23 сентября 2021

Пора пробудиться ото сна и бить тревогу – таков главный призыв Генерального секретаря ООН к мировым лидерам, которые во вторник соберутся в ООН – физически и виртуально – на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи. В преддверии так называемой «высокой недели» Антониу Гутерриш в эксклюзивном интервью ответил на вопросы Службы новостей ООН. 

Служба новостей: В своем недавнем докладе, посвященном повестке дня ООН, Вы сказали, что многосторонний подход к решению мировых проблем – это наилучший инструмент для восстановления устойчивого миропорядка после пандемии COVID-19. Почему Вы столь твердо убеждены, что многосторонность – это единственный верный путь для международного сообщества?

Антониу Гутерриш: Посмотрите, что случилось с нашей планетой: вирус в одночасье победил нас всех. Спустя более полутора лет после того, как началась пандемия, вирус продолжает распространяться по миру. Мы видим, сколь велико негативное влияние пандемии на жизнь людей, как резко в мире углубилось экономическое неравенство, и, конечно же, более всего в этой трудной ситуации страдают наиболее уязвимые слои населения. 

Мир не смог объединить усилия, не смог выработать глобальный план вакцинации, наладить эффективное сотрудничество между странами, которые производят вакцины, и Всемирной организацией здравоохранения, международными финансовыми учреждениями. Такое сотрудничество необходимо для того, чтобы удвоить производство вакцин и обеспечить их справедливое распределение. Столь масштабная задача не по силам одной стране. Даже Всемирная организация здравоохранения, объединяющая множество стран, не справится с этим в одиночку, ведь ВОЗ не имеет полномочий даже для получения информации о текущей ситуации. ВОЗ не имеет полномочий расследовать происхождение болезни. 

Так что нам необходимо решать стоящую перед нами проблему на многосторонней основе, объединив всех, кто хочет покончить с пандемией. Нам нужны многосторонние институты с мощным управленческим потенциалом. Это касается не только пандемии, но и глобального изменения климата. Мы стоим на краю пропасти. Наша цель предельно четко определена научным сообществом: средняя температура на планете не должна подняться больше, чем на 1,5 градуса до конца этого века. Однако мы рискуем провалить это начинание, потому что страны не хотят сотрудничать между собой. Между развитыми и развивающимися странами существует большое недоверие. Мир негласно делится на условный север и условный юг, из-за чего странам трудно брать на себя обязательства по сокращению выбросов в ближайшие десятилетия и достижению углеродной нейтральности к 2050 году.

Если у кого-то из них и есть «зубы», как у Совета Безопасности, то у них нет особого желания кусаться

Следовательно, нам нужен многосторонний подход к существующим глобальным проблемам, но сложность заключается в том, что институты, которые у нас сейчас есть, по сути, беззубы. А если у кого-то из них и есть «зубы», как у Совета Безопасности, то у них нет особого желания кусаться. Нам нужен многосторонний конгломерат институтов, работающих вместе, ведь в современном мире все взаимосвязано. Кроме того, этот конгломерат должен иметь достаточно полномочий, чтобы при необходимости мобилизовать все международное сообщество для решения глобальных проблем. Это одна из целей нашей общей повестки дня – определить, в каких областях необходимо улучшить управление, чтобы затем найти механизмы, позволяющие правительствам разных стран работать более эффективно. Таким образом мы могли бы предотвращать возможные пандемии, бороться с глобальным изменением климата, устранять катастрофическое неравенство в современном мире.

Служба новостейДавайте перейдем конкретно к проблеме COVID-19. Вы неоднократно заявляли, что никто не может чувствовать себя защищенным, пока опасность угрожает хотя бы одному человеку. К сожалению, реальность иная, особенно в Африке, где вакцинировано менее двух процентов населения, а в некоторых регионах вакцины не используются вообще. Что нам нужно сделать, чтобы развитые страны в полной мере осознали тот факт, что борьба с COVID-19 может быть успешной лишь в рамках глобального плана действий?

