Джейн Холл Лут: нужно сделать все, чтобы покончить с сексуальными надругательствами со стороны миротворцев ООН

26 июля 2016

Недопустимо, чтобы жертвы сексуальных надругательств страдали от тех, кто призван защищать их жизнь и права. С таким заявлением выступила Специальный координатор по совершенствованию мер реагирования ООН на сексуальную эксплуатацию и сексуальные надругательства Джейн Холл Лут. Она ответила на вопросы Центра новостей ООН. Этот пост был учрежден в феврале 2016 года.

ДЛ: Честно говоря, это глобальное бедствие. На свете не существует семьи, школы, организации, армии, правительства или какого-либо другого сообщества, которому не приходилось бы иметь дело с этой проблемой. Я понимаю, что это очень жесткое заявление. Но, по сути, на планете нет места, где женщины, дети и уязвимые группы были бы в полной безопасности или были бы защищены от потенциальных сексуальных посягательств. Проблема существует и в ООН.

 

Центр новостей: Но эта проблема касается все-таки миротворцев, не так ли?

Нет ни одной предоставляющей контингент страны, в которой не понимали бы важность этого вопроса для нас, как в миротворческой деятельности, так и работе ООН в целом.

 

ДЛ: Эта проблема всегда существует там, где есть женщины, дети и беззащитные люди. Особенно возмутительно, когда обвинения выдвигаются против миротворцев – людей, которых направляют как раз для того, чтобы защищать слабых. Конечно, эта проблема касается не только миротворцев. Но, когда такие вещи совершают именно они, это подрывает доверие и ко всем миротворцам, и к ООН, в том числе к сотрудникам, которые занимаются развитием, гуманитарной деятельностью.

Центр новостей: Насколько в этом случае страдает репутация ООН, как вы думаете?

ДЛ: Когда мы имеем дело с широко распространенными проступками, особенно сексуальной природы, последствия не могут не быть негативным. Конечно, это удар по репутации и он отражается на образе Организации. Он влияет на наши операционные возможности, а также имеет экономические и социальные последствия. Еще раз повторю, более всех страдают жертвы, их семьи и общины, в которых они живут. Негативное влияние столь серьезных обвинений нельзя недооценивать.

 

Центр новостей: Как по-вашему, в какой мере бездействие самой ООН привело к этой проблеме?

ДЛ: Мне часто задают этот вопрос, и нередко в сравнении с другими организациями и ведомствами. Суть заключается в том, что в ООН признали, что проблема существует, и приняли меры.

Когда я впервые пришла в ООН более десяти лет назад, мне тоже пришлось иметь дело с коллегами в связи с проблемой, которая возникла тогда в одном из представительств. Я бы сказала, что сегодня – и я отвечаю за свои слова, - сложилась уникальная ситуация, когда ООН и Генеральный секретарь признают наличие проблемы, подчеркивают необходимость ее выявления, открыто говорят о ней и призывают Организацию действовать более активно. Видимо, нам нужно приложить еще больше усилий, поскольку эти случаи продолжают происходить, а это недопустимо. Надо более эффективно предотвращать такие явления и немедленно реагировать на поступающие сигналы.

Центр новостей: Что нужно сделать для более эффективного предотвращения таких случаев?

ДЛ: Во-первых, если мы хотим, чтобы Организация была эталоном для других, мы должны установить очень четкие стандарты. Каковы правила поведения для всех, кто действует под флагом ООН? Это касается всех – сотрудников, военнослужащих, полиции, партнеров и любой организации или учреждения, которые получили мандат ООН. Очевидно, что никто не может позволять себе совершать надругательства, сексуальные надругательства, надругательства над детьми, над беззащитными людьми, над женщинами. Мы должны очень четко это прописать и обеспечить привлечение к ответственности виновных в совершении таких деяний.

То есть, для предотвращения необходимо начать с четких стандартов. И создать эффективный и хорошо функционирующий механизм их применения. Например, можно ли присылать в миссию командующих без опыта службы в составе миротворческих сил?

