Операция по освобождению Мосула может затянуться

Операция по освобождению Мосула может затянуться

Загрузить

В ООН пристально следят за операцией по освобождению Мосула от ИГИЛ и считают, что она идет успешно. Специальный представитель главы ООН в Ираке Ян Кубиш на заседании Совета Безопасности отметил, что иракские илы безопасности вместе с курдской армией и добровольцами из народного ополчения чрезвычайно эффективно действуют в Мосуле. Он надеется, что такое единство станет залогом  совместной работы по строительству мира в стране после избавления от ИГИЛ. О нынешней ситуации он рассказал в интервью нашему Радио.

***** 

ЯК: Я очень высоко оцениваю действия иракских сил: вооруженных сил, Пешмерга - курдских сил, народного ополчения, которое принимает участие в боях, и добровольцев, которые тоже взялись за оружие – жителей Мосула и окружающих деревень. Все они принимают участия в боях, теряют жизни, к сожалению… И поддержка международной коалиции и других сил, конечно, очень важна. Но не надо забывать, что на месте, «на земле» воюют разные группы граждан Ирака, и это очень хорошо. Такое сотрудничество – хороший задел для будущего сотрудничества в освобожденном Ираке, Ираке, свободном от системы халифата, которая в Мосуле, например, работала больше двух лет.

Что касается самой операции. Она пока продвигается по плану. Самое главное, что все бои ведутся с учетом требования сохранять жизнь максимальному количеству гражданского населения, не подвергать их жизни опасности в боевых действиях. Это соблюдается. Вся операция идет шаг за шагом. Так как она будет продвигаться в глубь населенных частей Мосула, которые, как сейчас видно, будут сильно обороняться боевиками Даиш, можно предположить, что будут затяжные бои. Будем надеяться, что планы Даиш воспользоваться гражданским населением для защиты своих боевиков не осуществятся. Поэтому мы осторожно подходим  к оценкам того, как долго операция может продлиться. Ясно, что она не завершится за два-три дня. Мы говорим пока о неделях, о жестоких боях, поскольку зима уже наступает.

ЕВ: Будет холодно, снег?

ЯК: Будет холодно и сложно для гражданского населения…  Надо понимать, что жители Мосула,  которые имеют ограниченные пути доставки питания, воды и электричества, зимой будут страдать еще больше, чем они страдают сейчас. Поэтому нас беспокоит гуманитарная ситуация.

ЕВ: Много говорят и пишут о тысячах людей, которые бегут, пытаясь спастись от военных действий, о сотнях людей, которых ИГИЛ пытается использовать в качестве живого щита, но не очень известно о том, как вообще выживают люди в самом Мосуле.  Все были обеспокоены тем, что, когда начнутся уличные бои, то они пострадают. И еще - когда ИГИЛ наступал, то они расправлялись с местным населением в качестве возмездия, считая, что они поддерживали власть. Есть ли какие-то сообщения о том, что иракская армия может так же себя вести по отношению к местному населению, мстя за то, что они жили под ИГИЛом и, возможно, его поддерживали? Я знаю, что и Вы, и Генеральный секретарь предостерегали об этом. Что-то об этом известно?

ЯК: Во-первых, достаточно сложно получать информацию о том, что происходит на территориях, которые находятся под властью ИГИЛа. Информация поступает, но власти ИГИЛа делают все возможное, чтобы воспрепятствовать ее распространению. Так, использование мобильных телефонов запрещено и наказывается смертью. Уже были ситуации, когда люди, которых поймали с мобильным телефоном, были казнены.  Здесь есть определенная сложность, как получить информацию. Насчет поведения освободительных вооруженных сил, будь то со стороны Пешмерги, будь то со стороны иракских вооруженных сил или народного ополчения. Здесь есть установка, которая идет не только от премьер-министра Абади или президента Барзани, но тоже от религиозных лидеров, разных религий, начиная с шиитской высшей религиозной власти: не должно быть возмездия. На практике так и получается, что отсеиваются достаточно успешно те люди, которые, по достоверной информации, принимали участие активно в рядах ИГИЛ. Они отлавливаются, и потом идет процесс, как с ними поступать в рамках закона. Но так, чтобы то население, которое жило два с половиной года под властью ИГИЛа, подвергалось каким-то преследованиям из-за того, что они там были частью той жизни под ИГИЛом, такого допускаться не будет. Об этом говорят все высшие представители, и это мы видим тоже по поведению вооруженных сил Ирака уже на месте в ходе боевых действий, а также когда они принимают тех беженцев, которые передвигаются из зоны боевых действий. Они с ними обращаются гуманно. Мы предполагаем, что и в будущем будет такое гуманное обращение.

ЕВ: Мы  надеемся, что Мосул будет освобожден, ИГИЛ будет выдавлен из Ирака. Но ИГИЛ как змей с семью головами: одну отрубаешь – на ее месте вырастает новая… И вырасти она может где-то в Париже, в Ницце и т.д.

ЯК: Действительно, боевики сейчас бегут. Но это часть тактического и даже стратегического плана руководства ИГИЛ – разместить их в разных местах. Аль-Багдади, лидер так называемого ИГИЛа,  даже призвал находящихся в разных странах, в государствах Европы или в России, боевиков оставаться там и работать на ИГИЛ, делая то, что Вы упомянули – события в Париже и Ницце... Или чтобы боевики передвинулись в Ливию. Поскольку Ливия – государство, которое не полностью контролируются центральной властью, там есть определенная почва для нахождения боевиков. Хотя там тоже ведутся боевые действия против ИГИЛа, и в определенной степени достаточно успешно. Но, как мы знаем, боевики ИГИЛа стараются появиться и показать свой флаг и в других странах – в Африке, в Азии, в других местах. Такое, наверное, мы  будем видеть и впредь.

С другой стороны, конечно, мы надеемся, что те, кто не сдается в ходе боевых действий в Ираке, будут уничтожены, а не будут иметь возможности уйти куда-то и передислоцироваться, чтобы потом возобновить свои террористические действия в каких-то других местах.

Photo Credit
Ян Кубиш дает интервью Елене Вапничной. Фото Радио ООН