АГ: Прежде всего, как я уже сказал, нам нужен глобальный план вакцинации, в рамках которого мы могли бы объединить всех тех, кто производит вакцины, с ВОЗ и международными финансовыми организациями, чтобы удвоить производство вакцин и добиться их справедливого распределения. Таков был наш призыв к международному сообществу, который оно, к сожалению, так и не услышало. В результате мы имеем то, что имеем: к примеру, в моей стране [Португалии – прим. ред.] полностью вакцинировано 80 процентов населения, а в Африке, как Вы упомянули, есть страны, где этот показатель составляет менее двух процентов. 

В некоторых бедных странах от COVID-19 вакцинировано лишь 2% населения.
Фото ЮНИСЕФ/Р.Пуже
В некоторых бедных странах от COVID-19 вакцинировано лишь 2% населения.

Проблема в том, что этот вирус распространяется, как лесной пожар. Он мутирует. Он меняется. Существует опасность, что в определенный момент одна из этих мутаций породит вирус, способный противостоять всем существующим ныне вакцинам. Если это однажды случится, никто не сможет чувствовать себя в безопасности – ни на глобальном юге, ни на севере. Поэтому приоритетом должна стать всеобщая вакцинация. Именно поэтому мы обратились к миру с призывом принять все меры для того, чтобы к середине следующего года было вакцинировано 70 процентов населения Земли, причем на справедливой основе.

В определенный момент одна из этих мутаций породит вирус, способный противостоять всем существующим ныне вакцинам

Служба новостейДавайте обратимся к ситуации в Афганистане, который переживает сейчас очень трудные времена. В новом правительстве, сформированном «Талибаном», нет женщин и представителей большинства этнических меньшинств. Как Вы думаете, какую стратегию должны выработать ООН и ее партнеры, чтобы помочь народу Афганистана?

АГ: Ситуация развивается в непредсказуемом направлении. Мы все хотим, чтобы в Афганистане было инклюзивное правительство. Мы все хотим, чтобы власти Афганистана уважали права человека, особенно женщин и девочек. Мы все хотим, чтобы Афганистан никогда больше не был оплотом террористов. Мы все хотим, чтобы Афганистан боролся с незаконным оборотом наркотиков. Но очень сложно сказать, что произойдет на самом деле. Я думаю, в данный момент ООН способна, как минимум, увеличить объем гуманитарной помощи Афганистану. Мы не оставим попыток объяснить талибам, что для них самих чрезвычайно важно иметь инклюзивное правительство, состоящее из представителей всех этнических групп и включающее женщин. Мы будем пытаться объяснить им, что девочки должны учиться, а женщины – иметь возможность работать. Мы также надеемся побудить талибов к сотрудничеству с международным сообществом в борьбе с терроризмом. 

Как Вы знаете, мы отправили в Кабул Мартина Гриффитса, нашего Координатора чрезвычайной помощи и главу Управления по координации гуманитарных вопросов. Он попытается договориться с руководителями «Талибана» о безопасной доставке и справедливом распределении гуманитарной помощи. Кроме того, он должен донести до них наши опасения по поводу соблюдения прав человека в Афганистане. Мы не знаем, как будет развиваться ситуация, но, если мы не будем пытаться наладить диалог, эта страна, вероятнее всего, пойдет по неверному пути.

Заместитель Генерального секретаря ООН Мартин Гриффитс обсуждает с лидерами талибов гуманитарные вопросы
Фото Управления ООН по координации гуманитарных вопросов
Заместитель Генерального секретаря ООН Мартин Гриффитс обсуждает с лидерами талибов гуманитарные вопросы

Мы постараемся мобилизовать международное сообщество для оказания гуманитарной помощи многострадальному народу Афганистана. Нужно обеспечить афганцев продуктами питания и медикаментами. Нас также беспокоит опасность полного коллапса экономики Афганистана из-за нынешнего положения в стране и международных санкций. Международное сообщество должно найти способы финансового оживления афганской экономики. Крах экономики Афганистана будет иметь разрушительные последствия для жизни простых афганцев, спровоцирует массовый исход населения, что неизбежно повлечет за собой дестабилизацию всего региона.