Наверное, нет. Нужно ли от них требовать определиться с подходами к решению проблем, связанных с сексуальной эксплуатацией и надругательствами, разработать четкие программы, которые они могли бы внедрять в ходе своей службы? Такова практика, которой следуют, например, в Малави, и мы считаем, что она отлично работает.

Мы можем использовать и другие методы борьбы с этим явлением. В некоторых подразделениях, например, военнослужащим не разрешается в свободное от службы время носить гражданскую одежду и ходить группами в районы, где проживает местное население. Так что существует уже проверенная временем практика, главное, чтобы руруководство было заинтересовано в ее реализации. Не только Генеральный секретарь, а командование на местах.

Центр новостей: Насколько эти меры эффективны?

ДЛ: Эти меры очень эффективны, если их соблюдать. У нас есть подразделения, в которых не зафиксировано ни одного случая сексуального насилия, а все потому, что там установлены высокие стандарты поведения. Их поддерживают в столицах и на всей протяженности командной цепочки, а за их исполнение отвечают конкретные лица.

Центр новостей: Так, значит, можно покончить со случаями сексуальных надругательств в системе ООН?

ДЛ: Думаю, возможно. Найдутся люди, которые с этим не согласятся, поскольку всегда есть кто-то, кто нарушает установленный порядок. И что вообще такое сексуальная эксплуатация? Является ли надругательством секс по договоренности? Я считаю, что и это противоречит правилам ООН. Всегда есть опасность, что будет перейдена граница дозволенного, а в случае секса по договоренности с участием несовершеннолетних, это, безусловно, эксплуатация. Можем ли мы свести к нулю такие случаи? Мы должны к этому стремиться. Мы не должны ставить себе целью снизить число случаев на 70 процентов или даже на 90, например. Наша цель – покончить с этим явлением.

Центр новостей: Как вы ощущаете себя в связи с тем, что Вам доверили возглавить усилия ООН в этом направлении? Мне кажется, Вы очень близко к сердцу принимаете эти проблемы.

ДЛ: Мне кажется, что каждый родитель, каждый, кому довелось общаться с жертвами, каждый, кому пришлось с этим столкнуться лично, принимает эти случаи близко к сердцу. Существует реальная проблема, и она повсеместна. Мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы подобные случаи не повторялись.

Центр новостей: Если говорить конкретно о миротворчестве, почему так сложно привлечь к ответственности виновных?

ДЛ: Это вопрос задают мне вновь и вновь, в том числе государства-члены ООН, в связи с тем, что военные подсудны только военным трибуналам тех стран, которые направляют их в миссию.

Департамент операций по поддержанию мира и Департамент полевой поддержки находятся в контакте со странами-членами ООН, которых проинформировали о таких случаях. Однако во многих странах эти процессы занимают долгое время, поскольку законы на стороне подозреваемых. Но мы не можем также тянуть с помощью жертвам, предоставлением им психологической поддержки и содействия, в котором они так нуждаются.

Правда, последнее время, в результате введенных изменений и благодаря сотрудничеству между странами-членами ООН и руководством миротворческих миссий, время расследования подобных случаев сильно сократилось. Это стало возможным и благодаря действиям Генерального секретаря, призвавшего сократить время расследования со 180 дней до 90. Это значит, что страны-члены присылают на места своих следователей, они проводят расследования с четкими результатами, которые позволяют предать инцидент гласности, добиться правосудия, и оказать помощь жертвам.

Центр новостей: За прошедший год прозвучало много обвинений, были проведены расследования. Кто-нибудь предстал за такое поведение перед судом?

ДЛ: Там было несколько случаев, которые были переданы в суд. В Египте, например, обвиняемого осудили незамедлительно. Судебные процессы были проведены в Южной Африке. Суды прошли в Танзании, а также в Демократической Республике Конго. Таким образом, мы видим примеры ответственного поведения, поскольку государства-члены этими судебными процессам показывают, что люди действительно хотят знать, что произошло, было ли обеспечено правосудие, проведены ли процессы. Мы становимся свидетелями все больше решительных действий в этой связи.

Центр новостей: Может показаться, что хотя некоторые страны, поставляющие военный контингент, делают достаточно, но многие все еще не принимают необходимых мер?

