Сергей Лавров - против отказа от сделки с Ираном и угроз в адрес Пхеньяна

Министр иностранных дел РФ Фото из архива ООН
Министр иностранных дел РФ Фото из архива ООН

Сергей Лавров - против отказа от сделки с Ираном и угроз в адрес Пхеньяна

«Остудить горячие головы» порекомендовал министр иностранных дел России Сергей Лавров в связи с кризисом на Корейском полуострове. Именно этот вопрос больше всего интересовал журналистов, собравшихся на пресс-конференцию министра. Он провел ее на следующий день после выступления в общих прениях в Генеральной Ассамблее.

Лавров повторил , что взаимные угрозы не приведут к преодолению кризиса, связанного с ядерными амбициями Пхеньяна. «Да, неприемлемо смотреть молча на ракетно-ядерные авантюры Северной Кореи, - признал российский министр. - Но так же неприемлемо развязывать войну на Корейском полуострове. Если эти угрозы переводить на язык практических действий, то именно об этом идет речь».

По словам Лаврова, не способствуют урегулированию на Корейском полуострове и попытки подорвать соглашение об иранской ядерной программе. «Вскрывать совместный всеобъемлющий план действий мы не хотим», - сказал он и поддержал опасения, высказанные с трибуны Генеральной Ассамблеи вице-канцлером Германии Зигмаром Габриэлем: если США вновь введут односторонние санкции, от которых они отказались, заключая соглашение, то это, по мнению министра будут неверным сигналом для Северной Кореи, у которой не будет стимула стремиться к диалогу. «Если сейчас развалится договоренность по ядерной проблеме Ирана, - сказал российский дипломат, - то Северная Корея кажет: а зачем тогда мне с вами договариваться, если вы недоговороспообны, если вы не только обещанное, но уже сделанное забираете назад».

Глава российского МИД напомнил, что вместе с Китаем еще в июле Россия предложила создать механизм по достижению мира и безопасности в Восточной Азии на основе общего согласия. Однако западные партнеры не откликнулись на это предложение, которое, подчеркнул Лавров, остается в силе. По его словам «потенциал росийско-китайской ”дорожной карты” далеко не иcчерпан».

Касаясь ситуации в Мьянме, Сергей Лавров отметил некоторые позитивные сдвиги. По его мнению, власти Мьянмы «стали учитывать мнение международного сообщества и гуманитарную составляющую». Он напомнил, что в штате Ракхайн действительно орудуют террористы, но подчеркнул, что из-за них не должны страдать ни в чем не повинные мирные граждане. Министр сказал, что власти Мьянмы работают с Международным комитетом Красного Креста.

Касаясь отношений между Россией и США, Сергей Лавров обвинил администрацию Обамы в том, что она «заложила мину» под российско-американские отношения. В результате, по его словам, «огромный потенциал двусторонних отношений просто простаивает вхолостую и даже сокращается из-за русофобской истерии, а из-за отсутствия координации между Россией и США «страдают международные проблемы».

В качестве примера он привел Сирию, где США и Россия проводят так называемый «деконфликтинг».

«Но, наверное, этого мало, когда идет борьба с террором, когда мы уже уничтожаем террористические очаги и в Ираке и в Дейр-эз-Зоре, - сказал российский дипломат. - Такое фактическое разделение труда происходит. Но для того, чтобы эффективно добить террористов, - нужно не просто иметь некий «деконфликтинг», нужна координация, а американским военным координация запрещена законом о бюджетных ассигнованиях Конгресса для Пентагона напрямую – запрет координировать с Россией. Почему?»

Сергей Лавров добавил, что необходимо уже сейчас думать о том, как восстанавливать единство Сирийской Арабской Республики. «Никакого раздела допускать нельзя», - заявил Лавров и предупредил, что в таком случае по Ближнему Востоку пойдет цепная реакция. Он пояснил, что концепция районов деэскалации носит временный характер. «Паралельно с зонами деэскалации мы хотим стимулировать процессы национального примирения, создание механизмов между центральными властями и зонами деэскалации, с тем чтобы начинался уже национальный диалог, чтобы готовилась почва для политического процесса в дополнение к тому, что делается в Женеве», - сказал российский министр.