20 августа 2018

Иногда только после смерти человека понимаешь, насколько велик был масштаб его личности – как правило, благодаря воспоминаниям тех, кто его знал. Вадим Перфильев работал с бывшим руководителем ООН Кофи Аннаном с 1990 года, последние годы – в качестве Директора офиса Генеральной Ассамблеи.  Он поделился с нами  своими воспоминаниями о седьмом Генеральном секретаре, который скончался в субботу 18 августа.

«Мне пришлось с Кофи Аннаном общаться с 1990 года, когда меня по рекомендации из Москвы приняли на работу в Секретариат ООН в качестве директора Департамента общественной информации. При встрече с Кофи Аннаном меня поразила его человечность, его стремление как можно лучше сориентировать нового сотрудника ООН. Ему это удавалось особенно хорошо, потому что сам он за свою карьеру в ООН прошел все профессиональные ступени сотрудника ООН. К тому же у него была совершенно прекрасная эрудиция, образование он получил в ведущих образовательных учреждениях и у себя в стране, и в Европе, в Женеве. К тому же, надо сказать, что он происходил из семьи в Гане, которая пользуется огромным авторитетом в стране, и когда он стал Генеральным секретарем ООН, все главы африканских государств воспринимали его как совершенно очевидного лидера, и когда он оказывался в каких-то африканских странах, то к нему съезжались лидеры соседних африканских стран, чтобы с ним пообщаться.

Каждый раз, когда мне приходилось с ним общаться, меня поражало, насколько детально он был в курсе всех проектов или операций ООН

Вы знаете, каждый раз, когда мне приходилось с ним общаться, меня поражало, насколько детально он был в курсе всех проектов или операций ООН. Я чувствовал это тогда, когда участвовал в операции ООН в Анголе, Мозамбике, но особое внимание он уделил операции в Итури – это восточная провинция в Демократической Республике Конго. Туда меня направили в качестве директора операции на востоке этой страны - у Кофи Аннана возникли опасения, что там может случиться трагедия, подобная геноциду в Руанде. И он держал постоянно «руку на пульсе» того, что происходило там, и попросил нас информировать его не каждодневно, как это происходило обычно, а дважды в день и чаще, если это было необходимо. И именно благодаря ему, благодаря его усилиям, в том числе вместе с постоянными членами Совета Безопасности, благодаря размещению там воинских контингентов сначала из Уругвая, потом из Европейского Союза и Бангладеш, удалось предотвратить эту трагедию.

Фото ООН/С.Берминев
Кофи Аннан в Дили (Восточный Тимор). Архивное фото

Еще, конечно, очень важным этапом было все то, что предшествовало интервенции США в Ирак. Тогда Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан стремился всячески предотвратить эту интервенцию, ведь инспектора ООН говорили о том, что никаких подтверждений того, что у Ирака есть оружие массового уничтожения, нет. В те дни мы как раз готовили заседание Генеральной Ассамблеи, и накануне мы с моими сотрудниками всегда заходим в зал, проверяем, все ли там готово. И вдруг сотрудники Службы безопасности говорят мне: «Вы знаете, пожалуйста, потише в зале, там Генеральный секретарь». Меня это удивило – заседаний никаких не было назначено на этот день. Войдя в зал, я увидел Кофи Аннана, выступающего с трибуны Генеральной Ассамблеи перед пустым залом, – он произносил там речь. Меня все это несколько удивило, но мне все стало ясно на следующий день, когда было заседание Генеральной Ассамблеи – зал, естественно, был полон: там выступал Генеральный секретарь, представляя свой ежегодный доклад Генеральной Ассамблее, и там были совершенно четкие предупреждения мировой общественности, прежде всего, Соединенным Штатам, прежде всего о том, что не следует допускать интервенции в Ирак. Это было проявлением необыкновенного мужества с его стороны, потому что он выступал с прямой критикой не только одного члена ООН, но и члена Совета Безопасности – постоянного члена Совета Безопасности к тому же, который вносит наибольший вклад в бюджет ООН. И такую смелость он проявлял не только публично, но и во всех случаях, когда надо было отстаивать позицию Организации Объединенных Наций.

Войдя в зал, я увидел Кофи Аннана, выступающего с трибуны Генеральной Ассамблеи перед пустым залом, – он произносил там речь

Надо сказать, что при всей его большой загруженности в контактах со своими сотрудниками он проявлял всегда очень-очень большую человечность, всегда интересовался, особенно у тех, кто недавно приехал из своей страны, как удалось устроиться на месте, какие есть проблемы, все ли хорошо в отношениях с коллективом. Также он проявлял большой интерес к тому, как развиваются дела и в странах, из которых приехали сотрудники ООН. Однажды мы с ним как-то вместе шли на прием и он с очень большой озабоченностью стал расспрашивать меня о том, как там дела в России  у Михаила Сергеевича Горбачева. Он очень-очень переживал в связи с тем, что в нашей стране тогда начались нападки на Михаила Сергеевича. Сам Кофи Аннан говорил, что он очень ценит то, что было сделано Горбачевым: демократизация, гласность,  - и всегда был готов поделиться какими-то своими мыслями о том, как дальше дела развивались в России.

Вообще надо сказать, что у Кофи Аннана было энциклопедическое, очень объемное представление о том, что происходит в мире. И недаром мы видим, что с в разных частях земного шара его привлекали к урегулированию ситуаций. Так что все мы вспоминаем о нем, помним и, я думаю, что он, Кофи Аннан, является самым ярким примером служения делу мира,  которому, конечно должны следовать все, кто работает в ООН».

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android