Служба новостей: Во многих странах по всему миру женщины в самых разных областях по-прежнему оказываются на обочине. Вы многое сделали для того, чтобы достичь гендерного паритета здесь, в ООН, а также на национальном и международном уровнях. Но многие считают, что Организация должна более активно продвигать эту повестку. По Вашему мнению, что должно быть сделано, чтобы к 2030 году гендерное равноправие стало реальностью? 

АГ: Тут много аспектов. Безусловно, это представленность женщин в различных органах ООН, а также на национальном и международном уровнях; это вопросы поддержки женщин-предпринимателей и экономической помощи женщинам, которые борются с гендерным насилием. Как Вы знаете, ужасные вещи происходят в зонах конфликтов, но и дома тоже…Во множестве стран равноправие мужчин и женщин никак не закреплено законодательно, там по-прежнему существуют дискриминационные законы, которые необходимо отменить.

Крах экономики Афганистана будет иметь разрушительные последствия для жизни простых афганцев

Все это для нас безусловные приоритеты, но главный вопрос – это вопрос баланса власти. В сегодняшнем мире с его культурой мужского доминирования власть фактически сосредоточена в руках мужчин. И власть обычно не дают, ее берут. Так что нужно, чтобы женщины активно боролись за свои права, и нужно, чтобы появились мужчины, которые понимают, что мы можем что-то изменить в мире и решить существующие проблемы, только если добьемся полноценного гендерного равноправия. Нужно, чтобы такие мужчины активно включались в борьбу за гендерное равноправие.

Более половины высших руководителей ООН - женщины. Антониу Гутерриш и женщины-руководители в ООН
Фото ООН/М.Гартен
Более половины высших руководителей ООН - женщины. Антониу Гутерриш и женщины-руководители в ООН

 

Что касается распределения властных полномочий в ООН, то, как Вы знаете, мы достигли паритета на 180 высокопоставленных должностях в Организации и среди руководителей наших команд, работающих по всему миру. Мы считаем, что если паритет существует в эшелонах власти, то это повлияет и на ситуацию во всей должностной иерархии. 

Того же самого нужно добиться в правительствах, в парламентах и во всех органах [власти].  Везде, где принимаются решения, где сосредоточена власть, женщины и мужчины должны быть представлены одинаково – тогда нам удастся выправить тот самый властный дисбаланс, который сложился в результате многовекового доминирования мужчин и патриархата. 

Служба новостей: Еще одна социально отчужденная группа – это молодежь, и Вы настаиваете, что в построении инклюзивного и справедливого мира молодежь должна иметь право голоса. Что, по Вашему мнению, должны сделать сами молодые люди, чтобы у них появилась такая возможность?

АГ: Я считаю, что у молодых людей есть мощные средства для того, чтобы объединиться и заявить о себе.  Сегодня в соцсетях молодых людей несравнимо больше, чем людей моего поколения. Молодежь обладает колоссальной способностью мобилизоваться – мы видели это на примере движения против расизма, против изменения климата, против самых разных проявлений несправедливости, против гендерного неравенства – во всех этих вопросах молодые люди гораздо прогрессивнее, чем более старшее поколение.

В сегодняшнем мире ... власть фактически сосредоточена в руках мужчин. А власть обычно не дают, ее берут

Нужно только создать институциональные механизмы, которые позволят молодым людям участвовать в принятии решений. Именно поэтому мы включили в «Общую повестку» целый ряд серьезных мер, которые дадут молодежи возможность высказываться и влиять на то, чем занимается ООН. 

Служба новостей: Теперь давайте поговорим об Африке, о конфликтах, которые там происходят. Недавно Вы предупредили, что события в Афганистане могут повлиять на ситуацию в горячих точках Африки, особенно там, где идеология экстремизма является одной из движущих сил противостояния. Поясните, пожалуйста, как Вы пришли к такому выводу? 

