бесплатной юридической помощи людям. Но так как я сам пережил такую ситуацию, я начал обращать внимание на большое количество людей, которые не имеют гражданства, их проблемы находятся в тени официальной статистики и государство не в полной мере понимает масштабы этой проблемы.

Мы начали обращаться к государству и к международным организациям. Я бы сказал, что масштабно мы начали работать в 2014 году 1 июня, когда государство приняло политическое решение совместно с нами начать полномасштабную работу в рамках страны.

Мы создали такие мобильные группы, которые включали наших юристов. При поддержке УКВБ ООН на машинах, которые были оборудованы всем необходимым – компьютерами и фотокамерой, мы ездили по всем регионам страны. Было создано 68 таких групп. Мы называли их «мобильные паспортные столы».

Совместно с партнерами – УВКБ и государством – мы смогли идентифицировать 13 707 человек. Из них через мою организацию прошли 10 828 человек, все они прошли процесс оформления и приема в гражданство.

В зависимости от сложности ситуации этот процесс занимал от трех месяцев до полутора лет. В течение последних четырех лет работа велась очень интенсивная. Мы работали одновременно над 30-40 кейсами, работали в горной местности – куда машины не доезжали, мы добирались конным транспортом, навьючив все оборудование, с генераторами ездили в горы и там помогали людям.

НШ: Вы можете привести истории конкретных людей?

АА:  Я знаю одну женщину без гражданства, которая прибыла из Узбекистана в Кыргызскую Республику и здесь вышла замуж. Официально свой брак она не могла зарегистрировать, но она вышла замуж с официальным статусом лица без гражданства – в Узбекской Республике выдается специальный документ, по которому можно ездить.

Мы проводили ее с новыми документами и была встреча с ребенком на границе, до сих пор эта сцена у меня в памяти

Она не могла получить на территории Кыргызстана медицинское обслуживание, поэтому она поехала рожать в Узбекистан. Но там она не смогла зарегистрировать рождение своего ребенка. У нее заканчивалась виза и она вынуждена была оставить своего новорожденного ребенка в Узбекистане и выехать в Кыргызстан. Ребенку никто не предоставил никаких документов. Она к нам обратилась, и мы сделали все возможное, чтобы помочь женщине. Государство в особом порядке предоставило ей гражданство, за три месяца. Мы считаем, что это очень быстро, но три месяца ребенок не видел маму.

Мы проводили ее с новыми документами и была встреча с ребенком на границе, до сих пор эта сцена у меня в памяти. Я считаю, что у нас уже есть более  13 тысяч наград – это судьбы людей, которым мы помогли. Я очень рад быть частью этого всего.

Несмотря на то, что Кыргызстан является маленькой страной, с не очень развитой экономикой, он смог при помощи политической воли в сотрудничестве с гражданским обществом и международным сообществом решить эту проблему. Я думаю, это должно быть ярким примером для других стран. Решение этой проблемы не всегда зависит от больших ресурсов. Главное, чтобы государства решились на это и начали действовать.

Для нас будет большой победой, если хотя бы наши соседние государства переняли бы этот позитивный опыт и начали бы сокращать безгражданство.

У нас сейчас появилась надежда в отношении Узбекистана. Официально там находятся более 80 тысяч лиц без гражданства. Более 15 лет это число оставалось без изменения – никому гражданства не давали. Но последние три года ситуация изменилась – государство выдает людям гражданство. Последний раз более двух тысяч человек получили указом президента гражданство.

Сейчас там обсуждается новый закон, который даст возможность многим людям легализовать свой статус в стране и получить узбекское гражданство. Это дает нам надежду.

  

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android