ИНТЕРВЬЮ Новый доклад ВОЗ: впервые за двадцать лет зарегистрирован рост заболеваемости туберкулезом

Пандемия коронавируса и саязанные с ней ограничения привели к росту заболеваемости туберкулезом.
Фото ВОЗ/Х.Дарвиш
Пандемия коронавируса и саязанные с ней ограничения привели к росту заболеваемости туберкулезом.

ИНТЕРВЬЮ Новый доклад ВОЗ: впервые за двадцать лет зарегистрирован рост заболеваемости туберкулезом

Здравоохранение

Во Всемирной организации здравоохранения опубликовали ежегодный доклад о борьбе с туберкулезом. Данные вызывают беспокойство: впервые с 1997 года, когда такой отчет был опубликован впервые, число заболевших выросло. О причинах роста и о том, как может отразиться война в Украине на ситуации с туберкулезом в Европейском регионе Антону Успенскому рассказали директор Глобальной программы ВОЗ по борьбе с туберкулезом Тереза Касаева и советник Европейского регионального бюро ВОЗ Аскар Едильбаев.

Выявляемость туберкулеза с доковидного уровня в 7,1 млн человек в год упала до 5,8 млн человек. Это очень существенно. 

TК: В этом году, впервые за более чем двадцатилетний период, мы видим рост заболеваемости туберкулезом. Как на глобальном уровне, так и на уровне стран. 10,6 млн человек заболело в прошлом году. Это более, чем на 3–6 процентов больше на тысячу населения, чем это было в предыдущие годы. То есть, начиная с 2000 года, у нас медленно, но все же шло снижение заболеваемости. И вот впервые мы получили рост. И причины понятны для нас. Прежде всего это COVID-19 и ограничительные меры, которые во многих странах были предприняты: ограниченный доступ к системам здравоохранения, к диагностике, к лечению туберкулеза. Период был долгий, и до сих пор продолжается пандемия, до сих пор страны не вернулись к своему доковидному уровню диагностики и лечения туберкулеза. Мы с самого начала пандемии это предвидели и прогнозировали. Выявляемость туберкулеза с доковидного уровня в 7,1 млн человек в год упала до 5,8 млн человек. Это очень существенно. Что значит, что упала выявляемость?  Это не значит, что исчезли больные. Больные есть, но они не могут быть диагностированы, не могут получить своевременное лечение. Туберкулез, с одной стороны, – это заболевание, которое может быть полностью излечимо. С другой стороны, без лечения люди, к сожалению, умирают в 50–70 процентах случаев. 

Тереза Касаева, Директор Программы ВОЗ по борьбе с туберулезом

Страны предприняли усилия, и выявляемость туберкулеза увеличилась по сравнению с прошлым годом: порядка 6,4 млн случаев зарегистрировано. Но это все равно не доковидный уровень. Европейский регион – это один из регионов с большим количеством стран и больных именно с лекарственно-устойчивыми формами болезни. Эта форма более агрессивная в плане распространения, более тяжело поддающаяся лечению. Со всеми тяжелыми последствиями: смертность от нее выше, а эффективность лечения, соответственно, ниже.

АУ: В этой ситуации достаточно ли лекарственных препаратов, не возникает ли на каких-то рынках дефицит? Чем на ухудшение ситуации готовы ответить ВОЗ и медицина в целом?

Появились новые, более эффективные препараты, более эффективные схемы

ТК: За последние годы благодаря достижениям науки, продолжающимся научным исследованиям и испытаниям существенно пересмотрены подходы к лечению туберкулеза – как обычного, так и лекарства устойчивого. Появились новые, более эффективные препараты, более эффективные схемы. И, что самое главное, они стали значительно короче, эффективнее и с меньшим количеством побочных эффектов,  и принимаются в безинъекционной форме. Если буквально несколько лет назад стандартная схема лечения лекарственно-устойчивого туберкулеза занимала до 2-х лет и проводилась препаратами с очень тяжелыми побочными эффектами, что требовало постоянного мониторинга и нахождения под наблюдением врача или медработника, то сейчас Всемирная организация здравоохранения разработала новые рекомендации лечения. Для лекарственно-чувствительной формы это может быть 4–6 месяцев, что существенно меньше, а для лекарственно-устойчивого туберкулеза 6–9 месяцев. То есть это в три – четыре раза короче при большей эффективности, меньшем количестве побочных эффектов.

