Как в представительстве Организации исламского сотрудничества при ООН намерены бороться с терроризмом?

18 июля 2016

Новый Постоянный наблюдатель Организации исламского сотрудничества (ОИС) при ООН азербайджанский дипломат Агшин Мехдиев недавно вручил верительные грамоты Генеральному секретарю Пан Ги Муну. Ранее Мехдиев занимал пост Постоянного представителя Азербайджана при ООН. Впервые ОИС в Организации Объединенных Наций представляет дипломат из страны постсоветского пространства.

Организация исламского сотрудничества - самая крупная и наиболее влиятельная мусульманская международная организация. Она объединяет 57 стран с населением около полутора миллиарда человек. Россия, которую населяют 20 миллионов мусульман, имеет в ней статус  наблюдателя.

В интервью Наргис Шекинской Агшин Мехдиев рассказал о задачах, которые сегодня стоят перед Организацией исламского сотрудничества, и в частности – ее представительством при ООН.

*****

АМ: Нью-Йорк для меня не новое место, я здесь провел уже более 7 лет, значительную часть своей жизни, поэтому рад снова оказаться здесь. По итогам конкурса, проведенного в штаб-квартире Организации исламского сотрудничества, я получил назначение на должность представителя ОИС в Европейском Союзе. Когда я проработал несколько месяцев в Брюсселе, мне проступило предложение приехать и возглавить представительство организации при ООН. ООН есть ООН, это и авторитетно, и престижно. Это крупнейшая ведущая международная организация, работать здесь приятно, интересно и почетно.

Наша организация насчитывает 57 стран-членов, представляющих 4 континента. Это в большинстве своем абсолютно разные страны по своему этническому составу, по уровню экономического развития, они представляют разные культуры, разные цивилизации. Но все они объединены исламской религией. Ислам на сегодняшний день – это не просто религия, объединяющая людей единой верой. Это история, это культура, это цивилизация.

Сегодня ислам объединяет значительную часть населения земного шара, и фактически это вторая ведущая мировая религия. Не буду рассказывать о тех процессах, которые происходят сегодня в мире, в том числе, о нежелательных. Нам приходится со всем этим жить и работать. Отсюда и те задачи, которые нам необходимо в первую очередь решать. Вы знаете, конечно же, речь идет о тех событиях, которые затронули Ближний Восток и породили волну беженцев, буквально захлестнувшую соседние страны, а потом и Европу. США тоже готовятся принять значительное число беженцев из стран Ближнего Востока.

Какие у нас задачи? Ну, во-первых, все эти неприятные события породили волну исламофобии. Это очень большая головная боль. Прежде всего, наша задача заключается в том, чтобы посредством терпеливой, кропотливой разъяснительной работы донести до самых широких масс населения (в первую очередь западных стран), что те безобразия, которые творятся, те преступления, которые совершаются сегодня отдельными лицами или группами лиц, прикрывающихся исламскими лозунгами, на самом деле не имеют ничего общего с исламской религией. Ислам – это религия милосердия и всепрощения, и вот эту истину мы должны донести до самых широких масс, до каждого обывателя.

Нами запланированы различные мероприятия. Постараемся активизировать нашу работу с неправительственными учреждениями, с институтами, в которых сосредоточено большое количество молодежи (университетами, различными учебными заведениями), ну и, естественно, с масс-медиа.  СМИ – это главный рупор, который имеет очень широкую аудиторию и доводит мнение до самых широких слоев общественности.

Большая проблема, конечно, это терроризм. Это так называемое «Исламское государство»… Так называемое, потому что, как вы понимаете, больше всего от его действий страдают сами мусульмане. Я читал в газете статью Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, в которой он акцентирует внимание на том, что больше всего от терроризма страдают именно мусульмане. За прошедшие годы в Америку иммигрировали более 800 тыс. мусульман. И за все это время лишь 15 человек из них были задержаны и обвинены как террористы. То есть все это говорит о том, что, конечно, тут и оправдываться не стоит, потому что мы не имеем - ислам не имеет - к этому никакого отношения. Но, к сожалению, об этом далеко не все знают – очень многие несведущие люди увязывают то, что происходит, в какой-то степени и с исламом тоже. Соответственно, это уже следующая часть нашей работы, которая состоит в том, что только мы сами и можем справиться с этим злом. С ним можно и нужно  бороться только совместно.

Ну и существующие сегодня кризисы – вооруженные и невооруженные, которые непосредственно затрагивают интересы исламских стран, интересы стран-членов нашей Организации. В меру наших возможностей пытаемся принять участие в их решении. Это острые вопросы, которыми нам предстоит заниматься.

Но есть и более общие вопросы, такие как углубление и расширение отношений и сотрудничества с Организацией Объединенных Наций. В определенной степени, раз мы работаем здесь, на нас ложится и ответственность за развитие отношений с Соединенными штатами, как со страной пребывания. Конечно, это сотрудничество должно затрагивать все сферы: и экономику, и культуру. Как я уже сказал, задача это нелегкая: 57 стран, 4 континента. Все совершенно разные, и выступать всегда с единой платформы непросто. Но будем стараться. Посмотрим, что из этого получится.

НШ: А вот проблема радикализации молодежи, исламской молодежи… Вы недавно провели по этой теме мероприятие, первое после того, как Вы получили это назначение. Планируете ли Вы продолжать такую деятельность?

Несомненно. Я считаю, что определенная работа должна проводиться, прежде всего, в мечетях. Мечеть – это место, где собирается мусульманская община. И то, кто имам, что он говорит, как наставляет людей, имеет очень большое значение. Если люди приходят в мечеть – значит, они верят этому имаму, они с ним считаются. Поэтому я считаю, первое, что надо делать – работать в тесном контакте с имамами мечетей. С теми, кто направляет людей.

НШ: Вы сейчас имеете в виду эту страну, США, или вообще все страны?

Вообще все. В частности, я столкнулся с этим вплотную а Европе. Здесь это, наверное, в меньшей степени. Но, тем не менее, этот вопрос нельзя сбрасывать со счетов.

Во-вторых, в основе радикализма, экстремизма лежат социально-экономические причины.  То есть, благоустроенная, проживающая в нормальных условиях молодёжь никогда не пойдет ни на какие радикальные шаги, никогда не поддастся влиянию экстремизма. Только отчаявшиеся в жизни, потерявшие надежду на лучшую жизнь,  люди часто идут на такие поступки. Давайте говорить откровенно: это же практически самоубийцы…  А кто становится самоубийцей? Человек, который совершенно разочаровался в жизни.  Поэтому мне кажется, что в этом направлении нам надо сосредоточиться.

Вы совершенно точно отметили, что больше всего сейчас радикализму подвержена молодежь. Значит, нам надо активизировать работу именно с этим слоем населения. И мы будем стараться в этом направлении действовать активно.

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android