Владимир Крамник: искусственный интеллект - будущее человечества

Стоит уделять намного больше внимания программированию и информатике в школах, ведь это станет одним из основных базовых навыков человека в будущем, вне зависимости от того, чем он занимается

Человек, который умеет мыслить, умеет общаться с людьми и имеет базовые, здоровые, знания психологии, логики и информатики, все равно будет востребован. Чтобы ни произошло, он все равно будет успешен

Владимир Крамник , гроссмейстер, многократный чемпион мира по шахматам

Всемирный банк/С.Маккурти
Стоит уделять намного больше внимания программированию и информатике в школах, ведь это станет одним из основных базовых навыков человека в будущем, вне зависимости от того, чем он занимается

Владимир Крамник: искусственный интеллект - будущее человечества

Культура и образование

В течение трех дней в Женеве ученые, политики и общественные деятели обсуждали, какая судьба ждет человечество в условиях стремительного развития «искусственного интеллекта».  Участие в форуме принял выдающийся шахматист, многократный чемпион мира, гроссмейстер Владимир Крамник. В интервью Антону Успенскому он рассказал о том, что такое «искусственный интеллект», может ли человек с ним состязаться и как жить в эру новых компьютерных технологий.

АУ: Что Вы делаете на форуме, посвящённом искусственному интеллекту? Какой интерес он для Вас представляет?

ВК: Меня пригласили по поводу известной шахматной программы Alpha Zero, основанной на искусственном интеллекте, которая не так давно появилась. Она уже сделала большой скачок в шахматах и других областях. В общем, была идея рассказать об этом. Сам я недавно закончил играть в профессиональные шахматы, как-то так получилось, что серьезно увлекся этой темой. Было очень интересно, я встречался с людьми, провел пару дней в офисе компании Deep Mind, которая сейчас является одной из передовых в сфере искусственного интеллекта. Немного занимаюсь, изучаю, вполне возможно, что буду работать в этой сфере – это не исключено.

АУ: Для Вас как для шахматиста работа с компьютером и с шахматной программой – это, наверное, элемент подготовки и тренировки. Вы же неоднократно играли с компьютерами, что это за ощущение по сравнению с игрой с человеком? В чем разница?

ВК: Разница большая. Правда, надо сказать, что сейчас такие матчи уже не имеют смысла, ведь компьютеры ушли далеко вперед по мощностям и, учитывая новые веяния, основанные на нейронных сетях. В принципе, человеку с телефоном портативным играть можно, но, если мы говорим о по-настоящему мощной машине, то даже у чемпиона мира шансов нет никаких в таком матче. Лет 10 назад был этот период, когда еще были примерно равные шансы. Скажем так, соревнования лучших шахматистов в мире с лучшей программой, установленной на мощном компьютере, имели спортивный интерес и научный интерес, но это было достаточно непродолжительное время. Я сыграл два матча в 2002 и 2006 году.

Всем, конечно, известен матч Гарри Каспарова с программой Deep Blue в 1997 году, но на самом деле после этого компьютер выигрывал у человека, и у него просто больше не было шанса. Результат того матча был случайным, и, безусловно, тогда человек еще был посильнее компьютера, просто в какой-то момент нарушилось психологическое равновесие, и он [Каспаров] сделал много ошибок. В 2002 году программы все-таки уже ушли вперед, и я играл с еще более усовершенствованным компьютером. Когда мы сыграли вничью, четыре-четыре, хотя я вел по ходу матча, все равно были равные шансы, и мне даже показалось, что человек был посильнее. Потом в 2006 году я играл с еще более усовершенствованной программой, и в какой-то момент стало очень тяжело играть. Я матч проиграл, хотя были шансы свести его вничью, но я уже чувствовал, что ничья в матче с компьютером — это предел человеческих возможностей. Это очень сложно сделать.

Soundcloud

Очень быстро начали развиваться технологии. Могу для примера привести такую статистику, что в 2002 году компьютер, с которым я играл, рассчитывал где-то 3,5 миллиона позиций в секунду. В 2006 – около восьми миллионов позиций в секунду. Сейчас программы такого типа рассчитывают уже около 70 миллионов позиций в секунду, то есть с 2002 года они усилились почти в 10 раз. Конечно, бороться уже невозможно. Но программа Alpha Zero, которая всех шокировала своим уровнем игры и способом достижения этого уровня, — это, конечно, совершенно новый путь и новый скачок в развитии не только шахматных программ, но и вообще программирования. Компьютерные программы основаны на нейронных сетях, и это, безусловно, будущее человечества. Это настолько эффективнее, чем старый метод программирования, что, очевидно, скоро этот тип работы с данными заменит все то, что было раньше. Очень трудно предсказать«потолок»: возможности открываются неограниченные. Даже сами программисты не знают, чем все это закончится. Вполне возможно, что будет много концептуальных стратегических открытий в самом ближайшем будущем, которые будут связанны именно с этим алгоритмом. 

АУ: Вы упомянули о  миллионах ходов, которые могут просчитывать компьютеры на секунду. А для сравнения, сколько таких ходов за секунду может рассчитать гроссмейстер ? 

ВК: Мы не мерим в секундах... Но, например, прогрессивность программы Alpha Zero в том, что она соединяет человеческий подход, алгоритм мышления, и компьютерную мощь. Именно в этом она и превзошла все имеющиеся сейчас программы. Почему можно было играть с программами, бороться и даже выигрывать, когда они еще рассчитывали 3,5 - 5 миллионов позиций в секунду? Потому что алгоритм рассматривал все абсолютно возможные продолжения в любой момент. Но мы понимаем, что в жизни и в шахматах подавляющее количество возможностей, которые есть, нет смысла рассматривать, ведь это только ухудшает ситуацию. Если человек понимает, какой вариант важный, он его может высчитать раньше компьютера, потому что компьютер теряет очень много сил и энергии на полный пересчет вариантов, 90 процентов которых совершенно бессмысленны.

