«У статистики женское лицо» – интервью с главой статистического комитета Беларуси

«У статистики женское лицо» – интервью с главой статистического комитета Беларуси

Загрузить

В Беларуси женщинам предоставлены равные права, они занимают многие высокие посты. Об этом в интервью Службе новостей ООН заявила председатель Национального статистического комитета Республики Беларусь Инна Медведева. Она принимает участие в проходящей сейчас в Нью-Йорке сессии Статистической комиссии Организации Объединенных Наций.

О том, что белорусская статистика говорит о положении женщин на рынке труда, о тех, кто должен платить налог по безработице, а также о данных в сфере здравоохранения с Инной Медведевой побеседовала Людмила Благонравова.

*******

ЛБ: Одной из основных проблем в нашем регионе является распространение ВИЧ. Беларусь достигла определенных успехов в этой сфере, но в целом в регионе в последнее время растет число случаев заражения ВИЧ. Как собираются статистические данные в этой сфере? Мы знаем, что есть определенное число людей, которые заразились ВИЧ, а есть статистические данные по проценту людей, у которых есть инфекция, и они об этом не знают. Как можно получить такие данные?

ИМ: По тем людям, которые не знают о ситуации со своим здоровьем, есть определенные сложности, потому что эти данные собираются Министерством здравоохранения Республики Беларусь. Для этого существует определенная форма, которая распространяется на соответствующие учреждения здравоохранения, которые заполняют эти формы. Есть определенный охват тех людей, которые уже выявлены, и тех, которые самостоятельно пришли на пункты сдачи крови для того, чтобы определить свой статус на сегодняшний день. Поэтому сегодня идет работа по таким людям, работают совместно с МВД и пытаются подобрать необходимый пласт информации, который мог бы охарактеризовать ситуацию определенной категории лиц.

ЛБ: Что говорят статистические данные о положении женщин и об изменении положения женщин в Беларуси? На рынке труда, в других сферах.

ИМ: В Республике Беларусь в общем количестве населения 51 процент женщин. У нас предоставлены равные права для женщин. Женщина получает ту же зарплату, может занимать высокие посты. Сегодня женщины очень хорошо представлены на высоких должностях, в том числе в Национальном собрании Республики Беларусь. Мы этим гордимся. Наше, женское, представительство достаточно существенное. Например, мое ведомство на 97 процентов состоит из женщин. Поэтому у статистики – женское лицо. Мы за гендерное равенство и взаимодействие с мужчинами. Конечно, на сегодняшний день, когда женщины в основном работают в сфере образования, здравоохранения, в сфере услуг, конечно, в определенных ситуациях заработная плата может быть ниже, чем у мужчины, но это проблема самой сферы – никак не проблема дискриминации женщин.

ЛБ: Сейчас было достаточно громкое дело, о котором писали во многих СМИ – о том, как по Беларуси прошли акции протеста против Декрета о предупреждении социального иждевенчества, который так же называют «законом о тунеядстве». Он предполагает уплату налога теми гражданами, кто более шести месяцев не работали. Каким образом выявляются такие люди, и как вообще собирается статистика по рынку труда и по безработице?

ИМ: Я начну с конца вашего вопроса. На сегодняшний день в Республике Беларусь имеется полный охват информации по рынку труда. У нас есть статистическая отчетность по рынку труда – по крупным и средним организациям. Естественно, мы не загружаем малые и микропредприятия, чтобы не нагружать их статистической отчетной нагрузкой. Они заполняют отчетность раз в год. Соответственно, у нас есть информация об официально регистрируемой безработице в Республике Беларусь, за которую отвечает Министерство труда.

С 2012 года в сотрудничестве со Всемирным банком Беларусь начала проводить изучение проблем занятости на основе методологии, рекомендованной Международной организацией труда. В принципе, мы в первый раз опубликовались. Безработица у нас составила 5,8 процента за 2016 год. Мы считаем, что это неплохие цифры, потому что предыдущая информация у нас была по переписям – в 2009 году и 1999 году. Тогда этот показатель был выше 6 процентов, поэтому сегодня рынок труда Республики Беларусь адаптировался к существующей безработице. По международным стандартам, такой уровень безработицы говорит о том, что в Беларуси существует конкурентный рынок труда.

Что касается тунеядцев, то, как и любая нормальная страна, мы составляем баланс трудовых ресурсов. Соответственно, при построении этого баланса мы также используем информацию выборочного обследования по изучению занятости, то есть мы спрашиваем о статусе людей – чем они занимаются, хотят ли они работать. Естественно, мы получаем ответы «нет, и не желаем и не собираемся искать работу». Конечно, это специфические люди. Мы понимаем, под какую категорию они подпадают. Я в данном случае не имею в виду домохозяек или людей, у которых личное подсобное хозяйство. Есть определенная социальная группа, которая отвечает таким образом на эти вопросы.

Что касается данного декрета, то, я думаю, люди несколько преувеличивают эту ситуацию. На самом деле, у местных органов власти есть информация о таких социальных элементах – тех людях, которые не работают. Соответственно, эта информация есть и у Министерства по налогам и сборам. Этих людей просто приглашают для либо уплаты, либо предоставления справок о том, что они где-то работали и чем-то занимались.

ЛБ: А если человек просто не может найти работу?

ИМ: Он же должен на что-то жить и содержать семью, если есть семья. Конечно же, есть проблемы. Но, в принципе, по данным выборочных исследований домашних хозяйств, продолжительность нахождения в статусе безработного невелика – до трех месяцев. То есть, если человек шесть месяцев искал работу, значит, он не напрягался, либо у него есть какие-то иные источники дохода для того, чтобы прожить шесть месяцев, не выходя на работу официально.

Photo Credit
Инна Медведева. Фото ООН