«Ловушка», санкции или недостаток инвестиций: почему экономисты ООН несколько понизили прогнозы роста экономики России и ее соседей?

Односторонние санкции могут негативно отразиться на потребительской и предпринимательской активности той или иной страны
Фото ООН
Односторонние санкции могут негативно отразиться на потребительской и предпринимательской активности той или иной страны

«Ловушка», санкции или недостаток инвестиций: почему экономисты ООН несколько понизили прогнозы роста экономики России и ее соседей?

Экономическое развитие

 «Ловушка для стран со средним уровнем дохода»: так специалисты называют ситуацию, когда экономика перестает расти, и сдвинуть ее с места можно только при помощи дополнительных, порой радикальных, мер. Не исключено, что именно это происходит с некоторыми бывшими советскими республиками.

Эксперты ООН, как мы уже сообщали, несколько понизили прогноз экономического роста для России и других стран постсоветского пространства. Об этом говорится в недавнем докладе ООН. Наргис Шекинская попросила сотрудника Департамента по экономическим и социальным вопросам Григора Агабекян подробнее остановиться на факторах, повлиявших на оценки экономистов.

ГА: Наш прогноз относится только в 2018-2019 годам, и мы несколько пересмотрели его в сторону понижения в связи с тем, что возник ряд неопределенностей. Неопределенностей, в первую очередь связанных с уровнем инвестиций. Геополитическая напряженность, возникшая в последние месяцы, привела к определенным новым санкциям против российской экономики. Хотя нет полной ясности в том, в каком объеме эти санкции будут выполнятся, будут ли они выполнятся странами Евросоюза, например, эти факторы негативно действуют на потребительскую и предпринимательскую уверенность, соответственно – на решение компаний инверстировать, поэтому мы ожидаем, что в 2018-2019 года сохранится та же структура роста российской экономики, которая наблюдалась в 2017 году, где основным драйвером, основным фактором, отвечающим за рост, было частное потребление.

Уровень инвестиций тоже повысился; в частности, это было связано не только с инвестиционными настроениями кампаний, но также и с подготовкой к чемпионату мира по футболу. Но эти крупные проекты на сегодня уже завершены, и в 2018 году основным позитивным импульсом от чемпионата мира будет приток туристов. Несмотря на определенную стабилизацию, финансовый сектор в Российской Федерации - что, кстати является очень важным фактором в кредитовании предпринимательского сектора - остается довольно ограниченным, и цена кредита остается высокой. Возможно, что политика Центрального банка переменится от борьбы с инфляцией в сторону поддержки экономического роста. Но тем не менее, мы считаем, что все-таки неопределенность в отношении уровня инвестиций вынуждает немного пересмотреть вниз прогноз по отношению к росту российской экономики.

Есть такое понятие, как «ловушка для стран со средним уровнем дохода» - то есть, выйдя на определенный уровень ВВП на душу населения, уже достаточно сложно делать какой-то следующий рывок, достаточно сложно достичь высокого темпа роста экономики. Здесь нужны или какие-то радикальные реформы, но у них может быть определенная социальная цена, или какой-то технологический прорыв. То есть, нужны какие-то, если можно так выразиться, «шоковые» факторы, которые могут подстегнуть экономику, которая находится в группе где-то на границе между средним уровнем дохода и высоким уровнем дохода, чтобы она росла более высокими темпами, чем, скажем, 3 процента в год. Наш прогноз – 1,7 процента роста в этом году.

НШ: А можно коротко поговорить о других странах региона?

ГА: Положительным фактором является выход из экономического спада Беларуси и Азербайджана в 2017 году. Высокие темпы роста отмечены в Армении – более 7 процентов. Страны Средней Азии тоже показали довольно высокий темп роста, и это отчасти связано с восстановлением потоков денежных переводов из Российской Федерации  - в Таджикистане они составляют, по оценкам Всемирного банка, около 50 процентов -  даже более 50 процентов -  от всего национального дохода; и около 30 процентов – для Кыргызстана. Несмотря на то, что в долларовом выражении объем этих переводов не достиг пика, который был отмечен до падения цен на нефть в 2014-2015 годах, если использовать внутреннюю валюту этих стран, мы видим полное восстановление и даже дальнейшее увеличение.

Экономическая политика в этих странах также должна быть направлена на создание рабочих мест и уменьшение зависимости от потока переводов от рабочих мигрантов, которые, как вы видите, подвержены колебаниям.

Необходимо отметить национальные программы развития, а также выполнение проекта One Belt, One Road  - «Один пояс - один путь», инициированного Китаем и в большой степени финансируемого Китаем. Этот проект предполагает обновление инфраструктуры,  обновление энергетической инфраструктуры в странах Средней Азии, а это должно положительно повлиять и на создание рабочих мест, и на развитие внутреннего бизнеса, а также должно создать положительные условия для выхода этих стран на рынок за счет доступа к железнодорожным путям, к автодорогам, выхода этих стран и на китайский рынок, и на европейские рынки.

Как отразится на развитии экономики фактор Евразийского экономического пространства?

Объем внутренней торговли в рамках Евразийского экономического союза увеличился в 2017 году. В перспективе есть проект общего энергетического рынка. Предполагается, что это будет достигнуто к 2025 году.

Возможность покупки российского газа по более дешевой цене будет очень важна для уменьшения себестоимости продукции в  тех странах, которые являются импортерами российских энергоресурсов и, соответственно, повышения конкурентоспособности этой продукции. Кроме того, заключаются договоренности между Евразийским экономическим союзом и рядом других стран о свободной торголе.