ЮНФПА: женщина имеет право сама решать, когда и сколько иметь детей

10 апреля 2019

Демографические тенденции в странах постсоветского пространства аналогичны тем, что наблюдаются в Европе: рождаемость падает, население стареет. Однако есть и свои специфические проблемы, например, аборты по гендерному признаку, когда женщины стремятся рожать только мальчиков. «Трагедией» назвал эту практику Рамиз Алакбаров из Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА). Наргис Шекинская поговорила с ним по случаю публикации нового доклада ЮНФПА о репродуктивных правах женщин. 

РА: С первого момента создания Фонда и до сегодняшнего дня мы пропагандируем доступ к обслуживанию в области репродуктивного здоровья, гендерного равенства и гендерных прав женщин. Речь идет, в том числе, о решении базового вопроса женщин – когда она хочет иметь детей, сколько она хочет их иметь и хочет ли она ждать сколько-то лет перед рождением второго или третьего ребенка. В общем, доклад, который мы опубликовали, действительно юбилейный. Он проводит анализ того, как мир прошел эти годы, какой прогресс был достигнут и где у нас на сегодняшний день имеются недостатки.

НШ: Можем ли мы поговорить более конкретно, например, о нашем регионе?

РА: Наш регион очень специфичен. Если мы говорим о Российской Федерации, то там идет снижение населения. Но в то же время эта ситуация не однородна по регионам – в некоторых районах население растет, а в некоторых снижается.

Вопрос также заключается в том, что современные подходы к вопросам репродуктивного здоровья крайне важны в плане обеспечения того состояния здоровья, которое нужно женщине, если она хочет иметь больше детей. То есть, парадокс реализации репродуктивных прав заключается в том, что это никоим образом не является способом регулирования роста народонаселения. Это способ предоставления женщине возможности реализовать ее человеческие права на добровольной основе.

С первого момента создания Фонда и до сегодняшнего дня мы пропагандируем доступ к обслуживанию в области репродуктивного здоровья, гендерного равенства и гендерных прав женщин. 

А если, скажем, сегодня у женщины в каком-то отдаленном районе или по причине экономических и социально-культурных барьеров нет доступа к хорошей, например, гинекологической помощи и качественной помощи здравоохранения в области материнства и детства, то может случится такая ситуация, что у нее разовьется вторичное бесплодие. Она, может, и хочет иметь детей, но уже и не может.

В каждом регионе специфика своя, но она остается фундаментально связана с тем, что женщина должна иметь право контролировать свое тело и свое здоровье. В случаях, когда, например, бывают болезни, передающиеся половым путем, тоже возникает вторичное бесплодие. Аборты вызывают вторичное бесплодие.

Если мы говорим о специфике нашего региона и о желании повысить фертильность, это связано с экономической ситуацией, с тем, какие возможности предоставляются женщине для того, чтобы у нее была та семья, которую она хочет; помогает ли ей государство в плане обеспечения необходимыми экономическими и другими пособиями, такими как отпуск и так далее. Все это связано, в первую очередь, с понимаем того, как мы комплексно относимся к женщине и как мы предоставляем ей право быть равным членом этого общества.

В целом, если взять ситуацию в республиках бывшего Советского Союза, то отрицательный рост населения наблюдается в России. В Средней Азии население растет. Незначительный рост населения наблюдается в других республиках, но, в целом, ситуация бывшего СССР практически такая же, как и в Европе. Идет демографический переход, семьи не имеют большого количества детей, и в зависимости от республики семья может быть с двумя детьми, 2,3 или 2,4. Но «большесемейных» республик у нас все меньше и меньше, и это отражает более европейские тенденции развития нашего региона.

Старение населения – очень важно. Мы изучаем, как у нас идет диалог между поколениями, каким образом мы выстраиваем структуру экономического развития, которая обеспечивала бы достаточное пенсионное обеспечение или занятость. Такие вопросы выходят на первую очередь.

Очень интересный феномен, к сожалению, который есть в нашем регионе, это аборты по гендерному признаку. В некоторых республиках бывшего СССР наблюдается такое явление, когда делают аборты, потому что беременны девочкой. Это абсолютная трагедия.

НШ: С этим ведется какая-то борьба?

РА: Борьба ведется во всех республиках, но это вопрос культурного понимания и того, что женщины не ценятся в каких-то обществах, и по каким-то признакам считается, что лучше было бы иметь мальчика. А это ведь не так, и с этим нужно бороться.

Фундаментально вопрос народного населения связан со здоровьем женщины и ее правами. Также, мы смотрим на разные регионы и смотрим в будущее, ведь появляется много инновационных технологий, научный прогресс развивается, у нас есть вопросы суррогатного материнства, у нас есть вопросы вспомогательных технологий при репродуктивном здоровье и так далее. То есть, этот вопрос будет оставаться актуальным для всех стран, просто формы и те вопросы, которые решаются сегодня, скажем, в странах нашего региона, могут отличаться от тех, которые специфичны для стран Азии или Африки. Но в целом, они связаны с один с другим.

Что очень важно, наш регион должен делиться своим опытом и своими знаниями о том прогрессе, которого мы добились, и о тех достижениях, которые у нас есть, с нашими соседями. И в то же время, наверное, смотреть вперед и заимствовать социальный опыт, государственный опыт развития у других стран, где подобные инвестиции привели к положительным изменениям в экономическом статусе женщины и в статусе ее здоровья.