8 февраля 2019

В 2018 году в Европейском регионе Всемирной организации здравоохранения зарегистрировали рекордное за последнее десятилетие число случаев заражения корью. При этом в минувшем году в Европе также удалось сделать рекордное число прививок от этого заболевания. О том, что скрывается за этими противоречивыми статистическими данными, в интервью Людмиле Благонравовой объяснил эксперт Европейского бюро ВОЗ Шахин Гусейнов.

ШГ: Официальный уровень иммунизации против кори в 2018 году был одним из самых высоких за последнее время. И это результат той работы, которая была проведена в регионе, и в то же время приверженность национальных правительств и национальных программ. К сожалению, проблемы, которые привели к повышению количества случаев кори, они накапливались в течение многих лет.

В то же время те данные, которые мы вам показываем, это национальный уровень, то есть это охват по всей стране. Он не отражает ситуацию на субнациональном уровне, а также среди определенных групп населения.

Если вы посмотрите на эпидемиологические данные, в основном повышение числа случаев заболевания произошло в тех странах, где есть территории субнационального порядка – области, районы, а также уязвимые группы населения, такие как мигранты, внутренние переселенцы, или определенные группы населения, которые отказываются от вакцинации. Охват среди них не отражается на национальном уровне.

ЛБ: На Украину приходится более 60 процентов всех случаев заболевания корью в регионе. В чем причина такой печальной статистики?

ШГ: Мы даже удивлены, что всплеск на Украине произошел так поздно. Мы ожидали его намного раньше. Ситуация на Украине достаточно сложная. Проблема в том, что программа иммунизации в этой стране фактически была разрушена, начиная с 2008 года. Тогда произошел коммуникационный кризис, когда общество неправильно отреагировало на неблагоприятный случай в ходе кампании по иммунизации от кори и краснухи. Этот случай использовали в своих целях различные политические игроки.

Ситуация на Украине достаточно сложная. Проблема в том, что программа иммунизации в этой стране фактически была разрушена

Охват на национальном уровне в прошлом году был достаточно высокий. Страна отчиталась о 91 проценте охвата первой дозой вакцины, это дети около 1 года, и 89 процентах охвата второй дозой вакцины детей от 6 лет. В результате доверие к иммунизации среди населения очень сильно снизилось. И, начиная с 2008 года и где-то до 2012-2013 годов, охват многими прививкам, в том числе против кори и краснухи, снизился до нереального уровня. Только 33-35 процентов населения, меньше 40 процентов делали прививки. И эта ситуация сохранялась в течение нескольких лет. И, конечно, прослойка уязвимого, неиммунизированного населения сейчас на Украине огромная.

Но все те, которые не сделали прививку в течение тех лет, они остаются уязвимыми. Для того, чтобы вспышка не развивалась так стремительно, чтобы в стране не было трансмиссии вируса, охват должен быть на уровне 95 процентов в течение многих лет. Прослойка уязвимого населения должна быть минимальной. На Украине, к сожалению, этого нет, и поэтому мы сейчас наблюдаем такую большую вспышку.

ЛБ: Вы упомянули детей. ВОЗ сообщает, что сейчас вакцинируют рекордное число детей в Европе. Как обстоит ситуация с подростками и взрослыми? Рассчитаны ли на них кампании по иммунизации?

ШГ: К сожалению, в результате этих вспышек заражаются не только дети, заражаются все группы населения. Опять-таки, говоря про Украину, там возрастная разбивка практически одинаковая. Конечно, больше болеет детей, но практически столько же процентов (разница в несколько процентов) среди людей старше 20 лет. И это лишний раз подтверждает то, что я сказал: это все те, кто не был вакцинирован 5-10 лет назад.

Страны сейчас предоставляют возможность получить пропущенные дозы вакцины всему населению, вне зависимости от возраста. Можно привести пример той же Украины или Грузии, где все люди, которые не могут предоставить доказательств того, что они получили две дозы вакцины, они получают эту прививку бесплатно.

То же самое происходит в некоторых западноевропейских странах, в которых наблюдается вспышка. То есть национальные программы предоставляют возможность подросткам и взрослым вакцинироваться. В некоторых странах, в которых вспышка находится на подъеме, вакцинация проводится в организованном порядке – вакцинируются все медработники, все группы населения, которые находятся в тесном контакте друг с другом или с населением, и вакцинация которых помогает предотвратить распространение вируса среди населения.

Опять-таки нельзя сказать, что все эти программы, все эти кампании проходят успешно, потому что вакцинировать взрослых намного сложнее, чем детей. У взрослых свое мнение, некоторые из них отказываются от иммунизации.

Вакцинировать взрослых намного сложнее, чем детей. У взрослых свое мнение, некоторые из них отказываются от иммунизации

Вы упомянули кампании по иммунизации. Кампаний как таковых сейчас в регионе не проходит. Когда мы говорим о кампании, мы подразумеваем запланированную интервенцию с определенными временными рамками, когда ставится цель – в течение двух или трех недель вакцинировать определенную часть населения. Таких кампаний сейчас в регионе нет. Последняя кампания такого типа проводилась два года назад в Таджикистане.

ЛБ: Кстати, в прошлом году в ряде стран, включая Таджикистан и Туркменистан, не было зарегистрировано ни одного случая заболевания корью, хотя в том же Таджикистане годом ранее было 650 случаев. Как этим странам удалось достичь такого успеха?

ШГ: Видите, я опередил Ваш вопрос. Это лишний раз показывает, что, если страна принимает такие решительные меры и проводит организованную кампанию, то результат бывает налицо. Действительно, в 2017 году в Таджикистане была вспышка кори. Страна при помощи внешних партнеров – ВОЗ и ЮНИСЕФ – провела организованную кампанию. В течение небольшого времени было вакцинировано практически все население определенного возраста – кампания была рассчитана на детей до 9 лет. И, как результат, там нет ни одного случая. Мы надеемся, что эта ситуация сохранится и сейчас.

В Туркменистане тоже довольно сильная национальная программа иммунизации, когда эпиднадзор проводится на высоком уровне, и когда они выявляют случаи заболевания, они моментально реагируют на это. В Туркменистане не было большой организованной кампании, но при выявлении случаев кори они эффективно реагировали на это посредством иммунизации контактных лиц, выявления населения с недостаточным уровнем вакцинации, то есть тех, у кого в истории не было первой или второй дозы. И в результате таких решительных мер у них на сегодняшний день ситуация достаточно положительная.

Кроме того, многие страны предоставляют агрегированную информацию. Ежемесячной отчетности по каждому случаю кори мы не получаем из всех 53 стран-членов Европейского региона. Некоторые из стран, которые входят в Европейский регион, предоставляют агрегированную годовую отчетность, поэтому ситуация бывает немного сглаженная.

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android