14 августа 2019

Вот уже многие годы активисты Казахстана пытаются привлечь внимание к проблеме сексуального насилия. Основательница фонда «НеМолчиKZ» Дина Смаилова сама была изнасилована в юности, но молчала об этом 25 лет.Теперь она помогает другим женщинам, пережившим сексуальное насилие, отстоять свои права. Сегодня ее цель –добиться признания изнасилования тяжким преступлением и покончить с безнаказанностью. Эту идею уже поддержали многие члены парламента и президент Республики. С Диной поговорила Елена Вапничная.

ДCСегодня в Казахстане происходят исторические события, потому что впервые на проблему сексуального насилия обратили внимания во всех слоях общества. Прошло несколько резонансных приговоров, в которых участвовали наши подзащитные, женщины, которых защищает фонд «НеМолчиKZ». У приговоров были вопиюще маленькие сроки: 2,5 года за изнасилование. Подряд вынесли 3 подобных приговора. Когда мужчину с судимостью приговорили всего лишь к 2,5 годам уже за третье изнасилование, возмутилось общество, потому что изнасилование произошло в общественном месте, в туалете высокогорного катка Медео. Следом было еще одно резонансное дело: два проводника известного казахстанского поезда изнасиловали пассажирку в ее купе. Они предварительно отделили «ненужных пассажиров», выбрали жертву, которая ехала одна, и ночью, открыв ключом дверь, пробрались и изнасиловали ее. Сейчас уже вынесли приговор и каждому проводнику дали по 2,5 года. Этот приговор очень возмутил общество. Произошел такой взрыв: осуждать этоn приговор вышли практически все. Именно с помощью общественного резонанса мы смогли добиться внимания со стороны властей, правительства и депутатов парламента. Сейчас обсуждается очень важное для Казахстана решение, о том, чтобы статью «Изнасилование» по первой части, это 120, 121, часть первая, перевести из статьи «средней тяжести» в «тяжкие преступления». Мы шли к этому практически 19 лет.

ЕВ: Если изнасилование будет признано «тяжким преступлением», то какая мера наказания за него тогда последует?

ДC: Мы создали петицию, обратив внимание на то, что сейчас сроки идут от 2 до 5 лет и по этой статье можно уйти от наказания. Кроме этого, существует много снисхождений по статье 155, если виновный раскаялся, попросил прощения, у него есть дети или на него просто написали хорошую характеристику, сроки могут снизить вдвое, то есть с 5 до 2,5. Мы просим ужесточить сроки от 5 до 8 для изнасилования по первой части, тогда уже насильники не смогут примиряться, это уже будет тяжкая статья и не предполагает примирение сторон. Большое внимание мы уделяем тому, чтобы эта статья разрешала не только частно-публичное обвинение, но и публичное, чтобы заявление подавала не жертва, а любой человек, который узнал о том, что произошло изнасилование. И плюс, сейчас обсуждается вопрос, чтобы они не могли выйти по УДО (условно-досрочное освобождение), чтобы отменили для них смягчающие обстоятельства и всевозможного рода послабления. Вот, например, медеузкий(?) насильник. Он уже третий раз насилует девушку, а за счет того, что у него 3 детей, ему каждый раз смягчают сроки наполовину. А так как он сел на 2,5 года, у него есть возможность через одну треть срока выйти уже из тюрьмы, то есть через 10 месяцев он уже может пойти по УДО. Это сложно назвать наказанием. Это совершенно неадекватно тому, что происходит с жертвой насилия после изнасилования, какие тяжелые последствия переживает женщина, это практически сломанная жизнь.

ЕВ: Я знаю, что Вы всячески поддерживали женщину, которую изнасиловали в поезде проводники, и были даже у нее в больнице. Вот расскажите, что переживает женщина, которая подверглась такому ужасному насилию.

ДC: Ну вот, в данный момент, у нашей потерпевшей очень глубокая депрессия. Психологи делали диагностику по стобалльной шкале, так вот, у нее 100. Однажды она даже выпила большое количество таблеток и 5 дней она находилась дома, обезвоженная, никого рядом не было. Мы ее просто потеряли. И в связи с нашей восточной ментальностью, она не рассказала об этом близким людям. Ни родители, ни родственники не знают, что она переживает такую жизненную трагедию, поэтому поддержать ее практически некому в данной ситуации. Только психотерапевт и одна подруга может прийти и что-то как-то сделать для нее.Но казахстанцы оказали ей очень большую поддержку. У нас в Казахстане сейчас проходят мирные пикеты. Женщины рассказывают свои истории: о том, что с ними произошло, что были домогательства или сексуальное насилие со стороны проводников. Она практически первая пошла против насилия в поездах и показала пример другим женщинам. Был еще один масштабный флэшмоб «Не средней тяжести». То есть женщины и молодые люди заявляют о том, что эта статья не может быть «средней тяжести». Все слои общества просто настроены на то, чтобы изменили закон, причем сиюминутно, быстро. Буквально на днях депутат Нуржан Алтаев встречался с нами и сказал, что они будут делать все быстро, не будут растягивать решение об изменении этого закона. Достаточно серьезные люди включились в это движение: очень много адвокатов, блогеров. Я бесконечно благодарна казахстанцам, что дали всем защиту.

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android