Международный суд ООН

Аун Сан Су Чжи защищает позицию Мьянмы в Международном суде ООН

Госсоветник Мьянмы, лауреат Нобелевской премии мира, Аун Сан Сун Чжи выступила сегодня в Международном суде ООН в Гааге с защитой позиции своей страны, которую обвиняют в геноциде мусульман-рохинджа. Она допустила, что военные «применили чрезмерную силу», однако напомнила, что ее страна ведет собственное расследование. 

Международный Суд ООН имеет право рассмотреть иск Украины против России

Международный Суд ООН в Гааге пришел к выводу, что обладает юрисдикцией для рассмотрения иска Украины к России о нарушении двух международных конвенций: о пресечении финансирования терроризма и о ликвидации расовой дискриминации. Большинство судей не согласились с возражениями Москвы, представленными в сентябре.

Россия оспаривает юрисдикцию Международного Суда ООН по иску Украины

Сегодня в Международном Суде ООН в Гааге начались слушания по делу Украины против Российской Федерации. Киев обвиняет Москву в нарушении обязательств по Международной конвенции о финансировании терроризма и Международной конвенции о ликвидации расовой дискриминации. Россия считает, что украинский иск носит «искусственный характер» и что Суд не обладает юрисдикцией по этому делу.

Международный Суд ООН: Великобритания должна немедленно прекратить управление архипелагом Чагос

Отделение архипелага Чагос от Маврикия было незаконным. К такому выводу пришли судьи Международного Суда ООН. Они считают, что Великобритания должна прекратить управление этими тропическими островами в Индийском океане.

Международный Суд ООН заявил, что обладает юрисдикцией по иску Ирана к США, связанному с замороженными активами

Международный Суд ООН постановил, что обладает юрисдикцией по иску Ирана против США, связанному с «иранскими активами». Речь идет о деле по замороженным счетам иранских банков за границей, и, в частности, «Банка Маркази». 14 июня 2016 года Иран подал заявление о возбуждении дела против Соединенных Штатов , касающегося  принятых Вашингтоном  мер , которые  подрывают способность  иранских властей и компаний осуществлять свои права на контроль за своей собственностью за границей.