Чем хороши Цели развития тысячелетия для постсоветских стран?

25 сентября 2013

В среду собравшиеся в Нью-Йорке мировые лидеры обсуждали ход выполнения Целей в области развития, которые были сформулированы в Декларации тысячелетия, принятой в 2000 году. Тогда на пороге нового тысячелетия мировые лидеры приняли восемь целей, каждая из которых предполагает достижение определённых результатов к 2015 году.  В их числе - сокращение бедности, борьба с инфекционными заболеваниями, сокращение детской и материнской смертности.

О том, как Цели развития тысячелетия осуществляются на постсоветском пространстве, рассказывает Елена Вапничная.

*****

Вот уже 13 лет мы говорим о Целях тысячелетия в области развития, но, боюсь, для многих наших слушателей они, по-прежнему, - некая абстракция, не имеющая к ним отношения. Но дело обстоит ровно наоборот – впервые мировые лидеры поставили совершенно конкретные задачи и определили конкретный срок их выполнения. Профессор МГУ Сергей Бобылёв – один из главных экспертов в области ЦРТ в России:

«За что я их очень люблю: вообще Цели развития тысячелетия - измеряемы. Понятно, что наше светлое будущее - человек, образованный, умный, но когда это нельзя померить, для меня как экономиста это остаётся вот такой некой утопической программой».

Цели тысячелетия измерить можно. Но их недостаток в том, что они носили глобальный, а значит - усреднённый характер. Поэтому страны постсоветского пространства их не очень восприняли. Объясняет Елена Данилова-Кросс из регионального представительства Программы развития ООН:

«Потолок в глобальном масштабе для нас был уже как бы ниже пола, мы уже из этого выросли, поэтому посчитали, что это не для нас».

Действительно, цели в области начального образования или сокращения бедности по показателям, применимым к развивающимся странам, для региона уже не актуальны. Кроме того, в период до 2000 года, когда шла работа над ЦРТ, новорождённые независимые государства с надеждой на помощь смотрели в сторону Всемирного банка и МВФ, а не занимались разработкой Целей развития:

«Наш регион, на самом деле, был занят ничем, потому что это время совпало с распадом СССР, людей больше заботил выход из бедности, из сложностей, из кризиса».

Но подписав Декларацию тысячелетия, они обязались выполнить поставленные задачи. Страны региона с помощью ООН начали адаптировать глобальные Цели к своей социально-экономической и экологической ситуации. Например, первая Цель предполагает сокращение вдвое доли людей, живущих в нищете:

«Очень многие страны, скажем, планку по бедности, по денежному выражению поставили не 1 доллар 25 центов, а Украина с 2010 года поставила эту планку в 5 долларов».

«Узбекистан, скажем, вообще изменил формулировку цели, то есть они сказали, что у нас нету бедности, у нас есть малообеспеченность и неполноценное питание, и поэтому национальная задача, она звучит, как сокращение малообеспеченности и неполноценного питания».

По словам Елены, государства региона идут к выполнению Целей разными темпами. Но в целом, в 2015 году они смогут доложить о выполнении лишь одной трети из поставленных задач. Многие решили сосредоточиться на отдельных Целях. Объясняет Елена Данилова-Кросс:

«Выбирается определённая цель, которая очень отстала по своим показателям и, скорее всего, не будет выполнена до 2015 года, и на неё даются дополнительные средства и усилия».

Так, в Молдове с помощью ООН решили сосредоточиться на борьбе с ВИЧ/СПИДом, а в Кыргызстане – на улучшении показателей материнского здоровья.

В то время, как государства делают «последний рывок» перед финишем, в ООН разрабатывают новую глобальную повестку дня – новые Цели устойчивого развития. Чем они будут отличаться от нынешних? Сергей Бобылёв считает, что основные цели останутся прежними – борьба с бедностью, здоровье, образование, гендерное равенство. Но не только:

«Я думаю, во-первых, прибавится экологическая часть, понятие само «зелёная экономика», «зелёный рост», я думаю, туда войдёт довольно мощным блоком, и видимо, больше будет экономических показателей».

А сам процесс их разработки, считает Елена Данилова-Кросс, будет кардинально отличаться:

«Процесс будет идти с точностью до наоборот, то есть если ЦРТ как бы двигались сверху вниз, то есть они были разработаны на глобальном уровне и потом выяснилось, что для того, чтобы они работали на национальном и местном уровне, их нужно адаптировать, то, соответственно, сейчас процесс разработки Целей устойчивого развития должен идти снизу вверх, то есть инициатива и выбор показателей и задач должен идти именно со стороны государств, со стороны стран».

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android