27 сентября 2019

 

Беларусь, как и большинство стран мира, с тревогой следит за тем, как разваливается на глазах режим контроля над вооружениями, в том числе ядерными, как обостряются противоречия. Но не только следит. Выступая с трибуны Генеральной Ассамблеи, министр иностранных дел Республики Владимир Макей предложил разработать «декларацию ответственных стран о неразмещении ракет средней и меньшей дальности в Европе». С министром поговорила Елена Вапничная.

ВМ: По нашей оценке, действительно маячит где-то в отдалении призрак третьей мировой войны. Мы не хотим, чтобы это случилось, потому что Беларусь в своей истории натерпелась очень много из-за этих мировых войн, которые прокатывались по стране, уничтожая все и вся. Поэтому, работая здесь в ООН и выступая, участвуя в деятельности различных структур ООН, мы стараемся вносить предложения, которые были бы объединяющими, способствовали бы не нагнетанию напряженности, а наоборот большей стабильности и безопасности.

Инициатива, которую предложил глава белорусского государства некоторое время назад, выступая на антитеррористической конференции в Минске, которую мы подготовили вместе с ООН, она продиктована стремлением внести хоть какой-то посильный на данный момент вклад в обеспечение большей стабильности в нашем регионе и в мире в целом.

Маячит где-то в отдалении призрак третьей мировой войны

Мы видим, что распадаются те правовые механизмы, которые являлись сдерживающими в плане дальнейшей гонки вооружений. Они были сдерживающими механизмами, но сейчас некоторые страны заявляют о выходе из этих соглашений и в результате в мире не прибавляется стабильности. Поэтому наше стремление как небольшого государства, чья судьба зависит от спокойствия в мире, от возможности спокойно, нормально торговать и иметь нормальные отношения со всеми, именно этим и продиктована эта инициатива. Понятно, что сразу, наверное, всего не достичь. Но мы вспоминаем, как трудно велась работа и над другими подобного рода договорами о нераспространении, о запрещении ядерных испытаний, о нераспространении ядерного оружия, о химическом оружии, но в конечном итоге они были выработаны и худо-бедно играют свою роль сегодня.

Что предлагает конкретно президент Беларуси? Президент Беларуси предлагает всем государствам, которые имеют отношение к этой теме, все-таки одуматься, сесть за стол переговоров и принять решение не размещать ракеты средней и меньшей дальности хотя бы для начала в европейском регионе, потому что размещение этих ракет однозначно явится дестабилизирующим фактором для всей системы межгосударственных отношений не только в европейском регионе, но и в мире в целом. Но надо сделать хоть какой-то первый шаг. Поэтому мы и предложили попытаться заключить хоть какой-то документ, декларацию о не размещении этого типа оружия в нашем регионе.

Мы не надеемся, что это найдет моментальный отклик, отзыв, но думаем, что спокойная, напряженная работа может дать свои плоды. И конечно же мы рассчитываем, что будет проявлена политическая воля со стороны крупных геополитических игроков, потому что мы, небольшое среднее государство, не можем повлиять на те или иные решения, которые принимаются большими крупными державами. Мы считаем, что надо садиться за стол переговоров, надо договариваться, а не пытаться обвинять друг друга в нарушении тех или иных договоров, тех или иных соглашений.

Террористические организации, криминальные группировки более активно используют информационное пространство, чем государственные структуры

ЕВ: Вы также предупредили об опасности технологической гонки вооружений и выдвинули инициативу о создании пояса цифрового добрососедства. Что за этим стоит?

ВМ: Во время этой сессии Генассамблеи ООН высокого уровня очень много говорится о новых технологиях. Мы видим, что новые технологии вошли не только в нашу повседневную жизнь, от внедрения новых технологий зависит уровень экономического развития той или иной страны. С помощью одного лишь нажатия одной кнопки телефона сегодня можно осуществить ряд операций по финансовым трансакциям…

ЕВ: И даже запустить взрывное устройство…

ВМ: Совершенно верно. Поэтому технологии с одной стороны несут благо для человечества, а с другой – они могут быть орудием зла. Та инициатива, которую президент предложил на упомянутой мною конференции заключается в том, что нам надо попытаться восстановить доверие друг к другу, хотя бы начиная с отдельных регионов и попытаться заключить соглашения между отдельными странами. Это могут быть региональные соглашения, связанные с киберпространством.

Что имеется в виду? В основе этого соглашения должно быть следующее: цифровой суверенитет, принцип цифрового суверенитета. Это значит, что государства гарантируют, что будут защищать свое цифровое поле, свое информационное пространство, не позволяя вмешиваться другим.

Другой принцип – это принцип цифрового нейтралитета, когда государство обязуется не вмешиваться в дела других государств. Вы видите сколько обвинений сегодня звучит в адрес тех или иных государств о вмешательстве во внутренние дела, особенно в период крупных политических кампаний. То же самое касается и деятельности различных террористических организаций и иных группировок, когда они пытаются через информационное пространство повлиять на ситуацию в тех или иных странах.

Никто не говорит, что надо ограничить использование интернета, запретить интернет – это уже невозможно

Наша идея, которую выдвинул глава государства, заключается в том, чтобы через заключение двусторонних соглашений с соседними странами, затем через выход, может быть, на региональные соглашения, прийти в конечном итоге к универсальному какому-то правовому инструменту, который позволил бы обеспечить порядок в информационной схеме, упорядочить использование новых технологий, которые заставят государства соблюдать определенные правила и принципы. Опять-таки, мы понимаем, что это сложно, может быть, многие технологические компании, которые разрабатывают эти технологии, будут против. Но тоже кажется, что надо начинать думать об этом уже сейчас, иначе может получиться так, что силы зла будут в конечном итоге доминировать над силами добра – образно говоря.

Мы видим сейчас, что те же самые террористические организации, криминальные какие-то группировки, они более активно используют информационное пространство, чем государственные структуры.

ЕВ: Цифровой суверенитет. Вы не боитесь, что обратной стороной этого может стать ограничение свободы доступа к информации граждан той или иной страны и ущемление прав человека? Мы видим, что в Китае это происходит.

ВМ: Знаете, когда речь идет о жизни людей – а ведь речь может идти не о жизни одного-двух человек, а десятков, тысяч или миллионов, надо подумать, что должно превалировать: какие-то лозунги о правах человека или конкретно опасность того, что могут погибнуть сотни и тысячи людей. Я не к тому, что надо убрать с повестки дня вопросы прав человека, в том числе и в отношении использования киберпространства – отнюдь нет. Никто не говорит, что надо ограничить использование интернета, запретить интернет – это уже невозможно, потому что сегодня уже годовалый ребенок, двухлетний ребенок уже сидит с планшетом, занимается играми и пр. и пр. Сегодня уже есть дистанционное образование, учебники на айпадах. Откровенно скажу, у меня 10-летний сын в пятом классе. Некоторые вещи я уже подзабыл, поэтому приходится обращаться за помощью к всезнающему интернету. Никто не говорит, что надо ограничить или запретить использование интернета, но определенные правила пользования соответствующими интернет-ресурсами должны быть. Вопрос в том, как найти вот эту вот тонкую грань между обеспечением прав человека и не позволить его использовать в своих целях злым силам.

 

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android