Антон Басенко: «После многолетнего употребления наркотиков вопрос о кайфе уже не стоит»

Антон Басенко: «После многолетнего употребления наркотиков вопрос о кайфе уже не стоит»

Укороченная версия интервью

Елена Вапничная познакомилась с Антоном в 2016 году в ООН, где он был одним из организаторов слушаний гражданского общества в преддверии июньского заседания Генассамблеи по вопросам ВИЧ/СПИДа. Антон представлял на встрече Альянс общественного здоровья и Международную сеть наркопотребителей. Вот его история: 

АБ: Я всегда занимал лидерские позиции в компании, ну и это же лидерство меня и привело к употреблению наркотиков, поскольку первые эксперименты со всякими веществами приходилось делать мне. Ну, это мой первый контакт. В дальнейшем развитие клубной индустрии и появление в Киеве, в Украине новых наркотиков, которых в Украине до того не было, таких как экстази, амфетамины, кокаин – это все еще глубже и глубже меня втягивало. Ну, это совсем такой ранний этап моего потребления, а уже самый проблематичный – это употребление опиоидных наркотиков: сначала героин, потом на «ширку» перешел, то есть наш кустарный атицеллированный опий - такое подобие героина, домашнее и грязное. На эти вещества я попал в результате бурной ночной клубной жизни и увлечения стимуляторами, поскольку их длительное употребление приводит к бессоннице, депрессиям и я исключительно в этих целях начал принимать опиоиды: чтобы заснуть после работы в ночном клубе, потому что я там еще и диджеем подрабатывал. Ну и 11 лет инъекционного потребления опиоидов со всеми вытекающими: то есть более 50 попыток лечения, детоксикации, реабилитационные центры с разными подходами, терапевтические сообщества, религиозные и так далее, отъезды в село. Весь набор уличного потребителя: то есть разорваны связи с семьей, я преимущественно жил на каких-то даже не квартирах, а притонах, ночуя даже в парадных, в каких-то заброшенных строениях, преследуемый правоохранительными органами, потому что сам факт употребления наркотиков уже предполагает нахождение за гранью закона, потому что ты ежедневно приобретаешь эти наркотики, деньги на них ты находишь тоже, скорее всего незаконным, криминальным путем. И слава богу, что в 2004 году, будучи уже участником программ по снижению вреда – обмена шприцов, я узнал, что в Украине начался пилотный проект по заместительной терапии. Он начался тогда с препарата бупренорфин, метадон подключился позже, но я был одним из тех 30 счастливчиков, которые попали в число первых клиентов программы, и на сегодняшний день уже 11 лет являюсь клиентом этой программы. В принципе я сейчас в условной «чистоте» столько же [времени], сколько я употреблял уличные наркотики.

ЕВ: Скажите, пожалуйста, как это происходит, куда Вы приходите, как часто…

АБ: Изначально программа построена таким образом, что ты ежедневно приходишь в медицинское учреждение – они могут быть совершенно разные, не только наркология – под присмотром врача ты принимаешь строго контролируемую дозировку, которая не вызывает эйфории, а просто поддерживает твой организм в том необходимом для полноценной качественной жизни состоянии.

ЕВ: Ну,тогда, скажут: а в чем же его смысл? Эйфории он не дает,  действие его отличается от обычного героина, скажем, а как он помогает потребителю избежать вот этой «жажды»?

АБ: Людям надо понимать такую простую вещь, еще один миф, что все потребители, которые десятилетиями принимают наркотики, чувствуют все время какую-то эйфорию, это абсолютно не так. Как таковая эйфория, как таковой кайф заканчивается в первые годы и при уже систематическом употреблении ты просто принимаешь свою дозу, дабы ввести себя из «минуса» в «ноль», в некое нейтральное состояние, чтобы встать с кровати, дойти из одного места в другое. То есть с годами систематического употребления уже не стоит вопрос получения кайфа, стоит вопрос приведения себя в какой-то божеский вид, в порядок - для того, чтобы как-то функционировать нормально и элементарно подняться с кровати. И этот вопрос решается заместительной терапией и ее препаратами. Более того, их влияние на опиоидные рецепторы в нашей голове таково, что при получении определенной дозы они насыщены и у тебя нет позывов к поиску еще чего-то, потому что они удовлетворены. Но при этом ты ничем не отличаешься от обычного нормального среднестатистического человека, и я думаю, что если бы я Вам не представился и не сказал, кто я есть, то, возможно, Вы бы даже и не подумали.

Загрузить

Мы познакомились с Антоном Басенко в ООН  на слушаниях гражданского общества в преддверии июньского заседания Генассамблеи по вопросам ВИЧ/СПИДа. Он был одним из организаторов этой встречи и представлял украинский «Альянс общественного здоровья». В ходе разговора выяснилось, что Антон – наркопотребитель. Точнее – в прошлом наркоман, за 11 лет перепробовавший разные наркотики: от экстази – до героина, а сегодня – клиент программы заместительной терапии и активист.  Он – член правления «Международной сети людей, потребляющих наркотики». Елена Вапничная расспросила его о том, как  ему удалось изменить свою жизнь, как работает заместительная терапия, хотят ли наркоманы избавиться от зависимости и почему это нельзя сделать усилием воли.

Длительность
15'
Photo Credit
Фото Радио ООН