Каковы особенности наркопотребления на постсоветском пространстве?

8 июля 2016

Как выглядит ситуация с потреблением наркотиков на постсоветском пространстве? Растет ли число наркозависимых? Какова структура наркопотребления? Какую помощь в борьбе с наркоманией ООН оказывает бывшим союзным республикам? И можно ли считать, что так же, как и в мире в целом, в нашем регионе наркотики хотя бы раз в жизни пробовал каждый 20-й? На эти вопросы мы попросили ответить руководителя представительства Управления ООН по наркотикам и преступности в Кыргызстане Александра Федулова.

*****

АФ: Я назвал цифру, сложившуюся из совокупных расчетов, которые Управление ООН по наркотикам и преступности получает от всех стран мира. Логика наркопотребления, в том числе, зависит от доступности данных наркотических средств для немедицинского потребления. Основные рынки сбыта незаконных наркотиков – это те страны или те регионы, где конечная, уличная стоимость наркотиков приносит максимальный доход.

Поэтому, как правило, опиаты везут из азиатского региона на рынки европейского и американского континента. Кокаин или лист коки, который, по нашим данным, культивируется в 7 странах Южной Америки, он незаконным образом экспортируется в Северную Америку, страны Европы. Каннабис имеет достаточно широкое поле культивирования: это Азиатский и Североафриканский регионы. Его культивирование наблюдается во многих странах мира, и везде, где есть трафик, есть факт немедицинского потребления. Поэтому структура немедицинского потребления наркотических средств обусловлена доступностью этих веществ, и незаконные опиаты, допустим, афганского происхождения, присутствуют на территории стран бывшего СССР.

Об этом многие страны докладывают в своих отчетах. И наличие этих веществ, конечно же, сопровождается наркоманией. Присутствие новых психоактивных веществ, так называемых «спайсов», тоже оказывают свое воздействие. И наркотики домашнего производства, которые ниоткуда не провезены, но изготавливаются из доступных средств, которые позволяют производить наркотики из лекарственных препаратов.

Такая тенденция тоже существует, но она очень сильно варьируется от одного региона к другому. Если мы говорим о Центральной Азии, то во многом наркопотребление обусловлено опиатами и гашишем, который везут из Афганистана на север в сторону Российской Федерации. А внутреннее потребление каннабиса в некоторых регионах Центральной Азии наблюдается в связи с местными фактами производства конопли, когда ее выращивают и делают марихуану.

НТ: А в центральной части России, наверное, производятся самодельные вещества?

АФ: Да, такая тенденция тоже наблюдалась. Она имеет неравномерную картину, во-первых, из-за географических размеров РФ. Надо понимать, что наркопотребление в такой большой стране неоднородно. Может быть, более детальная информация во Всемирном докладе о наркотиках по конкретно той или иной стране не приводится, но общая тенденция, озабоченность, конечно, присутствует. В частности, это касается наличия героина, который поступает через южные границы России.

Надо отметить, что Российская Федерация очень активно сотрудничала с Управлением ООН по наркотикам и преступности, предоставляла факты. И наличие гашиша и опиатов, ввозимых на территорию РФ, отмечалось и докладывалось в Управление ООН по наркотикам и преступности, чтобы показать эту тенденцию. Конечно же, опиаты не производятся в РФ, по крайней мере, в таком количестве, чтобы можно было говорить об их значительном присутствии. Но вот наркотики афганского происхождения присутствуют на незаконном рынке РФ.

Афганские наркотики, прежде всего, опиаты (героин и гашиш), производимые из конопли вывозятся в трех основных направлениях: южный маршрут через южные границы Афганистана и далее морским путем, балканский маршрут и северный маршрут, который идет через Центральную Азию и далее в Российскую Федерацию. Такая тенденция есть, она четко зафиксирована и, конечно же, является угрозой и вызывает необходимость сотрудничества между странами этих регионов, чтобы предотвращать попытки контрабандного ввоза этих наркотиков.

НТ: А по вашему опыту работы в УНП, какова тенденция? Увеличивается число наркопотребителей в нашем постсоветском регионе? Остается более-менее стабильным? Сокращается? Как выглядит ситуация сейчас?

АФ: Я бы мог так прокомментировать, исходя из данных Всемирного доклада о наркотиках, который готовило УНП ООН в 2016 году, не наблюдается резкого всплеска или роста количества наркозависимых лиц. Для этого существует несколько факторов. Во-первых, мы в УНП ООН понимаем, что существует определенная часть наших сограждан, которая, по тем или иным причинам, допускает для себя лично немедицинское потребление наркотиков. Но это число всегда более-менее стабильно, нет резкого всплеска.

Этому способствуют разные причины, не только связанные с субъективными или личностными характеристиками, это гораздо более сложное явление. Нет фиксированных фактов, что резко выросло потребление, хотя количество наркозависимых граждан зарегистрировано во всех странах этого региона. Но нет и уменьшения, к сожалению. Это факт, который мы видим из поступающих к нам докладов. Я бы не сказал, что наличие контрабанды наркотиков приводит к резкому всплеску. И общемировые цифры, и общемировая тенденция как раз это подтверждают.

Более того, если в ретроспективном ключе посмотреть на статистику предыдущих лет, можно сказать, что правоохранительная деятельность по всему земному шару, включая регион бывшего Советского Союза, говорит об увеличении изъятия незаконных наркотиков практически в два раза. То есть усилия государств приводят к тому, что рынок незаконных наркотиков испытывает правоохранительное воздействие, и не допускается массовое распространение наркотиков в целом на территории региона.

Эти меры приводят к результату. Я имею в виду работу полицейских, специальных служб, компетентных органов в области наркоконтроля и, соответственно, усилия и программы по борьбе с наркотиками, в том числе и в Российской Федерации, имеют воздействие. Государство не допускает массового всплеска предложения незаконных наркотиков. Это очень положительная тенденция. И в этом смысле нет исключений. Практически все страны тратят на это внимание, средства, время. Это приводит к тому, что количество наркозависимых лиц в регионе остается стабильным.

НТ: На данном этапе вы ведете какие-то проекты в странах Центральной Азии?

АФ: Да, конечно ведем! Наша организация очень активно работает на всей территории Центральной Азии.  Непосредственно в Киргизской Республике мы осуществляем проект, направленный на поддержку деятельности Государственной службы по контролю над наркотиками при правительстве. То есть Управление ООН по наркотиками и преступности непосредственно участвует в режиме контроля и нераспространения наркотиков. Работа в этой области состоит из 4-х основных направлений: мы при поддержке и финансировании наших доноров реализуем работу по совершенствованию законодательства, регулирующих норм, занимаемся восстановлением инфраструктуры, оказываем содействие в проведении тренингов по закупке специальной, экспертной и автомобильной техники, ну и, наконец, поддерживаем региональное и международное сотрудничество, когда деньги УНП ООН позволяют нашим коллегам встречаться, проводить встречи, координировать обмен оперативной информацией как в регионе, так и за его пределами.

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.
Загружайте приложение для мобильных устройств:
   Для устройств iOS
   ♦ Для устройств Android