АЕ: Рекомендуемые ВОЗ новые противотуберкулезные препараты и подходы к лечению как лекарственно-чувствительного, так и устойчивого туберкулеза в большинстве стран нашего региона включены в национальные протоколы, то есть они являются легитимными для выделения бюджетных средств для их приобретения. В 2019–2020 годах происходило более широкое применение новых противотуберкулезных препаратов, и мы ожидаем, и уже видим улучшение результатов лечения. Все это говорит о том, что они эффективны, они безопасны и они могут повлиять на снижение «резервуара» туберкулеза в нашем регионе.

АУ: Но при этом, тем не менее, за период, который описан в докладе, в нашем регионе, в регионе Восточной Европы и Центральной Азии, все равно наблюдается рост числа заражений туберкулезом?

ТК: Отчет основан на данных на конец 2021 года. По данным на тот период, действительно, прежде всего из-за пандемии ковид мы наблюдали ухудшение ситуации. Выявляемость была отложена. В странах и регионах ситуация, конечно, разная. Если мы посмотрим на Европейский регион, на Американский регион, они наименее других регионов «обременены» туберкулезом в целом. Но на пропорциональном уровне соотношение количества больных именно с лекарственно-устойчивым туберкулезом в Европейском регионе выше.

Украинские беженцы на границе с Польшей. Из-з ограничений на выезд за пределами Украины оказались в основном жещины, дети и люди старше 60-ти лет.
Фото ВПП/М.Фраттини
Украинские беженцы на границе с Польшей. Из-з ограничений на выезд за пределами Украины оказались в основном жещины, дети и люди старше 60-ти лет.

АУ: Как, на ваш взгляд, на эту ситуацию могут повлиять события в Украине – вооруженный конфликт и большое количество беженцев, которые были вынуждены покинуть страну и сейчас проживают практически во всех странах Европы?

ТК: К сожалению, беженцы и мигранты относятся к числу наиболее уязвимых категорий населения, которые оказываются в ситуации повышенного риска развития туберкулеза в силу множества причин. В целом, социально-экономические потрясения, любые конфликты всегда обязательно отражаются на состоянии эпидемии туберкулеза. Всегда достаточно быстро возникает всплеск, туберкулез очень чувствительно реагирует на эти явления и растет. Но для того, чтобы вернуться к исходному статусу требуются десятилетия… Зная это, мы с очень большой озабоченностью мониторим ситуацию. И не просто мониторим – мы даем рекомендации странам, которые вовлечены в эту ситуацию: как странам исхода беженцев и мигрантов, так и принимающим странам.

АУ: Какие рекомендации вы даете странам? Есть ли какие-то, например, от вас советы по проведению скрининга приезжающих беженцев или по оказанию им дополнительной медицинской помощи в случае возникновения подозрений на те или иные заболевания?

АЕ: Самое главное – это обеспечение доступа к любым медицинским услугам для таких уязвимых групп населения как мигранты и беженцы в тех странах, которые их принимают. В результате войны, которая сейчас происходит в Украине, случилась очень большой поток беженцев. 7,2 млн человек, по данным УВКБ (Управления ООН по делам беженцев – прим. ред.) распределены по странам Европы. Ввиду условий пересечения границы за пределами Украины в основном оказались женщины, дети и лица старше 60 лет.

