Ближний Восток: трудно ли быть женщиной-руководителем и вести переговоры с вооруженными группами 

17 августа 2020

Соня Алмассад отвечает за то, чтобы колонны с гуманитарной помощью преодолели все препятствия и добрались до жителей Йемена. Она  - единственная женщина, к тому же начальник, в группе из шести человек. Работа сопряжена с ежедневной угрозой для жизни, а будучи женщиной, Соня рискует вдвойне. Договариваясь об очередной встрече, она часто скрывается под мужским именем. 

Соне не привыкать к опасности: когда война началась в ее родной Сирии, она уже была сотрудником Управления ООН по гуманитарным вопросам. Женщине поручали вести переговоры с вооруженными группами и добиваться разрешения на доставку помощи. Чудом удавалось выходить из сложнейших ситуаций – помогал опыт работы в Ираке, Ливане и других горячих точках. Вот что Соня Алмассад рассказывает о себе сама. 

Шрамы, оставленныe войной

Я начала работать волонтером в Управлении ООН по делам беженцев в 2006 году, во время войны между Ливаном и Израилем. Я видела страдания, которые выпали на долю мирного населения, включая женщин и детей. 
Потом была работа в Международной организации по миграции, я оказывала помощь беженцам из Ирака. Это была очень хорошая программа, людям фактически дарили возможность снова встать на ноги, начать все с начала.

Фото УКГВ
Договариваясь об очередной встрече, cотрудница УКГВ Соня Алмассад часто скрывается под мужским именем или выдает себя за переводчицу.

Но если бы вы только слышали их истории! Этим ранам уже никогда не затянуться: люди пережили похищения, пытки, женщин насиловали, на их глазах убивали их детей. В рамках проекта мы помогли некоторым из пострадавших перебраться в США, и я была счастлива узнать, что им удалось устроиться на новом месте. 

Кризис в Сирии застал меня в должности местного координатора МОМ. По роду деятельности я все время ездила по регионам страны. Мне доводилось встречаться с людьми, сбежавшими от ИГИЛ. Многие из них жили прямо под открытым небом. Я вспоминают женщину с маленьким ребенком, ночующую в буквальном смысле слова в картонной коробке. Она истекала кровью, и никто не оказывал ей помощь. 

Когда я вела переговоры, я представлялась переводчицей, которая помогает ответственному лицу, на деле же этим лицом была я сама

Когда я перешла на работу в Управление ООН по гуманитарным вопросам, у меня появилась возможность увидеть общую картину. Я уже не раздавала помощь, я занималась организацией крупных поставок в осажденные районы и оценкой объемов необходимой помощи. Я вела переговоры с правительством и вооруженными группами, а также со всеми, от кого зависело беспрепятственное продвижение автоколонн с гуманитарным грузом.  

Самое главное – обеспечить безопасность 

Добраться до людей, живущих в осажденной зоне, - задача не из легких. Прежде всего, очень сложно добиться доверия всех сторон, от которых зависит успех операции. Как жительница Сирии я понимала, что женщине грозит двойная опасность и пряталась за мужским именем Мохаммед. 

Когда я вела переговоры, я представлялась переводчицей, которая помогает ответственному лицу, на деле же этим лицом была я сама. Когда я приезжала куда-либо с автоколонной с помощью, все спрашивали, где Мохаммед, а я говорила, что он заболел или в командировке. В общем, приходилось все время как-то изворачиваться! 

Фото УКГВ
Сотрудница УКГВ в Йемене Соня Алмассад: "Я верю, что моя работа нужна людям".

Договариваясь о гуманитарном доступе, мы в первую очередь стремимся обеспечить безопасность своего персонала. Полной уверенности часто не бывает, но мы делаем, все, что возможно, чтобы получить гарантии на всех уровнях, включая сирийское правительство, Россию и США. Мы должны удостовериться, что по маршруту следования колонны не вспыхнут военные действия, а вооруженные группы не предпримут попытку похищения людей и грузов. 

Нам удалось заручиться гарантиями безопасности всех сторон, но, когда мы вошли в Думу, там начались боевые действия: вооруженные группы начали нас обстреливать

Первый большой проект мне поручили в октябре 2016 года - мы должны были доставить помощь в сирийский город Дума. Нам удалось заручиться гарантиями безопасности всех сторон, но, когда мы вошли в Думу, там начались боевые действия: вооруженные группы начали нас обстреливать. Пришлось бросить все и спрятаться в подвале, откуда мы вели переговоры с гарантами дэ-эскалации - россиянами и американцами. Прошло несколько часов, прежде чем нам удалось решить все вопросы и приступить к разгрузке помощи. 

Я верю, что моя работа нужна 

Я верю в то, что делаю. Я хочу помогать людям. В Йемене я теперь договариваюсь о возможности доставлять гуманитарную помощь в разных частях страны. Самое обидное, когда знаешь, что люди крайне нуждаются в помощи, но не можешь оказать ее из-за отсутствия доступа к ним или из-за недостатка средств. Сердце разрывается, когда люди ждут от тебя поддержки, а у тебя связаны руки. 

Я единственная женщина в нашей команде, к тому же я – руководитель. Это очень ответственная роль. В Йемене женщин редко допускают до переговоров. Я иногда шутя напоминаю йеменцам, что много веков назад у них была королева Арва, правившая страной 50 лет, и они должны знать, что женщина может быть лидером. Сегодня я от многих слышу, что они приводят меня в пример своим дочерям и женам. 
 

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android