1 февраля 2018

Молодые люди в Азербайджане часто не знают, чем они хотят заниматься. Многие просто следуют советам родителей или учителей. Об этом в интервью Службе новостей ООН рассказала  Генеральный секретарьНационального совета молодежных организаций Азербайджана Марьям Меджидова. Ранее она возглавляла азербайджанское отделение международной молодежной организации AIESEC. Марьям приехала в Нью-Йорк для участия в Молодежном форуме ЭКОСОС ООН. По ее мнению, для активного участия в жизни общества и тем более для воспитания в себе лидерских качества, молодые люди сначала должны осознать, чего они хотят. С Марьям поговорила Людмила Благонравова.

ММ: Я считаю, что именно самосознание – это то, чего не хватает молодежи. Наша система образования настолько неправильно рассчитана, что люди учатся 4-6 лет, заканчивают бакалавриат, магистратуру, а потом понимают, что они на самом деле этого не хотят. И когда люди говорят о том, чтобы изменить мир, это, на самом деле, может быть очень маленькое действие. Для того, чтобы быть лидером, не надо заканчивать академический курс. Это в твоем отношении. Если ты видишь, что мусор упал, и не просто мимо проходишь, а поднимаешь его, это уже является лидерским качеством. Просто люди иногда дают высокопарные объяснения лидерства, связывают его с трибунами, с пиджаками и костюмами. На самом деле, это не так. Часто люди не думают о том, как они могут помочь миру или окружающей среде, потому что несчастны, они не понимают, чего они хотят от жизни, как они могут помочь людям, поэтому очень сложно бывает привлечь молодежь.

ЛБ: А как для Вас начался этот путь к пониманию себя и к лидерству?

ММ: Начну со своей семьи. Она была международной. Бабушка была участницей войны, и мой дедушка тоже был участником войны. Она была русская, он – азербайджанец. Они встретились на войне. Оба были патриоты. Они никогда не связывали лидерство с деньгами, с положением. Они воевали за человечество. Я всегда думала, что они могут ненавидеть Германию или немецкий народ. Но я никогда не слышала от них ничего подобного. Они говорили, что воевали против фашизма, но они никогда не говорили, что они воевали против немцев или против Германии.

Я выросла с любовью к другим национальностям. Миллионы людей погибли во время войны. Но мои родители и мои бабушки и дедушки всегда говорили мне, что мир и любовь спасут мир, а не ненависть. И я всегда хотела быть частью чего-то большого. Я понимала, что самопознание не заканчивается на Азербайджане. Когда мне было 14-15 лет, я обратилась за стипендией и поступила в Институт Гете в Германии. Там я впервые познакомилась с иностранцами. Там были студенты из Мадагаскара, из Аргентины, из Японии. Для меня, человека, который никогда не выезжал за пределы Азербайджана, это было что-то. Это было большим достижением для 15-летней девушки – поехать одной за границу, в Германию. Одно дело, когда ты едешь в соседние страны – Турцию, Грузию, Россию, у тебя нет такого культурного шока. И вдруг ты – в западной стране, и, конечно, у тебя культурный шок. Но к концу ты уже чувствуешь, что ты являешься частью чего-то большого, а не только своей страны.

И ты понимаешь, что ценности у людей одни и те же везде. Это та же самая любовь, достижения, мотивация. Ценности одни и те же во всех странах. И я поняла это достаточно рано. Потом я стала частью международной молодежной организации в Азербайджане – сначала волонтером, потом я cтала руководителем AIESEK в Азербайджане. AIESEK был также частью Национального совета молодежи. Национальный совет является «зонтичной» организацией, которая включает в себя 112 молодежных организаций. Меня назначили Генеральным секретарем теперь уже Национального совета.

ЛБ: Каковы основные проблемы молодежи в Азербайджане? Чем занимается Национальный совет?

ММ: Основные проблемы – это проблемы в сфере образования, люди не знают, чем они хотят заниматься. Есть бесплатное образование, есть бесплатные школы, вузы, есть технологии. Но опять-таки, когда задаешь вопрос «кем ты хочешь стать?», в ответ слышишь «мне посоветовали, мне сказали». У меня у самой такая проблема была. Просто потому что мой отец был юристом, я хотела стать юристом. Но когда я вернулась из Германии, я уже начала задавать вопрос «почему»? Этот вопрос почти никогда не задается. «Потому что мы так делали всегда». «Потому что папа сказал или мама сказала». «Потому что учителя считают, что так нужно».

Национальный совет включает в себя негосударственные молодежные организации. У них разные сферы деятельности. Одни занимаются развитием больных детей или студентами, другие – экологией. Наша роль – поднять все эти организации на такой уровень, чтобы они могли сами себя развивать и финансировать. Мы проводим для них тренинги. Бывают национальные кампании, бывают флэшмобы. Проводятся различные мероприятия с посольствами в Азербайджане. Летом у нас была кампания с посольством Нидерландов, направленная на то, чтобы уменьшилось число абортов. У нас есть такая проблема. И мы стараемся привлечь отцов, кампания называлась «Отцы и дочки». Отцы приводили своих дочерей, проводили с ними время, была развлекательная программа.

ЛБ: Вы имеете ввиду селективные аборты?

ММ: Да, потому что в основном отцы хотят мальчиков. И мы работаем с отцами.