14 марта 2018

Знаете ли вы, что польза от различных опылителей - пчел, других насекомых, птиц – в денежном выражении составляет от 250 до 500 триллионов долларов в год? Триллионов! Так что неудивительно, что в ООН опылителям посвятили целый доклад. Он, как и еще четыре исследования будут представлены на сессии Научно-политической платформы по биоразнообразию и экологическим услугам. Она откроется 17 марта в Колумбии.

 

Если раньше исследования такого рода были сосредоточены на  том, как сохранить биоразнообразие планеты, то эти пять отчетов содержат анализ того, какое значение биоразнообразие имеет для человека, какую конкретную пользу получают от него люди. О некоторых выводах Елене Вапничной рассказал один из авторов доклада, посвященного региону Восточной Европы и Центральной Азии Руслан Новицкий из Национальной академии наук Беларуси. Руслан Викторович – один из 25 ведущих ученых мира, вошедших в состав Междисциплинарного совета экспертов, который занимался научной координацией докладов.

РН: Оценка только функций опылителей показала, что они производят для человечества органической продукции на огромную сумму, от 250 триллионов до 550 триллионов долларов в год. Это колоссальный объем органической продукции, который получается только с помощью опылителей. Это не только насекомые, но и птицы, и некоторые млекопитающие, которые способствуют переносу пыльцы с одного цветка на другой.

ЕВ: И в том числе, наверно, пчелы? Насколько я знаю, сейчас по всему миру бьют тревогу по поводу того, что они исчезают. В чем причина?

РН: Причин много. Честно говоря, сам отчет на обзор этих проблем не направлен, но здесь масса разных нюансов, которые связаны и с болезнями, и с содержанием, и с ядохимикатами, которые используются в мире. Тут довольно большой спектр проблем, связанных не только непосредственно с пчелами, но и со шмелями, бабочками, и так далее. Кроме того, опылители природного происхождения, которые населяют естественные экосистемы, тоже сокращаются в численности, поскольку сокращаются площади самих этих экосистем - из-за роста населения, переэксплуатации земель, и так далее. В этих отчетах, в принципе, изложено довольно много разных причин.

ЕВ: Мы сейчас много говорим об изменении климата и влиянии этого на практически все аспекты нашей жизни. Можно ли сказать, что утеря биоразнообразия - следствие изменения климата, в том числе?

РН: Дело в том, что и экосистемы, и сами биологические виды - это эволюционно сложившиеся организмы и эволюционно сложившиеся сообщества животных, растений, которые произрастают в определенных климатических условиях и адаптируются к ним достаточно медленно. Это эволюционный процесс, который охватывает миллионы лет. Из-за влияния человека и той динамики изменения климата, которая существует последние 50 лет, многие виды просто не успевают адаптироваться к резким изменениям климатических условий, и поэтому существует высокая степень угрозы потери биологического разнообразия. Это связано не только с континентальными видами и экосистемами, но также и с океаническими, потому что они в значительной степени подвержены изменениям климата, температурных показателей, содержания кислорода, окислением, вызванным человечеством. Эти факты, в том числе, и охватываются в отчетах, которые сейчас готовятся для утверждения на пленарной сессии. 

ЕВ: В Беларуси, например, что тревожит Вас больше всего в плане потери биоразнообразия?

РН: У нас, как и во всех странах нашего региона, есть несколько причин для сокращения биологического разнообразия или изменения его структуры. С одной стороны, это глобальные изменения, изменения климата, безусловно. В Беларуси 2015 и 2016 года были очень засушливыми, что существенно сказалось на видах, которые обитают в мелководных водоемах и болотах, которыми богата Беларусь. Сейчас, когда идет процесс восстановлениях водного режима, эти виды будут восстанавливаться с трудом, и последствия этих двух сухих лет будут сказываться еще долго. Но это локальные эффекты. У нас в Беларуси прилагают массу усилий по восстановлению естественных экосистем, деградированных экосистем. В частности, восстановлено больше 60 тыс. торфяных болот, которые в свое время были изъяты из биологического оборота. Из-за изъятия торфа они находились в довольно деградированном состоянии. С помощью международной финансовой поддержки и национальных средств мы смогли восстановить значительную часть этих болот, и сейчас эта методология распространяется на соседние страны, в том числе и на Россию.

Также в Беларуси широко развита и продолжает интенсивно развиваться система особо охраняемых природных территорий. На этом же фоне развивается, как и во всех странах, хозяйственная активность и инфраструктура - и транспортная, и энергетическая. Поэтому идет постоянное изъятие площадей экосистем, которые могли бы приносить пользу. Они постепенно и постоянно изымаются, расширяются сферы влияния человека; безусловно, человек влияет не сиюминутно-негативно, но перспектива просматривается довольно негативная. Не приложив определенные усилия (и довольно жесткие усилия), мы будем постоянно терять биологическое разнообразие, особенно в тех странах региона, которые имеют высокую плотность населения.