«Люди уже очень устали» - в ООН намерены в этом году помочь 2,3 млн жителей востока Украины

31 января 2019

Холод, голод и мины – главные враги украинцев, живущих по обе стороны линии разъединения. Несмотря на «прекращение огня», продолжаются обстрелы. Вот уже пятый год ООН с партнерами делает все возможное, чтобы помочь людям. Сегодня в Киеве представили гуманитарный план на 2019 год. На его осуществление понадобится 162 млн долларов.

В ООН надеются на щедрость доноров. Помощи ждут почти 2,5 млн человек. Елена Вапничная поговорила с Валижоном Раноевым из Управления ООН по координации гуманитарных вопросов.

ВР: Многие, к сожалению, говорят, что это «замороженный» конфликт, «замороженный» кризис», но как сегодня отмечали наши спикеры, этот кризис абсолютно не «замороженный»: мы ежедневно видим нарушения перемирия с обеих сторон линии разграничения и люди страдают. Очень большая территория заминирована, люди до сих пор погибают и, в принципе, если внимательно посмотреть, это не «замороженный» конфликт, он просто затяжной. Но, к сожалению, ему уделяется недостаточно внимания со стороны международной прессы и международного сообщества. То, что мы запрашиваем на наш план в этом году, - чуть меньше, чем в прошлом году. Но если сравнивать прошлогодний и текущий план, мы все равно планируем обеспечить товарами первой необходимости то же количество людей, то есть 2 млн и 300 тыс. человек.

ЕВ: Вы сказали, что кризис многоплановый и сложный. Но не могли бы Вы выделить какие-то главные направления, может быть, самые острые потребности, на которых вы сосредоточились?

ВР: Это, конечно же, вопросы отопления, угля. Очень много разрушенных домов. С начала конфликта около 50 тыс. домов по обе стороны линии разграничения были либо полностью, либо частично разрушены. Какая-то помощь либо была оказана, либо оказывается сейчас. Но все равно существует потребность в оказании помощи в виде угля, дров и утепления домов. Это первое.

Раньше у них хоть что-то было, за пять лет все исчерпано

Второе: вопросы разминирования, потому что по двадцать километров вглубь от линии разграничения – высокая минная опасность. А ближе к линии они увеличиваются. Есть риски и мин, и других опасных боеприпасов. Вопросы разминирования тоже очень серьезны.

Оказание помощи в виде защиты, восстановления жизнедеятельности людей. Люди живут в таких условиях уже пять лет. Раньше у них хоть что-то было, за пять лет все исчерпано. И нужны продукты питания, товары ежедневного спроса и т.д. За 2018 год мы зарегистрировали больше 1,1 миллиона пересечений линии разграничения. То есть у нас есть несколько контрольно-пропускных пунктов на линии разграничения длиной 427 километров. При этом КПП только пять, и поток людей, которые передвигаются туда-сюда, конечно же, очень большой. Это показывает, насколько сложен этот кризис. И работать нам нужно во всех критически важных секторах: водоснабжение, доступ к основным услугам, оказание медицинской помощи.

Фото УКГВ
Восток Украины превратился в одну из наиболее заминированных зон в мире

По оценке наших партнеров, в течение 2018 года мы стали еще больше замечать у людей «синдром психологической травмы». Когда мы ездим и общаемся с людьми, мы видим, что люди уже очень устали, и это чувствуется, когда с ними говоришь. Поэтому психологическая помощь является неотъемлемой и приоритетной частью нашей работы.

ЕВ: Из того, что Вы говорите, я понимаю, что у людей какая-то безысходность и конца не видно. И в связи с этим я хочу спросить, а власти – будь то украинское правительство на подконтрольных ему территориях, либо де-факто власти в самопровозглашенных Донецкой и Луганской республиках – они-то этим людям как-то помогают? Восстановить дома можно же помочь за пять лет… Или это не имеет смысла, потому что продолжаются военные действия?

Одно дело, когда сидишь в Киеве и пишешь о них, а другое – когда едешь и общаешься напрямую, смотришь в глаза.

ВР: То, что здесь, конечно же, мешает процессу восстановления всей инфраструктуры и домов – то, что до сих пор идут обстрелы… Не тот момент, чтобы начинать что-то восстанавливать. Но правительство Украины на подконтрольной части уже ведет работы по раннему восстановлению инфраструктуры или жизнедеятельности людей путем оказания помощи. Например, до недавнего времени ремонтировали контрольно-пропускные пункты, чтобы облегчить прохождение этой линии. Ну и со стороны неподконтрольных территорий мы тоже, конечно, слышим отчеты о том, что оказывается помощь. Но мы не в состоянии это подтвердить.

ЕВ: Может быть, приведете пару каких-то конкретных примеров? Вы же ездите на места, Вы видите этих людей. Как ООН удалось изменить к лучшему хотя бы немного жизнь людей? Что-то, может быть, что особенно запомнилось?

ВР: Историй очень много. Я расскажу историю Анатолия. Я с ним встретился в июле 2018 года – мы к нему поехали, когда ООН и партнеры уже отремонтировали его дом. У него крыша протекала. Два года до этого они жили в таком доме: крыша течет, стекол нет… Но им некуда идти, и они бы и дальше так жили, приспосабливались. Но это было ужасно. Приехали партнеры, оценили все, починили крышу, поставили стекла, оказали необходимую помощь. Когда я с ними общался, я понял: одно дело, когда сидишь в Киеве и пишешь о них, а другое – когда едешь и общаешься напрямую, смотришь в глаза. Тогда понимаешь, что то, что ты делаешь, то, что делают ООН и партнеры, на самом деле позитивно влияет на жизнь людей. И Анатолий был очень благодарен. Он говорил: «Я никогда не забуду эти зимы, что я жил без крыши, когда все текло и было очень холодно».

 

После ремонта он прожил уже еще одну зиму, теперь крыша над головой есть и можно думать о других вопросах. До этого у них был другой приоритет. Это лишь один пример.

Я Вам скажу, что по предварительным данным, помощь получили полтора миллиона человек по обе стороны линии разграничения. Это работа всех партнеров, таких как Международный Красный Крест, и других партнеров, которые не являются частью этого плана. Но мы с ними все равно координируем наши действия. Так что это наше общее достижение.

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android