17 мая 2018

По мнению экспертов ООН, налоговые послабления в США могут вызвать экономический рост, во всяком случае – в краткосрочной перспективе. В целом мировая экономика в этом и следующем году будет расти быстрее, чем ожидалось – рост составит более трех процентов. Об этом говорится в новом докладе ООН. Его презентация состоялась сегодня в Нью-Йорке.

Вместе с тем авторы исследования предупреждают о факторах риска, которые могут оказать негативное влияние на ситуацию: торговые войны, протекционизм, слишком стремительные темпы повышения финансовой учетной ставки в США и геополитические проблемы.

Подробнее об этом Наргис Шекинской рассказал сотрудник Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам Григор Агабекян. По его словам, прогнозы роста экономики России и других стран постсоветского пространства не изменились или изменились в сторону незначительного понижения.

ГА: Те изменения, которые мы сделали для стран постсоветского пространства, включая те три страны Балтии, которые сейчас находятся в Европейском союзе, они не велики, это доли процента, то есть в пределах статистической погрешности. Я думаю, что самое важное, это небольшое понижение нашего прогноза в отношении экономики Российской Федерации в отношении перспектив на 2018-2019 гг. и с учетом того веса, который российская экономика имеет в общем объеме производства СНГ. Мы чуть-чуть понизили наши ожидания общего роста на пространстве СНГ, но это, можно сказать, незначительное понижение, то есть доли процента. В основном, в более глобальном контексте самое важное – это пересмотр прогноза по экономике Соединенных Штатов в сторону повышения в краткосрочной перспективе, связанные с последними налоговыми послаблениями.  

То, что мы видим, - это однозначный отход от поддержки многосторонней торговой системы

НШ: В докладе говорится не только о росте мировой экономики, но и о повышении рисков. Если коротко, в чем заключаются эти риски?

ГА: В докладе мы отметили несколько рисков – формат доклада очень сжатый – есть и много других. Самые очевидные – это вероятность торговых конфликтов между ведущими экономиками, которая наметилась в последнее время, то есть односторонние торговые меры, которые, по сути дела, бросают вызов многосторонней торговой системе. Уже последние несколько лет те переговоры по дальнейшей либерализации торговли, дальнейшему прогрессу в рамках Всемирной торговой организации, по сути дела, были застопорены. Мы отметили в наших документах, что за последние несколько лет резко выросло число протекционистских мер, иногда они носят неявный характер. Это, скажем,  барьеры, которые связаны с повышением тарифов на импорт, но это меры, которые могут привязаны к стандартам, меры, которые могут обязывать компании преимущественно делать закупки на внутреннем, на домашнем рынке. Мы рекомендовали не только предпринимать какие-то предупредительные, предохранительные меры, но также проводить программы содействия развивающимся странам с тем, чтобы, например, их продукция отвечала санитарным стандартам, когда дело касается пищевой промышленности.

Мы знаем, что правительство Соединенных Штатов начало тщательный пересмотр существующих торговых сделок. Они предложили ряд мер, направленных на защиту отечественного производства от диспропорции -  как они воспринимают это -  в доступе к рынкам, то есть установили тарифы на ряд продуктов, включая сталь, алюминий, например, элементы солнечных батарей, объявили о планах наложить 25-процентный тариф на более тысячи продуктов из Китая на сумму более 50 млрд. долларов. Разумеется, это все приводит к ответным торговым мерам несмотря на то, что на сегодня ситуация пока что продолжает меняться, проводятся переговоры, но то, что мы видим, - это однозначный отход от поддержки многосторонней торговой системы.

Другой риск, о котором говорится в нашем докладе, - это повышенная неопределенность в плане коррекции кредитно-денежной политики в ведущих экономиках мира. В первую очередь, это нормализация кредитно-денежной политики в Соединенных Штатах. Недавно Федеральная резервная система подняла свою базовую ставку – буквально в марте, экономика на подъеме, но при этом вместо того, чтобы, скажем использовать этот шанс для увеличения бюджетных резервов, по сути дела происходит бюджетное стимулирование экономики за счет снижения налогов. Кроме того, мы знаем о масштабных проектах инвестиций в инфраструктуру, рассчитанных на несколько лет вперед. Циклический характер политики может спровоцировать инфляционные ожидания и может вызвать более быстрые, чем ожидалось темпы повышения процентной ставки. Эта неопределенность увеличивает риск волатильности, то есть неустойчивости глобального финансового рынка и перспективы более жестких условий ликвидности ставят в более тесные рамки многие развивающиеся страны за счет того, что более высокие затраты по займам, более высокие затраты на рефинансирование своего внешнего долга, возможное обесценивание их валют, возможное падение цены на их акции.

Нужно отметить  достаточно высокие геополитические риски, которые мы видим на Ближнем Востоке, на Корейском полуострове, в восточной Украине. Их эскалация представляет довольно серьезный риск.  

НШ: То есть, экономистов беспокоит не только абсолютная величина этой учетной ставки, потому что она на сегодняшний день находится на исторически низкой отметке, а темпы ее повышения. До конца года они обещали в четыре раза, по-моему, ее поднять.

ГА: Возможно. Некоторые важные риски, которые мы хотели бы отметить, это довольно высокие уровни задолженности, особенно в корпоративном секторе крупных развивающихся стран. Долговые обязательства нефинансовых секторов в Китае увеличились со 180 до где-то 250 процентов от валового внутреннего продукта за несколько лет. Очень резко вырос уровень задолженности в Латинской Америке: например, в Бразилии он поднялся до 145 процентов от годового объема экономики. И во многих этих странах значительная часть направлялась не на какой-то производственный капитал, не на какие-то продуктивные инвестиции, а либо на недвижимость, либо, скажем, на финансовые активы, то есть в какой-то степени корпоративный долг не подкреплялся производственными активами, и это представляет собой серьезный источник финансового риска. Это может привести к каким-то шокам, это создает задачи политики по сдерживанию роста кредитования, с темпами сокращения этого долга, и, если этот процесс будет происходить слишком быстро, это может вызвать, скажем, ряд банкротств, в частности в банковском секторе и, соответственно, шок может перейти на реальный сектор экономики.

Ну, и в заключение хотелось бы отметить, конечно, достаточно высокие геополитические риски, которые мы видим на Ближнем Востоке, на Корейском полуострове, в восточной Украине – даже на пространстве СНГ. Их эскалация представляет довольно серьезный риск.  

 

 

 

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android