ДЛ: Нет ни одной предоставляющей контингент страны, в которой не понимали бы важность этого вопроса для нас, как в миротворческой деятельности, так и работе ООН в целом. Мы неоднократно говорили с каждым государством-членом в ходе различных мероприятий, будь то Генеральная Ассамблея, специализированные комитеты, комитеты по вопросам поддержания мира, говорили и со странами, поставляющими контингенты, и со странами их финансирующими, говорили с ними и в столицах, и здесь, в Нью-Йорке, и на местах… Мы вели и ведем с ними непрерывный диалог по всем темам, будь то поддержание мира, вопросы развития, гуманитарная деятельности или защита прав человека… Все это для того, чтобы дать понять: необходимо сделать намного больше. Так что никто не может утверждать, что не знает, что от них требуется. Когда предъявляются серьезные обвинения, расследования проводятся незамедлительно. И поэтому я думаю, что мы уже сейчас видим изменения и в отношении к вопросу, и в конкретных действиях.

Центр новостей: Будет ли ООН отказываться от приглашения военных контингентов из определенной страны, если они не соответствуют высоким ожидаемым стандартам?

ДЛ: Такую позицию мы заняли еще более 12 лет назад: если государства-члены не готовы придерживаться высоких стандартов Организации Объединенных Наций, мы можем обойтись без их услуг. Эти решения принимались совместно с руководителями операций по поддержанию мира в рамках более эффективного руководства Организацией. Мои обязанности касаются координации мер реагирования всей системы в вопросах активизации деятельности по предотвращению таких случаев и обеспечения надлежащей реакции, тогда, когда звучат обвинения.

Центр новостей: Могло бы увеличение числа женщин-миротворцев благоприятно сказаться на ситуации?

ДЛ: Многие считают, что так и будет. Действительно, это создаст более естественную среду, в которой люди повседневно живут и работают: мужчины и женщины вместе. Общества, в которых мы живем, - динамичны и разнообразны. Уважение к противоположному полу становится все более и более востребованным. За это выступают не только женщины, но и мужчины: мужчины-руководители и те, кто может влиять на приятие решений. Мы добились больших успехов в вопросах уважения человеческой жизни и человеческого достоинства, но, очевидно, сделано еще недостаточно, потому что проблема остается.

Центр новостей: Достаточно ли ООН делает для жертв?

ДЛ: В большинстве случаев, то, что мы узнаем, ужасает, каждый случай оставляет шрамы в душе пострадавших и, откровенно говоря, зачастую влияет и на их семьи, и на общество. В первую очередь, мы должны активизировать наши действия, незамедлительно поддержать тех, кто решился об этом рассказать, предоставить им помощь, в которой они нуждаются - медицинскую, психологическую. Мы должны защитить их от дальнейшей угрозы. Очень часто жертвы насилия просто хотят, чтобы этот ужас прекратился. Они хотят оставить инцидент в прошлом, забыть о нем как можно быстрее. Мы должны помочь им собраться с силами, наладить жизнь заново. Но многие жертвы также хотят, чтобы справедливость восторжествовала.

Так что им нужна не только помощь, не только защита. Они хотят справедливости, и мы должны выполнить свою задачу, работая, как с государствами-членами, так и с органами власти, где бы ни находились законные судебные органы, чтобы помочь жертвам насилия увидеть, что справедливость восторжествовала.

 

Джейн Холл Лут в Южном Судане в июле 2007 г.

Центр новостей: Вам доводилось встречаться с жертвами?

ДЛ: Да, и это очень тяжело - сидеть и держать за руку человека, достоинство которое так жестоко попрали... Казалось бы, некоторые из этих действий нельзя даже представить, а они могут описать их в таких подробностях, что ты только представляешь все это, но можешь прочувствовать. Переживая эти события снова и снова, они опять чувствуют себя жертвами. Нам необходимо создать систему, которая помогала бы минимизировать травму, не в смысле того, чтобы она не казалась такой тяжелой, а чтобы жертве не приходилось переживать ее снова из-за многочисленных расспросов, открытых бесед с представителями власти. Это очень болезненные переживания, и надо постараться, чтобы людям не приходилось к ним возвращаться. Им нужны наша помощь, защита, справедливость.

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android