27 января 2021

Россия обладает одним из крупнейших в мире золотовалютных резервов, объем которых, несмотря на кризис, даже вырос в 2020 году – власти финансировали программы стимулирования экономики за счет внутренних займов, а валютную «подушку» сохранили для защиты от внешних шоков. Об этом и других фактах, касающихся экономической ситуации на постсоветском пространстве и последствий пандемии, Наргис Шекинской рассказал сотрудник Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам Григор Агабекян. 

Экономические потрясения 

Пандемия вызвала множественные экономические потрясения в странах региона. С начала второго квартала 2020 года очень резко понизилась экономическая активность: введение карантинных мер привело к приостановке производства, особенно в сфере услуг. Это сказалось на общеэкономической картине. 

Параллельно произошло снижение цен на сырьевые товары. Придется отметить, что многие экономики на пространстве СНГ остаются зависимыми от экспорта сырьевых ресурсов. Разумеется, в первую очередь, это нефть, природный газ, но также и не нефтяные сырьевые товары, например, металлы, которые тоже очень важны, медь, алюминий, хлопок и другие. Единственным исключением стало золото, цена на которое повысилась, потому что многие центральные банки продолжали активно закупать золото в 2020 году.

Приостановка многих транспортных связей отразилась на миграционных потоках, на перемещении рабочей силы и соответственно на денежных переводах, которые очень важны для некоторых стран Средней Азии. Таджикистан, Кыргызстан, например, во многом зависят от притока денежных средств, которые присылают трудовые мигранты, работающие в основном в Российской Федерации.

Перспективы восстановления в сфере туризма  

Очень резко пострадал сектор услуг, который важен на постсоветском пространстве для Грузии и стран Средней Азии.  Это один из тех секторов, который будет восстанавливаться очень медленно. Даже по мере того, как будет проведена массовая вакцинация населения и, хотелось бы надеяться, пандемия будет отступать, все-таки сохранится определенное предубеждение против поездок. 

Возможно, это и не является характерным для стран СНГ. Но в целом в сфере туризма в основном очень много потребителей, которые вышли на пенсию, людей относительно более старшего возраста, которые более внимательно относятся к своему здоровью. Поэтому пока не будет полной ясности в плане эффективности вакцины и полного понимания того, что пандемия позади, спрос на услуги в сфере туризма останется все-таки пониженным. 

Возможно, что на пространстве СНГ определенные ограничения, связанные с передвижением людей, сохранятся. Поэтому на этом этапе пока рано говорить, какие конкретно формы это примет. Думаю, что восстановление сферы туризма будет отставать от восстановления многих других сфер экономической деятельности. 

Об ограничении добычи нефти 

Принятое в прошлом году соглашение ОПЕК+ (в 2020 году страны ОПЕК и другие договорились сократить добычу нефти на 9,7 млн барр. в сутки – примечание Службы новостей ООН) затрагивает не только страны ОПЕК, но и некоторые нефтедобывающие страны на постсоветском пространстве – Азербайджан, Казахстан и Российскую Федерацию. Снижение добычи отразилось на общем уровне ВВП этих стран, и будущее этого соглашения на сегодня полностью не ясно. Однако будут дальнейшие переговоры, и, возможно, что определенные ограничения на добычу нефти продолжатся и в 2021 году.

Другие факторы и цепная реакция 

В некоторых странах, например, в Украине, сельское хозяйство было не таким продуктивным, как в 2019 году. Но это было просто связано с плохим урожаем. 

В результате всех этих ограничений и связанных с ними последствий резко сократилось также потребление, выросла безработица и произошел двойной эффект: когда резко падают потребительские доходы, падает и спрос, а когда падает спрос, это влияет и на производство, и на предложение. В каком-то смысле сократились также инвестиции. 

Год упущенных возможностей 

Разумеется, мы ожидаем некоторого восстановления в 2021 году, но оно будет относительно умеренным. Сокращение совокупного валового продукта стран СНГ и Грузии в 2020 году достигло 3,5 процента. В основном, в этом году стоит ждать просто возвращения к более полному использованию производственных мощностей, то есть рестарта экономики. 

В каком-то смысле прошлый год был годом упущенных возможностей. Соответственно, во многих странах отмечалось увеличение бюджетного дефицита, потому что они должны были принять меры бюджетного стимулирования, чтобы предотвратить еще большее падение. 
В частности, например, в Казахстане была принята программа стимулирования, которая равна примерно 9-ти процентам ВВП.  

Если посмотреть на РФ, то пакеты стимулов, которые приняты на 2020-2021 гг. примерно эквивалентны 7-ми процентам от ВВП. То есть, на каком-то этапе, разумеется, это приведет к увеличению государственного долга, и правительству придется перейти на бюджетную консолидацию, что тоже будет определенным ограничением для будущего роста. 

«Заморожены» проекты в сфере развития

Тем странам, у которых есть определенные средства, было намного проще. Российская Федерация была очень осторожна в использовании средств из Фонда национального благосостояния. Размер Фонда даже увеличился в 2020 году. В основном, меры стимулирования российской экономики финансировались заимствованием на внутренних рынках, и в целом РФ, которая на сегодня обладает массивными резервами иностранной валюты, золота и квотами в Международном валютном фонде, по сути дела, обладает одним из крупнейших золотовалютных запасов в мире. Действует, видимо, принцип политики, [нацеленный на то, чтобы]  сохранить определённый ресурс для противодействия внешним шокам. 

Реализация ряда проектов национального развития, принятых ранее в РФ, была отложена на несколько лет в связи с шоком, вызванным пандемией. 

Параллельно с бюджетным стимулированием также была смягчена кредитно-денежная политика. В РФ, например, ключевая ставка Центрального банка была снижена до рекордно низкого уровня. Банковской системе во многих странах была оказана массивная поддержка в связи с тем, что банковскому сектору была направлена просьба по возможности предоставить «каникулы» по платежам и помочь должникам в реструктуризации долгов. 

Увеличение долгового бремени 

Подобные меры приводят к увеличению государственного долга. И на сегодня риски долгового кризиса относительно низкие, но определенные страны все-таки уязвимы. Кыргызстан и Таджикистан воспользовались инициативой по приостановке обслуживания внешнего долга со стороны Группы 20. Эта инициатива сэкономила им примерно почти один процент ВВП.

Новая программа со стороны МВФ была принята для Украины. Возникает, правда, ряд вопросов по поводу внутренней экономической политики. В Беларуси и Украине обслуживание внешнего долга в 2021 году – один из возможных рисков. 

Надежда на эффективную вакцинацию

Если вакцинация не даст того результата, на который все надеются, то повторное введение карантинных мер приведет к дальнейшему достаточно резкому ухудшению ситуации и ухудшению качества активов в банковском секторе.  Уровень долларизации во многих постсоветских странах достаточно высокий, а это может ограничить рост кредита как для потребителей, так и бизнеса, и увеличить риск стресса для банковского сектора. 

Уязвимые точки

Кроме того, к сожалению, на постсоветском пространстве в прошлом году в ряде стран отмечался рост внутренней политической напряженности и обострились некоторые региональные конфликты. То есть кризис, пандемия, выявила уже уязвимые точки в регионе, которые существовали довольно давно и сократили пространство для маневра в экономической политике. 
 
 

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android