«Работа помогает держать себя в руках» - интервью с сотрудницей ООН из Киева

Поврежденные здания в Ирпене, Украина.
Фото ЮНИСЕФ/А.Кулаковский
Поврежденные здания в Ирпене, Украина.

«Работа помогает держать себя в руках» - интервью с сотрудницей ООН из Киева

Мир и безопасность

В понедельник, 10 октября, Варваре Жлуктенко, сотруднице Международной организации по миграции в Украине, предстояло отправиться из Киева в Кишинев на трехдневный тренинг. Там собрались ее коллеги с Балкан, из Закавказья, Центральной Азии и Беларуси. Утром того же дня российская армия начала массированный обстрел территории Украины. К счастью, спустя 16 часов Варвара все же добралась до Кишинева, правда, не расставаясь со своим телефоном – дома остались близкие. С Варварой Жлуктенко поговорила волонтер МОМ Елена Вапничная.

ЕВ: Вы уезжали из Киева в понедельник, 10 октября. С чего начался Ваш день? Как Вы до нас добирались? 

ВЖ: День начался с того, что, когда мы с коллегой сидели в автобусе на Кишинёв и ждали его отправления, мы услышали звук, как сейчас все уже употребляют этот термин, «прилета». Первая мысль была, что, может быть, все-таки это из соседнего автобуса что-то с громким звуком выгружают из багажника. Но оказалось, что нет. Выбегали из автобуса, читали новости о том, что, действительно, очередной ракетный обстрел Киева происходит прямо сейчас. Думали, что делать: бежать домой или всё равно ехать в командировку. Все-таки смогли приехать. По дороге видели дым, поднимающийся над городом, потому что, как известно, было несколько попаданий.  

ЕВ: Понятно, что это не первые обстрелы Киева. Мы все знаем историю этой войны. Я не понимаю, как можно работать в таких условиях?  

ВЖ: На самом деле, работа в такой ситуации очень помогает держать себя в руках и цепляться за какие-то внутренние и внешние ориентиры для того, чтобы не впадать в панику, не впадать в депрессию. Всем очень тяжело. Понятие безопасности на самом деле сейчас в Украине практически в любом месте очень относительно. Но мы понимаем, что есть люди, которым в конкретный данный момент намного тяжелее и хуже, чем нам. Потому что их дома разрушены, потому что их города находятся под фактически непрерывными, регулярными обстрелами. Люди или не могут выехать, или выезжают с минимумом вещей, без особого понимания, куда и к кому они едут. Всем им нужна поддержка. 

ЕВ: Мы общались с беженцами украинскими, с теми людьми, которые вам помогают вот здесь, в Молдове. По-журналистски и в то же время, конечно, и по-человечески – с состраданием и сочувствием. Но для вас это Ваши соотечественники. Труднее вам было работать в этой ситуации? 

В Молдове готовы и дальше принимать украинских беженцев. Варвара Жлуктенко, менеджер по коммуникациям киевского представительства МОМ, вместе с коллегами побывала на украино-молдавской границе.
Фото МОМ/Э.Озежен
В Молдове готовы и дальше принимать украинских беженцев. Варвара Жлуктенко, менеджер по коммуникациям киевского представительства МОМ, вместе с коллегами побывала на украино-молдавской границе.

ВЖ: Я думаю, что человеческая беда такого масштаба не может оставить равнодушным кого-либо. Поэтому, независимо от гражданства, независимо от происхождения, коллеги наверняка были очень глубоко тронуты теми историями, которые они здесь услышали, – в коллективном центре для беженцев из Украины в Кишиневе. Наверное, особенность всей нынешней ситуации в том, что очень долго люди в Европе думали, что войны, обстрелы, потеря всего нажитого имущества, гибель близких, непонимание того, что с тобой лично будет завтра, будет ли у тебя работа, сможешь ли ты купить еду, сможешь ли ты достать лекарства и будешь ли ты вообще сам здоров и жив или здорова и жива, – это что-то, что происходит где-то очень далеко, а не в Европе. А нынешняя война показала, что это может затронуть всех. И в первую очередь, конечно, для нас, как для сотрудников Международной организации по миграции ООН в Украине, действительно, это все очень близко, это все очень болит. 

ЕВ: С каким чувством Вы возвращаетесь домой, что там вас ждет? 

ВЖ: Дома нас ждет семья, работа. На самом деле, очень полезно провести эти несколько дней за пределами Украины, а кругу коллег из региона Восточной и Юго-Восточной Европы, потому что все, что делает Международная организация по миграции сейчас, – это не просто какие-то точечные интервенции. Это глобальный подход. Так должно быть в нынешней ситуации, когда все настолько связано, когда такой беспрецедентный уровень мобильности. И общение с коллегами, их опыт и понимание того, что все мы на данный момент работаем с одной целью – сделать все, чтобы ситуация в Украине не сходила с передовиц газет, не сходила с экранов, была по-прежнему в топах соцсетей – вот это понимание очень важно. Потому что, к сожалению, ситуация не завершится завтра, она не завершится в следующем месяце. Нет понимания того, когда все сможет вернуться на круги своя… И в такой вот долгосрочной перспективе единый подход и совместная работа профессионалов-коммуникационщиков со всего региона очень важны. 

ЕВ: Два слова, может быть, о том, что конкретно Вы сейчас делаете и можете делать в Украине? Я предполагаю, что Ваша работа сильно изменилась. Вот что сейчас для Вас самое главное? 

ВЖ: Международная организация по миграции, конечно же, первым делом занимается предоставлением экстренной помощи. Это и средства гигиены, это экстренная психологическая помощь, это мобильные бригады медиков. И на востоке, и на западе, в местах, где много внутренне перемещенных лиц. Это денежная помощь, чтобы люди сами могли определить, что им конкретно сейчас необходимо потратить на наиболее нужные вещи. Это средства, которые они получают как гуманитарную помощь. 

Также продолжает работу в еще более усиленном режиме, чем ранее, наша горячая линия по безопасной миграции и борьбе с торговлей людьми. Очень нужно сейчас предоставлять людям актуальную проверенную информацию. Но в этой беспрецедентной ситуации помимо экстренного реагирование мы стараемся думать и о будущем. Потому что людям в Украине сейчас как никогда нужна надежда и нужна уверенность если не в послезавтрашнем, то хотя бы в завтрашнем дне. Поэтому удалось получить финансирование на программы поддержки перемещенных мелких бизнесов – тех, кто был вынужден вывести свое производство в более безопасные западные регионы страны, и бизнесов, которые сейчас стараются восстановиться в тех областях, над которыми был восстановлен контроль правительства Украины. 

Очень важно, чтобы у людей была работа, чтобы люди могли открывать новые рабочие места, давать работу другим. И продолжаем общаться с донорами для того, чтобы иметь возможность помогать Украине в поиске решений проблем с жильем. Коллективные центры – это временное решение, но есть огромнейшая потребность по восстановлению того жилья, которое было разрушено. И нужно искать какие-то более долгосрочные решения в тех регионах. В первую очередь сейчас на западе Украины, куда приехало много внутренне перемещенных лиц, и некоторые из них, действительно, хотят остаться там, находят работу там, хотят найти работу. И им нужны альтернативы коллективному центру.