ИНТЕРВЬЮ Трансформация образования позволит избежать катастрофы

Дети на уроке в школе в Олизаревке, Украина. Село несколько недель находилось на линии фронта

Когда мы говорим об образовании, мы используем одни и те же инструменты уже около 400 лет!

Фото ЮНИСЕФ/А.Гилберстон
Дети на уроке в школе в Олизаревке, Украина. Село несколько недель находилось на линии фронта

ИНТЕРВЬЮ Трансформация образования позволит избежать катастрофы

Культура и образование

Одним из центральных событий первой недели 77-й сессии Генеральной Ассамблеи станет мероприятие, цель которого – привлечь внимание к глобальному кризису в сфере образования, а также предложить решения, позволяющие адаптировать методы обучения к реалиям двадцать первого века. Служба новостей ООН поговорила с Леонардо Гарнье, Специальным советником ООН, который возглавил работу по подготовке к саммиту.

Многие эксперты обеспокоены тем, что сбои в сфере образования из-за пандемии COVID-19 могут обернуться катастрофой для целого поколения и усугубят существовавшие годами проблемы, связанные с тем, что миллионы детей получали минимальное или неадекватное образование, или вообще были лишены возможности учиться.

Леонардо Гарнье, академик и бывший министр образования Коста-Рики, объяснил, почему возврат к старым методам обучения невозможен, и как ООН может помочь привнести свежие идеи в школьные классы и повысить стандарты в сфере образования во всем мире.

Служба новостей ООН: ООН сейчас занимается многими важными геополитическими проблемами, такими как климатический кризис, пандемия и война в Украине. Почему в этом году ключевой темой выбрано образование?

Леонардо Гарнье: Сейчас, как никогда подходящее время для этого, потому что в период экономического спада обычно образование уходит на второй план: оно перестает быть приоритетом. Правительствам не хватает средств, и они перестают выделять их на образование.

На фото: учащиеся школы в городе Бол, Конго.
ЮНИСЕФ / Н. Ндал-Ла
На фото: учащиеся школы в городе Бол, Конго.

Проблема здесь в том, что ущерб, который наносит такая политика, становится очевидным только через несколько лет. Если вы возьмете образовательный кризис восьмидесятых, то только в девяностых и двухтысячных годах мы увидели его негативные последствия.

Из-за пандемии миллионы детей лишились возможности ходить в школу. Но пандемия также выявила проблемы, существовавшие уже годами: многие из тех, кто учился в школе, на самом деле не получали должного образования.

Служба новостей ООН: Расскажите о кризисе в сфере образования 1980-х годов. Что произошло, каковы были последствия?

Леонардо Гарнье: Во многих частях мира была стагфляция и наблюдалось огромное урезание бюджетов на образование. Число учащихся и учителей сократилось, и многие дети не смогли получить надлежащее образование, особенно в средней школе.

А это означало, что во многих странах только около половины всех трудящихся закончили начальную школу. Когда вы смотрите на масштабы бедности и растущее неравенство во многих странах, очень трудно не связать это с сокращением возможностей в сфере образования в восьмидесятых и девяностых годах.

Служба новостей ООН: Считаете ли Вы, что сегодняшнее положение дел в сфере образования потенциально может привести к ситуации, подобной той?

Леонардо Гарнье: Риск есть, это может случиться. С 2000 по 2018 год мы наблюдали рост числа учащихся в большинстве стран и рост инвестиций в образование. Но после 2018 года бюджетные ассигнования на образование начали сокращаться, а затем грянула пандемия.

Мы видим, что во многих странах на протяжении двух лет сфера образования практически была парализована и плюс к этому добавился экономический кризис. Так что да, есть риск того, что мы можем оказаться в еще худшем положении, чем в 2019 году.

Генеральный секретарь ООН говорит о том, что мы должны оградить сферу образования от мощного потрясения и восстановить то, что мы потеряли во время этой пандемии. Но на самом деле нам нужно идти дальше.

Отсутствие возможности получить образование или найти работу нередко приводит к радикализации молодежи
Фото ИРИН/А.Леверсби
Отсутствие возможности получить образование или найти работу нередко приводит к радикализации молодежи

Определив Четвертую цель [Цель устойчивого развития по улучшению доступа к качественному образованию для всех], ООН и мировое сообщество поставили перед собой очень амбициозные задачи.

Вы можете сколько угодно говорить, что каждый должен иметь право на образование, но если мы будем продолжать делать то, что делалось до пандемии, мы не добьемся этой цели.

На саммите мы хотим показать, что, если мы действительно хотим, чтобы каждый юный житель планеты имел право на качественное образование, мы должны действовать по-другому. Мы должны изменить формат школ и методы преподавания. Мы должны по-новому использовать цифровые ресурсы и выделять больше средств на финансирование образования.

Служба новостей ООН: Какой вы видите систему образования, соответствующую двадцать первому веку?

Леонардо Гарнье: Это связано с содержанием, с тем, чему мы учим, и с актуальностью образования. С одной стороны, нам нужны базовые основы образования – умение писать и читать, умение считать, научное мышление, — но нам также нужно то, что некоторые люди называют навыками двадцать первого века: социальные навыки и навыки решения проблем.

Учителя должны делиться знаниями, пробуждать любопытство, помогать учащимся решать проблемы и лучше ориентироваться в процессе обучения. Но для этого и учителям нужна лучшая подготовка, лучшие условия труда и хорошая заработная плата, потому что во многих странах зарплата учителей очень низкая.

 

Учителя получают последнюю научную информацию об изменении климата, а также рекомендации по преподаванию этой темы
Фото ПРООН
Учителя получают последнюю научную информацию об изменении климата, а также рекомендации по преподаванию этой темы

Они должны понимать, что их авторитет основывается не только на том, что у них больше информации, чем у их учеников, но и на их опыте и способности руководить процессом обучения.

В любой трудовой деятельности производительность отчасти зависит от используемых нами инструментов. Когда мы говорим об образовании, мы используем одни и те же инструменты уже около 400 лет! С цифровой революцией учителя и учащиеся могут получить доступ к гораздо более творческим инструментам преподавания и обучения.

На Саммите мы заявим, что цифровые ресурсы — это то, что экономисты называют типичным общественным благом: для их производства требуются большие инвестиции, они недешевы, но как только они появляются, каждый должен иметь возможность ими пользоваться.

Мы хотим, чтобы цифровые образовательные ресурсы превратились в общественные блага, чтобы одни страны могли делиться своими ресурсами с другими странами. Например, учителя из Аргентины могут делиться контентом с учителями из Испании. В Египте есть прекрасный проект цифрового образования, который можно применить и в других арабских странах.

Потенциал есть, но нам необходимо мощное партнерство в сфере цифровых образовательных ресурсов. Это то, к чему мы призовем в ходе Саммита.