13 сентября 2018

Клонирование, использование стволовых клеток в медицине, генная инженерия – все эти достижения науки могут открыть беспрецедентные возможности, в том числе в области здоровья. Но могут вызвать и непредвиденные последствия. Как их избежать? Поисками ответов на этот вопрос занимается биоэтика.

В ЮНЕСКО действует несколько органов в этой области. Международный комитет по биоэтике только что провел семинар по проблемам искусственного интеллекта и генной инженерии под говорящим названием «Да, но…». Профессор Сигне Межинска из Латвии – член Международного комитета. Она рассказала Службе новостей ООН о том, какие этические проблемы возникают в репродуктивной области.

СМ: Мы сейчас работаем над двумя документами. Это два доклада. Один – об индивидуальной ответственности в сфере биоэтики, и второй о репродуктивных технологиях и отцовстве и материнстве. И я думаю, что вот этот второй доклад включает вопрос генетики, потому что новые репродуктивные технологии – многие из них развились благодаря генетике и другим исследованиям. Сейчас у нас идут очень интенсивные дискуссии о том, как это влияет на то, как мы осуществляем эту роль родителей, потому что технологии сейчас включают в процесс репродукции не только генетических родителей, но и других людей: доноров, суррогатных матерей. По всем этим аспектам у нас идут очень интенсивные дискуссии.

ЕВ: Какие могут возникнуть этические проблемы именно в репродуктивной области и в плане отцовства и материнства?

СМ: Там очень много аспектов, и главная проблема в том, что национальные законодательства уже не могут регулировать этот вопрос, потому что это глобальная проблема. Очень много людей уезжают в другие страны, чтобы осуществить процесс суррогатного материнства или донорства. Вопросов очень много, например: есть юридические конфликты, когда пара или человек, уехавшие в другую страну, где посредством суррогатного материнства у них родился ребенок, впоследствии не могут вернуться в свою страну. Сейчас очень много таких примеров. Или иногда люди, которые хотели ребенка, не хотят признавать его, если он родился с какими-то проблемами. Это тоже проблема. Также существует проблема потенциальной эксплуатации и другие. Очень много проблем. И на философском уровне существует вопрос того, кто же родитель этого ребенка, потому что раньше это было очень ясно: мать – та, кто родила ребенка, но теперь благодаря технологиям весь процесс состоит из многочисленных этапов. Это технологическое развитие создает для нас много вопросов: кто же мать, что значит быть матерью, надо ли суррогатную мать называть матерью, кто донор в этой истории, есть ли у ребенка право знать, кто донор? У него ведь генетическая связь с донором, так есть ли право у ребенка знать, кто донор? В некоторых странах такое право у ребенка есть, в некоторых странах – нет, и мы работаем над тем, как достичь международного консенсуса по этим вопросам.