Помогает ли смертная казнь бороться с терроризмом?

21 сентября 2016

В последнее время во многих странах все чаще выносят смертные приговоры за преступления, связанные с терроризмом, контрабандой наркотиков и торговлей людьми. В ООН считают, что такой подход к борьбе с этими явлениями неэффективен, а зачастую и контрпродуктивен. В ходе 71-й сессии Генеральной Ассамблеи в ООН запланирована дискуссия, посвященная разным аспектам смертной казни. В ней участвует помощник Генсека по правам человека Иван Шимонович. Елена Вапничная расспросила его о том, какая связь между ростом терроризма и популярностью этого вида наказания.

*****

ИШ: «Во многих странах угроза терроризма привела к росту числа смертных приговоров и казней. Например, в Йемене в связи с угрозой терроризма вновь ввели смертную казнь. То же самое произошло в Пакистане, где после терактов отменили мораторий на применение смертной казни, который действовал в течение шести лет. Это вступает в противоречие с положениями Международного пакта о гражданских и политических правах, который разрешает применение смертной казни только в случаях наиболее тяжких преступлений. Торговля наркотиками, если речь не идет об убийствах, не рассматривается правозащитными органами в качестве тяжкого преступления».

ЕВ: В ООН проводят целую серию мероприятий – круглых столов, дискуссий, где страны делятся своим опытом, эксперты представляют свои выкладки – все это с целью убедить те государства, где практикуется смертная казнь, отказаться от нее? Дает ли эта работа результаты?

ИШ: «Если посмотреть на тенденции, то 2013 год был весьма опасным годом: число казней в ряде стран было выше, чем в предыдущем году. После того, как на протяжении десятилетий все больше стран отказывались от смертной казни, количество казней вдруг выросло. Это и заставило нас активно включиться в обсуждение вопроса о применении этого вида наказания. Показатели 2014 года говорят о некотором улучшении ситуации, но они весьма неоднозначны. Число стран, практикующих смертную казнь, осталось прежним, то есть оно стабилизировалось. Количество смертных приговоров, приведенных в исполнение, сократилось на 22 процента и составило чуть больше 600 случаев, правда, только зарегистрированных. Ведь не все страны ведут такую статистику. Однако количество смертных приговоров выросло на 28 процентов. То есть складывается парадоксальная картина: меньше людей в реальности подвергаются смертной казни, но больше людей приговаривают к смерти. Мне кажется, что такой рост числа смертных приговоров связан с террористической угрозой и попытками противостоять наркотрафику.

Что касается представления о смертной казни как средстве предотвращения экстремистской деятельности, то для многих воинствующих экстремистов это лишь возможность побыстрее попасть в рай. Так что смертный приговор для них не имеет сдерживающего эффекта, а пожизненное заключение как раз могло бы стать превентивным средством. Кроме того, когда обвиняемый в терроризме подвергается казни, так же, как и в случае применения пыток, он становится мучеником. Создавая мучеников, мы таким образом подталкиваем остальных к тому, чтобы встать на путь экстремизма.

Ну, и обвинения в терроризме могут касаться преступлений, которые не являются террористическими актами в понимании международного права. Они также могут послужить поводом для преследования оппозиции.

Также если посмотреть на то, кому выносят смертные приговоры за преступления, связанные с наркотиками, то это, так сказать, «рядовые». То же самое касается и терроризма. Организаторы, как правило, остаются в тени, а жизни лишают тех, кто попал под влияние фанатиков, внушающих им экстремистские идеи».

ЕВ: Известно, что в обществе бытуют представления о том, что смертная казнь имеет устрашающий эффект и помогает предотвратить преступления. Мы знаем, что это не так. Но как развеять страхи населения, которое в какой-то степени уповает на смертную казнь?

ИШ: «Мы должны заниматься тем, что действительно может предотвратить преступность. Повышение эффективности уголовного правосудия, оперативное привлечение виновных к ответственности – вот это действительно может стать сдерживающим фактором в том, что касается предотвращения. Это подтверждают многочисленные исследования, и об этом нужно информировать общественность. В США, например, вопрос о сдерживающем эффекте сыграл важнейшую роль в решении отменить смертную казнь в ряде штатов. Сейчас этот аргумент уже не так важен, поскольку общественность достаточно информирована. Во многих странах люди не знают о том, что смертная казнь не предотвращает новые преступления, поэтому чрезвычайно важно проводить просветительские кампании на этот счет».

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.