Мне кажется, это всего лишь вопрос времени, когда этот самообучающий алгоритм начнет демонстрировать прорывные вещи в других областях.

Новшество компании Deep Mind в том, то компьютер научился отсекать ненужное, и, соответственно, он анализирует меньше, но смотрит намного глубже за счет отсечения ненужных продолжений. Такая смесь человеческого мышления и компьютерной мощи пересчета вывела на кардинально новый уровень шахматные программы. Я считаю, что это очень большое открытие, и за ним будущее. В компьютер завели только правила игры в шахматы, не было ничего больше, никаких подсказок, только правила. Программа начала играть сама с собой, сыграла быстро огромное количество партий и завершила их сама. Если первая партия была на уровне человека, который только научился играть в шахматы, то ей понадобилось всего девять часов, чтобы стать сильнейшим шахматистом мира. Причем, среди и людей, и компьютеров. И с большим отрывом. Понятно, что это было доказательством того, что этот алгоритм – новое поколение, и очевидно, что за этим будущее. Очень сложно предсказать, какие там пределы. Мне кажется, это всего лишь вопрос времени, когда этот самообучающий алгоритм начнет демонстрировать прорывные вещи в других областях.

АУ: С учетом этой мощи и безграничных возможностей, одним из вопросов, который постоянно обсуждается на таких форумах, это вопрос этический. Как сделать так, чтобы машины, сейчас уже мощнейшие нейронные сети, делали добро, но при этом не делали и зла? Эти вопросы, глядя в будущее, Вы учитываете и как-то задумываетесь о них?

ВК: Да, этот вопрос существует, им очень много сейчас занимаются. Целый научные центры занимаются тем, чтобы как-то это урегулировать. Отдельная отрасль – юридическое оформление, потому что, конечно, в какой-то момент компьютеры и мощь искусственного интеллекта начнут как-то захватывать определенную, так скажем, власть. В любом случае, это некий такой технологический прогресс, который неизбежен, потому что, когда люди занимаются программированием, они видят, какой громадный в этом ресурс и как практически невозможно этот прогресс остановить. Да и не надо останавливать, это естественная эволюция. Это отчасти можно сравнить с атомной энергией - все отлично понимают, какая опасность стоит в этом, но плюсы перевешивают.

АУ: Бытует мнение, что язык программирования необходимо наравне с иностранными языками преподавать в школе и по возможности с раннего возраста. Вы согласны с таким мнением?

ВК: Безусловно. Я сам немного развил эту тему на этой конференции. Мне кажется, что надо очень серьезно откорректировать систему образования в связи с тем, что очень быстро меняется все. Надо подготовить новое поколение наших детей к тому, что они будут жить совсем в другом мире. Я не думаю, что были такие времена, когда мы практически не в состоянии были предсказать, что будет через 10 лет, а ведь сейчас это действительно так.

Мы пытаемся подготовить детей к миру, в котором мы живем, но стоит осознавать, что, когда они вырастут, мир станет совсем другим...

Программирование и информатика есть в школах, но надо уделять намного больше внимания, потому что это станет одним из основных базовых навыков человека, вне зависимости от того, чем он занимается. Детям нужно прививать больше навыков логического мышления и творческого мышления информатики, и такие вещи при любом раскладе детям будут интересны. И, наверное, стоит чуть-чуть уходить от, как называется, зубрежки. Некоторые знания могут быть почти не нужны для будущей жизни, а некоторые будут необходимы, и просто любому человеку придется заново этому обучаться. Надо все-таки смотреть в будущее и подстраивать систему образования. Очень много школ берут шахматы как предмет для того, чтобы развивать детей, понимая то, что мир будет совсем другим, что именно это логическое мышление будет очень важной составляющей успеха человека в будущем.

Я почти уверен, что человеческие отношения и психология, то есть хорошее понимание людей и общение с ними, будут тоже безусловно очень важным компонентом через 10-20 лет. Поэтому основы психологии, основанная на отношении людей, ее тоже необходимо уже начинать в школе. В современном мире все-таки у нас появился интернет, поисковые программы, и огромный объем знания просто уже не нужен, потому что некоторые знания можно получить за секунду. Знания стало получать намного легче, а вот способности анализировать, сделать из них правильные выводы и креативно что-то придумывать в этой массе информации намного важнее, чем просто знать наизусть какие-то математические формулы. Мы пытаемся подготовить детей к миру, в котором мы живем, но стоит осознавать, что, когда они вырастут, мир станет совсем другим. Мы, по сути, готовим их к прошлому, а надо готовить к будущему.

АУ: То есть одно из направлений обучения в эру искусственного интеллекта – это умение быть человеком?

ВК: Мне кажется, что надо максимально в детях развивать те качества, которые будут в любом случае необходимы. Это некая гибкость мышления и адаптация, чтобы, что бы ни произошло, этот человек, которому сейчас 10 лет, через 20 лет   мог адаптироваться к любым изменениям. Человек, который умеет мыслить, умеет общаться с людьми и имеет базовые, здоровые, знания психологии, логики и информатики, все равно будет востребован. Чтобы ни произошло, он все равно будет успешен.