Аскар Едильбаев, координатор программы по туберкулезу Европейского бюро ВОЗ

Мы во Всемирной организации здравоохранения сделали «расчетный калькулятор», который позволяет тем странам, которые принимают определенное количество беженцев, с учетом заболеваемости туберкулезом среди этой категории людей, рассчитать количество случаев туберкулеза и среди них – лекарственно-устойчивого туберкулеза, которое они могут ожидать. Этот расчет позволяет нам проводить диалог с руководителями структур здравоохранения, с другими партнерскими организациями для того, чтобы, помимо обеспечения доступа к общей медицинской помощи, также и не забывать об оказании противотуберкулезной помощи. Потому что среди лиц, пересекающих границы, могут быть люди, которые уже получали лечение по поводу туберкулеза,  и ввиду новых обстоятельств им требуется продолжение терапии уже в определенной европейской стране. Либо это будут новые случаи туберкулеза, которые могут быть выявлены опять же в этой определенной стране.

Страны Европы находились практически на пути к элиминации туберкулеза до войны в Украине, и, соответственно, не было необходимости в приобретении такого большого количества противотуберкулезных препаратов, в частности для лечения лекарственно-устойчивого туберкулеза. Но в связи с высоким наплывом беженцев, среди которых могут быть пациенты с множественной лекарственной устойчивостью, такая новая необходимость возникла, и мы во Всемирной организации здравоохранения работаем над тем, чтобы обеспечивать доступ, вплоть до того, что, получив одобрение со стороны правительств, занимаемся поставкой противотуберкулезных препаратов для больных. Но это касается не только беженцев, но также и пациентов, которые будут выявляться в какой-то стране. Самое главное для нас – обеспечить непрерывность курса лечения.

Доминантными пациентами по туберкулезу в Украине являются мужчины. Поэтому можно только предполагать, что при окончании военных действий, если будут сняты ограничения по пересечению границы, то, конечно же, может происходить восстановление семей. То есть движение людей в обе стороны. И странам необходимо быть готовыми обеспечить должным противотуберкулезным лечением большее количество больных. 

...до войны Украина была одной из ведущих стран Европейского региона по тому, как они принимали во внимание все рекомендации ВОЗ по профилактике, диагностике и лечению туберкулеза

Сложная ситуация геополитического характера, которая возникла в нашем Европейском регионе, конечно же, будет иметь свои последствия именно по туберкулезу. Мы можем только предполагать, насколько влияние ограничений на передвижения и экономические санкции могут оказать влияние на благосостояние людей в целом и на выделение должного количества финансовых средств на противотуберкулезную программу в частности в странах, допустим, в Российской Федерации. Я не могу говорить, оперируя какими-то фактами, но если говорить об Украине, то на сегодняшний день там происходит разрушение инфраструктуры ввиду военных действий, страдают также противотуберкулезные учреждения, медицинские работники, которые вынуждены так же, как и простое население, передвигаться либо внутри страны, либо искать убежище за пределами Украины. Это касается и самих пациентов, это может влиять и уже оказывает влияние на непрерывность терапии, на диагностику. Но хотелось бы отметить, что до войны Украина была одной из ведущих стран Европейского региона по тому, как они принимали во внимание все рекомендации ВОЗ по профилактике, диагностике и лечению туберкулеза. В стране наблюдалась хорошая тенденция к снижению бремени.

АУ: Что важно знать о туберкулезе, чтобы защититься от возможного заражения?

ТК: К сожалению, у многих сложилось такое впечатление, что туберкулез – это где-то далеко, что туберкулез – это что-то из прошлого. Но туберкулез рядом. Это воздушно-капельная инфекция, он распространяется. Четверть населения планеты на определенных этапах инфицируется: микробактерии туберкулеза попадают в организм, и потенциально имеется риск развития туберкулеза. Мы много говорим о лечении, но профилактика туберкулеза очень важна. Это большой и важный комплекс мероприятий, которым тоже нужно заниматься. Как говорится, «легче заболевание предупредить, чем его потом лечить».