Почему в войне с наркотиками побеждают наркотики

Почему в войне с наркотиками побеждают наркотики

Загрузить

Несмотря на многолетнюю глобальную «войну с наркотиками», победы в ней не предвидится. Похоже, что международное сообщество осознало, что раз существующие методы не работают, надо искать другие.  Этим займутся делегаты Специальной сессии Генеральной Ассамблеи по проблеме наркотиков. Она откроется в Нью-Йорке 19 апреля.

Впрочем, многим странам удалось добиться успехов в противостоянии наркоугрозе. Это те, где действуют так называемые программы по снижению вреда, включая обмен шприцев и заместительную терапию. К ним, увы, не относятся страны Восточной Европы и Центральной Азии. Об этом Елене Вапничной рассказал Сергей Вотягов – Исполнительный директор Европейской сети снижения вреда. По его ловам, главная проблема сегодня – недостаток финансирования профилактических программ.

 *****

СВ:  Регион находится в кризисной ситуации, потому что по мере экономического развития и увеличения уровня доходов  в странах желание доноров поддерживать профилактические программы исчезает. Можно ожидать в ближайшее время, что в рамках следующего цикла финансирования Глобального фонда (по борьбе со СПИДом, малярией и туберкулезом) наш регион получит значительно меньше средств. Многие двусторонние доноры уже прекратили финансирование за исключением отдельных стран, например Украины, где еще есть некое разнообразие доноров. В большинстве стран, к сожалению, финансирование из  международных источников заканчивается. И все это приводит к очень серьезным последствиям. Например, в Румынии, несмотря на то, что это страна Евросоюза, с высоким уровнем дохода, по окончании финансирования с помощью гранта Глобального фонда программы снижения вреда практически все закрылись и буквально через пару лет начал рост новых случаев заболеваемости. Закончился грант в Сербии, заканчивается грант  в Болгарии, и сценарий один и тот же.

ЕВ: А проблема только в недостатке финансирования или еще и в отношении, как в России, которая до последнего времени, во всяком случае, выглядела вполне благополучно,  сама стала донором, отказалась от услуг Глобального фонда, но там дела обстоят очень плохо с программами по снижению вреда,  практически никак?

СВ:  Ну, я считаю, что нежелание финансировать является последствием  фактически репрессивного отношения к людям, употребляющим наркотики, и отсутствие политической воли и, в принципе, непризнание права людей, употребляющих наркотики, на достойную жизнь и право на здоровье – более того, рассмотрение потребления наркотиков как проблемы криминального характера, оно, естественно, мешает применению подходов, которые  доказали свою эффективность с точки зрения здравоохранения, в том числе по снижению вреда. Я вижу связь между тем, что криминализация и репрессивное отношение приводит к тому, что деньги, в принципе, выделяются на борьбу, но на борьбу с наркотиками и наркопотребителями, а не на предотвращение проблем здоровья, проблем, связанных с нарушением прав человека.

ЕВ: Похоже, что происходит какой-то поворот в отношении к этой проблеме на глобальном уровне. Понятно, что в войне с наркотиками победителей нет и не предвидится, и в ООН призывают перейти к более гуманному подходу к решению этой проблемы. Насколько Вас это вдохновляет? Вот скоро, через 10 дней будет Специальная сессия Генеральной Ассамблеи по наркотикам. На нее возлагают большие надежды. Может быть, медленно, но верно и давление будет усиливаться на страны региона, и что-то  будет меняться?

СВ:  Ну, оптимизма особого нет. Хорошо, что диалог открыт, диалог продолжается в принципе маргинальные мнения по поводу того, насколько  борьба с наркотиками и наркопотребителями репрессивными методами успешна, поддерживаемые такими странам, как Россия и рядом других стран, они маргинальные, но они выражают свои позиции очень громко и очень искусно используют международные процессы демократического характера в своих, к сожалению, недостойных целях. Поэтому сложно сказать, какой будет результат. Я думаю, что польза еще в том, что еще раз международное сообщество удостоверится в том, кто из участников диалога является более прогрессивным и более гуманным, а кто отстаивает репрессивные тоталитарные подходы, которые не решают, а усугубляют проблему. Поэтому с точки зрения вскрытия позиции  и возможности дискутировать  это полезно.  Думаю, что прогресс в других частях мира – более заметный: в Латинской Америке – огромна им благодарность за прогрессивные взгляды и за инициативу провести этот диалог еще раз. Я думаю, что Спецсессия по наркотикам – это только начало какой-то следующей фазы, в результате которой мы, возможно, что-то сдвинем к лучшему. Но этот процесс будет очень сложным, потому что противостояние прогрессивным взглядам и каким-то человеческим подходам к решению проблемы наркотиков достаточно сильное.

 

Photo Credit
Сергей Вотягов. Фото ЕССВ