АГ: Меня очень беспокоит, например, ситуация в Сахеле. Мы видим, как там сокращается французское присутствие. Мы видим, как в Чаде военные покидают самые опасные районы. 

Мы видим, как террористические группы воодушевлены ситуацией в Афганистане, победой «Талибана». Поэтому, я считаю, что пришло время объединить усилия, чтобы создать эффективный механизм для обеспечения безопасности в Сахеле. 

По этой же причине я всегда выступаю за создание мощных сил, объединяющих Африканский союз и другие региональные организации. Эти силы должны быть поддержаны Советом Безопасности в виде резолюции, предусматривающей применение главы VII (согласно главе VII Устава ООН, Совет Безопасности может санкционировать применение силы – прим. ред.), а их функционирование – обеспечиваться обязательными взносами. Тогда эта поддержка будет эффективной. 

С другой стороны, нам хорошо известно, что военной силы недостаточно. Мы должны позаботиться о развитии, должны бороться с последствиями изменения климата, мы также должны делать все возможное, чтобы улучшить качество госуправления в странах региона. 

Самая большая проблема – отсутствие доверия, и особенно – отсутствие доверия между крупными державами

Мы должны по-настоящему укрепить наши усилия в регионе, и я обращаюсь к международному сообществу с просьбой поддержать все направления этой работы: безопасность, развитие, гуманитарный аспект, управление и права человека. В этом случае нам удастся победить терроризм в Сахеле. 

А в сегодняшней ситуации перспективы развития там вызывают большую обеспокоенность. Это касается и других регионов Африки: афганские события могут придать новый импульс деятельности террористических групп или других повстанческих движений, которые могут стать более агрессивными.

Служба новостей: О глобальной безопасности. Мир сегодня сталкивается со множеством угроз в сфере безопасности. Вы уже сказали об экстремизме, конфликтах, терроризме и оружии массового уничтожения. Что может сделать ООН, чтобы мир стал более безопасным местом для жизни?  

АГ: Я бы сказал, что наша самая большая проблема – отсутствие доверия, и особенно – отсутствие доверия между крупными державами. Именно по этой причине Совету Безопасности так трудно принимать адекватные решения для преодоления кризисов по всему миру. 

Изменение климата, пандемия COVID-19, все новые конфликты - человечество подошло к пропасти и продолжает двигаться к ней.
Фото ВМО/Д.Павлинович
Изменение климата, пандемия COVID-19, все новые конфликты - человечество подошло к пропасти и продолжает двигаться к ней.

И вот на фоне этого раскола, раскола между крупными державами, и отсутствия доверия процветает безнаказанность – люди думают, что они могут делать все, что им заблагорассудится. 

Поэтому нам надо восстановить доверие, особенно между теми, кто обладает большим влиянием на международные дела, нужно, чтобы они могли сотрудничать между собой – только так можно объединить международное сообщество и найти пути преодоления кризисов, которые сегодня только множатся. Мы видим, что все чаще происходят перевороты, возникают новые конфликты, мы становимся свидетелями социальной нестабильности и беспорядков. Нам нужен сильный сплоченный Совет Безопасности, а для этого необходим серьезный диалог между ведущими державами, который позволит им прийти к общему знаменателю. 

Служба новостей: На следующей неделе начинаются общие прения [76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН]. Что бы Вы хотели донести до мировых лидеров? 

АГ: Главное, что я хочу сказать: мы должны бить тревогу. Мы оказались у края пропасти и продолжаем к ней приближаться. Посмотрите на ситуацию с вакцинами, посмотрите, как сложно убедить страны предпринять необходимые действия для того, чтобы КС-26 (ноябрьская конференция по климату в Глазго – прим. ред.) увенчалась успехом.

Обратите внимание на то, как за последние месяцы увеличилось число конфликтов. Мы должны изменить направление движения, мы должны услышать сигнал тревоги. Так что я обращаюсь к мировым лидерам с призывом проснуться, сменить курс, объединить усилия и постараться преодолеть те огромные трудности, с которыми мы сегодня сталкиваемся. 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android