Сколько «лиц» у коррупции?

9 декабря 2014

Сегодня в ООН отмечают Международный день борьбы с коррупцией. В одном из последних докладов Программы развития ООН рассматривается влияние коррупции в таких разных областях, как природные ресурсы, положение женщин, адаптация к изменению климата и многих других. Елена Вапничная побеседовала на эту злободневную тему с Аидой Арутюновой из ПРООН.

*****

АА: В сознании обычного человека, коррупция – это взятка, но за этим стоит многослойное явление, которое, в принципе, тормозит развитие. Если мы посмотрим статистику, то для достижения Целей развития тысячелетия в сфере образования, здравоохранения и преодоления нищеты нам нужно всего 94 миллиарда, чтобы достичь этих целей, а каждый год мы теряем 1 триллион долларов через незаконные финансовые потоки из развивающихся стран. Там не только взятки, там и отмывание денег, незаконные финансовые потоки, неэффективное государственное управление, тендеры и т.д.

Даже то, что принимают на работу на госслужбу или в какой-нибудь офис знакомых и родственников, – это тоже коррупция. Очень интересно отметить, что не только тот, кто берет взятку, совершает преступление, но и тот, кто дает взятку, также совершает преступление, т.е. это двусторонний акт. Мы в Программе развития ООН смотрим на коррупцию с точки зрения развития. Мы работаем с более 100 странами для того, чтобы помочь им работать с правительством и чтобы в основу управления государством они ввели демократические реформы, в первую очередь это прозрачные выборы, нормативно-правовые акты и т.д.

ЕВ: Законодательство очень хорошо и во многих странах оно существует, но для того, чтобы оно было воплощено в жизнь, нужна все-таки, наверное, политическая воля и какой-то опыт, знания и умения. Я знаю, что Программа развития ООН осуществляет проекты в странах СНГ. Как эти проекты идут, с чем они связаны и дают ли они уже результаты?

АА: Если мы говорим о странах Восточного партнерства, куда входят 6 стран, то, принципе, эти страны проделали огромную работу для соответствия и нормативно-правовой базы, также и государственной структуры. Были туры в различные европейские страны, для того, чтобы они поделились опытом и посмотрели бы на то, как страны развиваются там и т.д. Когда мы говорим об Армении, мы там имплементировали программы, которые были нацелены на улучшение здравоохранения и образования, и там было очень интересное сотрудничество с министерствами и правительством.

ЕВ: Борьба с коррупцией в здравоохранении и образовании – это довольно общие слова. Как конкретно это можно это сделать?

Знаете, сама область, она очень широкая. Мы, когда реализовывали программы, фокусировались на какой-то субсектор, например, закупки лекарств. Это связано с госзакупкой, там тендеры, там есть коррупционные риски. Мы смотрим, какова нужда, где коррупционные риски. Затем мы составляем план действия, который нацелен на адресацию этих рисков, и начинаем реализацию этого плана. Сейчас мы также начинаем программу по секторам в Молдавии, мы также работали и поддерживаем программу на Украине. На Украине проект был нацелен, в основном, на поддержку имплементации Конвенции ООН против коррупции для того, чтобы нормативно-правовая база соответствовала бы требованиям Конвенции.

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.