7 апреля 2020

Миллиарды людей по всему миру из-за коронавируса остаются дома, проводят время в семейном кругу. Пребывание в замкнутом пространстве становится для многих тяжелым психологическим испытанием. Возросло число случаев бытового насилия, причем настолько резко, что Генеральный секретарь ООН выступил с призывом защитить женщин, оказавшихся в карантинной западне в собственном доме – один на один с насильником. Эту проблему Антон Успенский обсудил с Еленой Кудрявцевой, специалистом «ООН-женщины», структуры, занимающейся в системе всемирной организации защитой прав женщин.

ЕК: Еще до пандемии коронавируса Всемирная организация здравоохранения приводила данные о том, что каждая третья женщина в мире подвергалась сексуальному или физическому насилию, в том числе со стороны партнера, за всю свою жизнь. Восемнадцать процентов женщин в возрасте 15 – 49 лет подвергались сексуальному или физическому насилию со стороны партнера в течение последних двенадцати месяцев. Сегодняшняя ситуация с коронавирусом значительно усугубила данную проблему. Например, во Франции число обращений на «горячую линию» по насилию возросло на 30 процентов с начала принятия мер «социального дистанцирования», с 17 марта. И точно такой же рост мы видим на Кипре – 30 процентов, в Сингапуре – 33 процента.

...менее 40 процентов женщин, которые испытывают насилие, обращаются за помощью в специализированные службы

Мы также знаем о том, что такое насилие носит очень скрытый характер: менее 40 процентов женщин, которые испытывают насилие, обращаются за помощью в специализированные службы и менее 10 процентов из таких обращений идут в полицию. Мои коллеги из регионального офиса [структуры ООН-женщины] по Европе и Центральной Азии сейчас тоже собирают данные. Мы знаем, что во многих странах либо нет законов о домашнем насилии, либо эти законы недостаточно хорошо работали и до коронавирусной инфекции. А сейчас мы можем только судить о том, насколько эти законы стали еще менее эффективны. Мы слышим также, что число обращений в специализированные службы – там, где они существуют – уменьшается. Но это говорит не о том, что сокращается или уменьшается насилие. Это говорит о том, что жертвы, скорее всего, находятся в таких условиях, когда они даже не могут сделать звонок. Или считают ситуацию настолько опасной, что чувствуют себя безопасней, если не обращаются. Или у них отсутствует доверие к тем или иным службам. Ситуация с коронавирусом это, к сожалению, только обостряет, так как ввиду традиционной роли женщины в семье, в сообществе, от женщины ожидают выполнений определенных обязательств по уходу в семье, по выполнению неоплачиваемой домашней работы. И вопросы насилия стоят достаточно остро – как до пандемии, так и сейчас.  

АУ: В этой чрезвычайной ситуации что можно сделать? Как, с одной стороны, обеспечивать права женщин и защищать их от насилия, а с другой стороны – выполнять требования самоизоляции, которые предполагает карантин?

ЕК: Есть ряд мер, которые мы приветствуем, которые страны выполняют в плане своих международных обязательств. В частности, в ситуации, которая сложилась сейчас, нужно, чтобы все программы здравоохранения в отношении COVID-19 также включали в себя аспекты реагирования на случаи насилия. Аспекты эти могут быть различными, желательно, чтобы они были комплексными. Недостаточно будет принять лишь одну или две меры. Например, обязательны меры по предотвращению и искоренению насилия и оказанию первой медицинской и психологической помощи жертвам насилия. Полиция должна такие случаи фиксировать, своевременно заводить дела; органы здравоохранения должны оказывать психологическую и медицинскую помощь. Очень важно в этот период уделить особое внимание работе и финансированию кризисных центров, особенно негосударственных. На территории постсоветского пространства таких центров не так много, и еще меньше – финансируемых за счет государства. Нужно, чтобы эти центры продолжали свою работу и были полностью обеспечены всем необходимым, чтобы принимать жертв насилия на время, которое им необходимо, чтобы найти способ либо разойтись с насильником, либо найти способ разрешения конфликта. 

Фото ООН-женщины
Сотрудники ООН агитируют за права женщин прямо в нью-йоркском метро. Оранжевый - цвет протеста против насилия над женщинами.

Необходимо также усилить коммуникационный компонент. Очень много сейчас насилия происходит в киберпространстве. Особенно в отношении молодежи. Все мы ввиду социальной дистанцированности находимся сейчас  дома, очень много используем интернет. Поэтому важны коммуникационные кампании разъяснительной работы о том, что такое насилие, как оно проявляется, чтобы женщины, особенно молодые девушки, могли распознать признаки насилия и сообщить о них как можно раньше. Или сообщить, если они знают о такой ситуации среди друзей или в другой семье. А также чтоб они знали о тех услугах, которые имеются в наличии.

Никто, кроме женщин, которые подвергались насилию, в прошлом или в настоящем, не может оценить серьезность проблемы...

Особо важно в этой ситуации лидерство и участие самих женщин. Никто, кроме женщин, которые подвергались насилию, в прошлом или в настоящем, не может оценить серьезность проблемы, а также знать, какими должны быть ответные меры реагирования. Более того, женские организации по всему миру призывают мужчин бороться с женским неравенством совместно с женщинами. Чем больше сторонников гендерного равенства – тем лучше для сообщества. Есть масса данных, которые говорят сами за себя: более равноправное общество – более успешное. И в социальном, и в других планах.

АУ: Планируете ли вы в этом контексте проводить какие-то кампании профилактические сейчас в интернете, где на форумах или сайтах, посвященных спорту или другим традиционно мужским увлечениям, можно было бы размещать контекстную рекламу или социальные баннеры о том, что насилие в отношении женщин и насилие в семье – это то, что надо всеми силами предотвращать?

ЕК: Наша организация, ООН-женщины, уделяет очень много внимания предотвращению насилия. Это один из больших компонентов всех программ, которые мы осуществляем и на глобальном, и на региональном, и на страновом уровне, где работает структура ООН-женщины - мы это делаем вместе с партнерами. У [структуры] ООН-женщины есть, например, меморандум с Олимпийским комитетом и ведется совместная коммуникационная работа по этим вопросам. 

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android