Видеоигры и музыка как средство вербовки террористов

30 июня 2016

Террористические группы стали «магнитом» для молодых мусульман. Они заманивают новых рекрутов примитивными лозунгами и, по выражению Генерального секретаря ООН, «сладкозвучными песнями». В четверг члены Генеральной Ассамблеи обсудили, насколько эффективна контртеррористическая стратегия ООН, принятая пять лет назад. Один из главных элементов стратегии - предупреждение. Правительства и Интернет-кампании уже задумались о том, как противостоять потоку пропаганды со стороны ИГИЛ. По некоторым данным, с июня 2014 года число иностранных боевиков в рядах «Исламского государства» удвоилось и достигло 30 тысяч. Продолжает  Елена Вапничная.

*****

Директор Контртеррористического центра ООН Джехангир Хан говорит, что портрет сегодняшнего террориста сильно изменился:

«Сегодняшние боевики-террористы – это не взрослые мужчины, это фактически дети, молодежь – и женщины. И это поразительно».

И в ИГИЛ прекрасно понимают, как и чем можно привлечь в свои ряды молодых людей, которые часами сидят в сети. Террористы выпускают рассчитанный на молодежь Интернет-журнал «Дабик», транслируют радиопередачи на пяти языках, выпускают видеоигры. Недавнее видео демонстрирует новый жуткий вариант игры в прятки: дети, вооруженные пистолетами, в развалинах старинного замка разыскивают связанных пленников, а найдя, убивают. Технари ИГИЛ разработали новое приложение, позволяющее загружать подобные видео мгновенно. А музыкальный отдел – есть и такой – выпустил новый нашид. Это – традиционная вокальная форма, исполняемая без сопровождения. Нашид называетя «Я – муджахед. До недавнего времени ИГИЛ насчитывал 20 тысяч аккаунтов в Твиттере. Заместитель Генерального секретаря по политическим вопросам Джеффри Фелтман признает, что экстремисты сумели мастерски обратить преимущества Интернета в свою пользу.

 «То, как ИГИЛ использует в своих целях Интернет – это уже совсем другой уровень. Они сумели привлечь на свою сторону для участия в конфликтах в Сирии и Ираке 30 тысяч боевиков-террористов из сотни стран. Они также убеждают людей совершать теракты в своих собственных странах».

В ответ многие западные правительства обратились к руководству он-лайн платформ просьбой блокировать страницы пользователей, симпатизирующих ИГИЛ. Моника Берхард занимается разработкой политики «Фейсбук». Она говорит, что принимая подобные решения, компаниям приходится учитывать разные факторы.

«С одной стороны, нужно обеспечить безопасность людей, с другой, мы должны гарантировать нашим пользователям конфиденциальность. Это две очень важные  задачи, и я, пожалуй, добавлю третью – это свобода выражения мнений».

Тем не менее, многие поставили безопасность выше других соображений. Твиттер уже заблокировал тысячи подозрительных аккаунтов. YouTube стал более оперативно удалять неподходящие видео.  Сервис «Телеграмма», который служил для ИГИЛ главным каналом передачи сообщений, блокирует их уже с середины ноября.

Вице-президент Майкрософт Стив Браун считает, что Интернет-платформы должны координировать свои действия.

«Мы должны научиться разговаривать друг с другом, понимать суть проблем. Мы хотим внести свой вклад в эти дискуссии и считаем, что в результате должна быть выработана политика, которая бы учитывала, как интересы Интернет-компаний, так и интересы  пользователей по всему миру».

По некоторым данным, ИГИЛ становится все труднее вербовать молодежь в свои ряды. Многих подростков, которые узнали об ИГИЛ в Интернете и поддавшись пропаганде, присоединились к террористам, ждало разочарование. На подконтрольных ИГИЛ территориях, Интернет запрещен. Не везде разрешено пользоваться даже мобильными телефонами. Там, где они есть, полиция регулярно проверяет их на предмет «подрывной» информации.

Джехангир Хан говорит, что многие подростки возвращаются домой.

«Некоторых из этих подростков заманили, заставили отправиться в зоны конфликта. И многие из них не совершали преступлений. Они попали туда не вполне по своей воле. И когда они возвращаются, в первую очередь, нужно собрать свидетельства того, что они действительно совершали злодеяния и тогда ими уже должны заняться судебные органы. Но получить такую информацию чрезвычайно трудно, а порой невозможно».

Как быть с теми, кого нельзя уличить в причастности к преступлениям?

«И что с ними делать? Их как-то нужно реинтегрировать в общество. Это и есть наша конечная цель – помочь им вернуться в общество: вернуться к учебе, к профессиональному образованию и в свои семьи. Вот что самое главное».

А пока ИГИЛ объявил, что намерен уйти в Интернет-подполье – так называемую «темную паутину», куда не могут попасть обычные пользователи и где можно сохранить полную анонимность.

 

Подписывайтесь на нашу рассылку.