Наркозависимость – заболевание, а не преступление. В ООН прошла дискуссия, посвященная «опиоидной эпидемии»

15 февраля 2019

«Мой муж не был каким-то опустившимся наркоманом, у него было расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ», – говорит Вики Корнелл, почти два года назад потерявшая своего супруга – звезду гранж-рока. Вики называет наркозависимость заболеванием и считает, что негативное отношение к этой проблеме – одна из причин того, что она приняла масштабы эпидемии.

Муж Вики, Крис Корнелл – известный американский музыкант, вокалист популярных в 90-х годах групп Soundgarden и Audioslave – повесился в номере отеля в Детройте в мае 2017 года. У него в крови были обнаружены следы сразу нескольких сильнодействующих медицинских препаратов. На протяжении почти всей своей жизни он страдал от депрессии и принимал множество лекарств, в том числе содержащих опиоиды.

По данным ООН, в мире стремительно растет использование опиоидных препаратов в немедицинских целях. При этом именно на опиоиды (включая лекарственные препараты и синтетические наркотические вещества) приходится 76 процентов всех смертельных случаев, связанных с употреблением наркотиков. В ООН провели дискуссию, посвященную глобальной «опиоидной эпидемии».

Мы не сможем решить эту проблему, пока мы не начнем открыто о ней говорить

«Этой болезни нужно уделять больше внимания. Я очень рада, что ООН принимает меры и пытается решить эту проблему», – говорит Вики.

«Только в США 21 миллион человек, а, может быть, даже больше, страдает от наркозависимости. И из-за ее стигматизации большинство из нас даже не подозревает об их страданиях. И мы не сможем решить эту проблему, пока мы не начнем открыто о ней говорить, – подчеркивает американский писатель Дэвид Шефф. – И мы очень благодарны ООН за то, что она занимается этим вопросом».

Дэвид – автор бестселлера «Красивый мальчик», по которому в Голливуде в прошлом году сняли одноименный фильм. Книга рассказывает о том, как семья Дэвида боролась с наркозависимостью старшего сына, Ника. Подросток употреблял сначала стимуляторы – кокаин, экстази, метамфетамин, а затем «подсел» на героин – сильнейший опиоидный наркотик, неоднократно лечился в реабилитационных центрах, снова «срывался», воровал деньги, оказывался на улице и в полицейских участках, но в итоге все-таки смог победить зависимость.

Со стороны кажется, что наркозависимость – это не болезнь, а сознательный выбор. Как будто кто-то хочет быть зависимым!

«Со стороны кажется, что наркозависимость – это не болезнь, а сознательный выбор. Как будто кто-то хочет быть зависимым! – говорит Дэвид Шефф. – Многие думают, что люди подсаживаются на наркотики, потому что это доставляет им удовольствие. Но это никакое не удовольствие, это – жуткое мучение».

По словам Вики Корнелл, стигматизация наркозависимости происходит не только в общественном сознании, но и в научной сфере. Так, лишь в 8 процентах медицинских вузов США изучение зависимости является обязательной частью программы.

«Как такое вообще возможно? 190 человек ежедневно умирают в результате передозировки наркотиками, не говоря уже обо всех остальных смертельных случаях, связанных с наркозависимостью. Это просто немыслимо! И это все происходит в Америке», – возмущается Вики. 

Дэвид Шефф и Вики Корнелл в телестудии ООН
Фото Службы новостей ООН/Л.Гао
Дэвид Шефф и Вики Корнелл в телестудии ООН

«Ситуация постепенно начинает меняться. Сейчас говорят о том, как обучать врачей методикам лечения наркозависимости. Потому что врачи иногда прописывают, например, лекарства, которые не очень подходят пациенту, или выписывают слишком большую дозу. Врач, например, может прописать наркозависимому человеку бензодиазепины [класс психоактивных веществ с седативным и противосудорожным действием, вызывающих привыкание при длительном использовании – прим.ред.]», – добавляет Вики.

Дэвид Шефф, навещавший своего наркозависимого сына в разных реабилитационных центрах и клиниках, рассказывает, что даже в специализированных учреждениях с пациентами обращаются не как с больными людьми, а как с правонарушителями.

Если зависимость – это заболевание, то почему мы выжидаем и ничего не предпринимаем, пока человек не опустится на самое дно? Мы же не ждем, пока у человека, больного раком, разовьется четвертая стадия заболевания

«Вы оказываетесь в этой системе, которая на самом деле системой не является. Я приезжал в клиники к сыну. Он был подростком, который постоянно нарушал правила. Все подростки так себя ведут! – рассказывает Дэвид. – За то, что он не убрал постель, его могли заставить чистить пол в туалете зубной щеткой или стричь траву на газоне в очень холодную погоду. Разве так можно лечить больных людей?»

Даже в клиниках и группах поддержки Ник иногда месяцам не видел врачей. Специалистам понадобились годы на то, чтобы диагностировать у мальчика биполярное расстройство и депрессию, которые и стали основными причинами формирования у него наркозависимости.

«Если зависимость – это заболевание, то почему мы выжидаем и ничего не предпринимаем, пока человек не опустится на самое дно? – говорит Вики. – Мы же не ждем, пока у человека, больного раком, разовьется четвертая стадия заболевания. Лечение должно начинаться сразу».

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android