16 марта 2021

Кызжибек Батырканова из Кыргызстана – наглядный пример того, как можно преодолеть стереотипы, с которыми мы растем с детства. Девочкам – куклы, мальчикам – машинки. Девушкам – литература, юношам – компьютеры. Женщинам – в учителя и медсестры, мужчинам – в бизнесмены и политики. 26-летняя Кызжибек, мало того, что занялась программированием и уже участвовала в международной программе TechWomen, сегодня возглавляет команду девушек, которые строят первый в стране спутник. С Кызжибек поговорила Елена Вапничная.

КБ: Я очень хорошо изучала новые языки, они мне легко давались. Я любила литературу, чтение, историю. И мои родители думали, что ребенок, скорее всего, не может развиваться по нескольким направлениям одинаково хорошо. И мы думали, что я гуманитарий. Но мои учителя настояли, чтобы я пошла учиться в физико-математический класс. Я не очень хотела заниматься в этом классе, потому что очень боялась, что будет тяжело. В итоге решила все-таки остаться. И поняла, что математика, алгебра, физика – они не такие сложные. Надо просто проявить терпение. 

Мне очень, действительно, нравится физика, потому что я люблю наблюдать за процессами, понимать, как они происходят, что приводит к этому. Уже потом, спустя время, отучившись в физико-математическом классе, я поняла, что в принципе связать свою профессию с точными науками звучит не так уж и страшно. Думаю, переломный момент произошел по окончании школы, в университете, когда я поняла, что программирование и вообще весь этот мир не такой тяжелый. Я думаю, основная проблема в том, что в нашей стране и, скорее всего, повсеместно в школах нет вводных занятий или подходов, которые показывают, что на самом деле это легко.

У нас люди даже себя не ассоциируют с космической индустрией

Я очень рада, что на данный момент это направление развивается, очень много открывается кружков робототехники и программирования для детей. Обучают детей интерактивным образом. То есть дети понимают, что на самом деле это несложно. Я окончила школу практически десять лет назад, и в наше время не было такого, что приходит к тебе программист с каким-то роботом или простой программой и показывает, что это не сложно. У нас были уроки информатики, мы тоже программировали, но успевали в этом только «дети-молодцы». А сейчас это все уже улучшается.

ЕВ: Вот Вы говорите, что девочки не идут в программирование, скажем, потому, что это им кажется сложным. А мальчики идут. Им это не кажется сложным. Почему?

КБ: Опять же, это все происходит из-за общественного мнения. То есть мы сами себя в чем-то убеждаем - как я с мамой убедила себя, что я не очень-то хороша в математике и физике. Я даже когда делаю презентации, показываю книги: что публикуют для девочек и для мальчиков. В энциклопедии для мальчиков включают главы о космосе, о компьютерах, о технике. Этой информации в энциклопедии для девочек нет. Для девочек есть что-то про еду, как ее готовить, про моду, про одежду. То есть, если бы мне в детстве дали книгу про космос, я бы, скорее всего, очень заинтересовалась этим и стала бы дальше изучать. Так и формируется в дальнейшем наше представление о том, в чем мы хороши или нет. Поэтому я тоже вижу, что на многих курсах по робототехнике и программированию большинство – это мальчики, парни и мужчины. А девочки занимаются более такими гуманитарными вещами. Девочек с радостью отдают в танцевальные кружки, нежели в кружки по шахматам или по программированию и робототехнике. Потому что у родителей уже есть установка, что девочкам хорошо это, а мальчикам хорошо то. 

ЕВ: Но Вы к космосу все-таки пришли. Расскажите! Меня очень интригует эта сторона Вашей работы. 

КБ: Да, нас она тоже интригует. Потому что в нашей стране космическая индустрия существовала только во времена СССР. И, к сожалению, после развала не удалось сохранить что-либо вообще. Это проект вообще амбициозный и заключается в том, что группа девушек строит («строит» — это, конечно, громко сказано, скорее «соберет») первый в нашей стране спутник и запустит его в космос. Это очень амбициозно для нашей страны, потому что у нас совсем никакой нет космической индустрии. У нас люди даже себя не ассоциируют с космической индустрией. Хотя большая часть людей родились и жили в СССР, а у СССР была одна из самых успешных космических программ в мире, на данный момент люди уже забыли свою сопричастность с этой историей. Поэтому для всех людей в нашей стране это что-то такое потрясающее. 

ЕВ: Под чьим крылом вы работаете? Это государственная программа, или вы создали свою компанию, свой стартап? 

КБ: Программа открылась под управлением KLOOP-MEDIA. Это общественный фонд, который более известен расследованиями. Это онлайн-медиа издание, которое решило таким образом бороться с гендерной дискриминацией. И мы под их крылом существуем как департамент. Мы в своей программе стремимся достичь не только основной цели. Потому что мы понимаем, что между началом и конечной целью должны быть какие-то промежуточные цели. Потому что, когда ты очень долго идешь к чему-то одному и не достигаешь этого в течение долгого времени, можно впасть в депрессию. Поэтому очень важно иметь какие-то промежуточные цели, чтобы знать, что ты идешь в правильном направлении. 

Если бы мне в детстве дали книгу про космос, я бы, скорее всего, очень заинтересовалась этим

Соответственно, одной из наших целей было обучение девушек и женщин. Мы провели более четырнадцати бесплатных двухнедельных семинаров, делали отбор, обучали девушек и женщин программированию – азам программирования, пайке и 3D моделированию. То есть мы обучали самым базовым навыкам, чтобы они могли понять, нравится им или нет. Как я уже говорила, у нас в целом очень плохо с вводными программами для начинающих, для новичков, для желающих чему-то поучиться. И мы хотели стать этим мостиком между миром без технологий и более углубленным изучением таких направлений. И я надеюсь, что мы преуспели в этом. 

Нас очень часто приглашают вообще рассказать об этой нашей программе, поделиться опытом. И наша основная задача - показывать на своем примере, что мы, представительницы женского пола в стране, где не все хорошо с правами женщин, можем занимать такие должности, можем заниматься такой работой не хуже мужчин. Все возможно. Главное в это верить, главное двигаться в этом направлении и находить людей, которые вас поддержат, помогут и разделят с вами вашу идею. 

ЕВ: Возникает вопрос: спутник и девушки, которые не все еще получили высшее образование или кандидатскую степень или даже магистерскую – как-то сомнительно это выглядит. У них и опыта-то нет, специального образования. Не слишком ли вы замахнулись?

КБ: На самом деле – нет! Потому что этот проект был предложен нам одним из сотрудников NASA [Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства США – прим.ред.]. И проект, по которому мы работаем, – это проект по разработке и строительству наноспутников. Такие проекты в основном являются образовательными и выполняются студентами и иногда школьниками в разных странах. Поэтому особой сложности здесь нет. Мы сами не изготавливаем детали, потому что изготовление требует специальной сертификации и тестов  – это довольно длительный и сложный процесс для новичков. Поэтому мы все детали заказываем у компаний, у которых есть опыт в этой работе. Мы консультируемся с менторами [наставниками – прим.ред.] и специалистами, которые работают в аэрокосмической индустрии. И те специалисты, у которых мы приобретаем эти детали для спутника нашего, будут нас консультировать по сборке, по документации. То есть это такой не очень легкий процесс в целом, особенно по части коммуникации и, наверное, обучения. Но он вполне возможен. Главное в этом процессе – заручиться поддержкой опытных специалистов и совместно с ними работать над планом обучения и по всем этим техническим компонентам.

ЕВ: Что ж, могу только пожелать вам успеха!

 

 

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android